У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

STAR WARS. Падение

Объявление


Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

20 год Явинской Битвы.
Империя и Республика
Тьма и Свет

Добро пожаловать в по-настоящему суровый мир Звездных Войн.
В нашей Галактике мы уважаем старый канон Расширенной Вселенной, однако, следуем по нему авторским сюжетом. Вы можете присоединиться к одной из солирующих на галактической арене партий, или основать свою собственную, но помните, что у нас будущее зависит только от нас самих, а любая ошибка может стать последней.


17.07.2019 - Обновлены списки эпизодов и добавлены новые акции. 08.07.2019 - В Holonet добавлены статьи по самым известным организациям ДДГ, так же пополнен раздел "Государств", где нас знакомят с Хейпсом и Хаттским Пространством.
25.05.2019 - Обновлен дизайн, изменено расположение некоторых разделов для удобства, а так же выставлены все очки Силы и навыков за закрытые эпизоды.
19.02.2019 - Техники Силы, наконец, перенесены в соответствующий раздел, в ближайшее время вам будут выставлены положенные баллы, можете выбирать свои навыки :) Список практически полный, на рассмотрении находятся еще несколько техник, в случае их добавления, мы вас оповестим.
21.01.2019 - Итак, дорогие мои, мы отгуляли все праздники и каникулы, пора потихоньку возвращаться в строй и раздавать поднакопившиеся за время безделия долги.
10.12.2018 - Нам исполнился ровно год, с праздником, дорогие форумчане!
В виду массовой загруженности, до середины января у нас объявляются мини-каникулы, амс никому не будет напоминать про посты и, вообще, особенно "отсвечивать" в Силе, подготавливая и расставляя по местам все обновления.
Galaxy
Tirant
GM



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS. Падение » memory » Власть огня [Орд-Мантелл]


Власть огня [Орд-Мантелл]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

ВЛАСТЬ ОГНЯ


ваше изображение к эпизоду, не более 600*200


Миг, в который из искры рождается пламя, полностью принадлежит только Великой Силе

Дата:

Место:

20.10.19ПБЯ

Орд-Мантелл; Дворец Правления

Участники:

Предупреждение:

Члены Республики, члены Империи и свободная пресса

18+
(возможно сцены жестокости и кровопролития) 

аннотация:

►►► Столько сил и средств было потрачено властями Орд-Мантелла к этому знаковому событию,
столько гостей приглашено, что надежды остаться в истории обязаны были сбыться. Весь свет и элита Галактики собрались сегодня в отреставрированном Дворце Правления, в церемониальном зале, дабы наблюдать, как два извечных противника, наконец-то, искренне пожмут друг другу руки и подпишут полноценный мирный договор. И вот уже гости заняли свои места, власти собрались в центре зала, и за ширмой помпезности никто не заметил своевременно, когда что-то пошло не так. 
◄◄◄

+1

2

Жаркое солнце Орд-Мантелла стояло в зените. Короткие тени не давали и кратковременного прибежища горожанам и их питомцам в равной степени изнемогающим от страшной жары, и блестевшие сталью крылья челнока раскалились настолько, что лишь безумец отважился коснуться их рукой.  Лишь на два коротких шага трап Лямбды был укрыт тенью и даже ее не хватало, чтобы придать пафосной глубины полумраку царящему внутри, за открытыми гермозатворами шлюза. Как не велика была тяга создать антураж, который так любил Палпатин, с густым мраком и туманом ползущим вдоль ног, сегодня требовалось иное впечатление, иная атмосфера. Черные сапоги мерной дробью каблуков отстучали по опущенному трапу, пока высокий мужчина в неком подобии пальто из плотной, но легкой ткани на свету дающей насыщенный сине-фиолетовый оттенок с расшитыми в причудливый узор алым шнуром рукавами и воротом, не преодолел последний отрезок территории корабля и не ступил на сухую, покрытую тонкой поземкой песчаной пыли землю республиканской планеты. Плотная маска скрывала его лицо и только в тьме прорезей можно было рассмотреть отблески света, отражающиеся от белка глазниц. Капюшон скрывал голову, а высоко застёгнутый ворот пальто мешал предположить наверняка, что за одеяние избрал под него гранд-визирь Империи. Длинные полы скрывали и ноги, но при широком и энергичном шаге, каким всегда передвигался ситх, можно было присмотревшись в центральном разрезе рассмотреть, что в высокие полированные офицерские сапоги заправлены вполне тривиальные черные штаны узкого покроя. Ничего лишнего, все сдержанно и со вкусом, гранд-визирь не отступал от собственных пристрастий даже ради подобного мероприятия, возможно первого и последнего из таковых в своей жизни.
Спустившись, он бросил короткий взгляд на Прокуратора, который уже стоял в ожидании более высокопоставленных персон, прибыв раньше согласно регламенту, в котором была нужда лишь ради той же помпезности и ничего более. Рядом с ним место занял гранд-адмирал и тот самый мальчишка, которого Озай пристроил в Следственный Комитет, но сегодня зачем то пожелал взять с собой. Обычно мотивация чужих поступков была весьма важна и интересна для него, все чаще страдающего приступами паранойи и подозрительности, но сегодня Ритхилт решил не заострять на этом внимания. Кето был своеволен и горяч, и сочетание этих качеств делало его плохо прогнозируемым, и это настораживало. Но за четыре минувших года несмотря ни на что у алдераанца не было ни одного фактического события, чтобы заподозрить брата в намерении предать или обмануть. К тому же было и другое обстоятельство, которое сегодня слишком настойчиво отвлекало холодный и хваткий ум гранд-визиря от таких невеликих дилемм. С самого утра мелкие, но раздражительные непредсказуемые нюансы вливались в заранее выстроенную и распланированную в его голове до каждого дюйма и каждой минуты картину событий. Неясное чувство обосновалось в груди и ворочалось там, постоянно напоминая как уязвимо сознание к эмоциям, которые упущены от контроля. Ритхилт очень хотел бы отдать приказ остановиться, задержать церемонию, чтобы остаться наедине в тишине каюты и опустившись в привычную позу, погрузиться в медитацию. Проникнуть сквозь потоки Силы в это неясное, колеблющееся каждую секунду будущее и разгадать возможные причины своего беспокойства. Он очень хотел бы этого, но сегодня время было против него и его желаний, и ситх был вынужден подчиниться. Слишком тщательно скрывая свое лицо и свою сущность, сегодня Ритхилт С'анар признал, что это решение сыграло против него.  Он не мог разом открыть миру подобную тайну, не рискуя принять фатальные последствия. А иного способа остановить церемонию не было.
Глаза под маской сузились, встретившись взглядом с братом. Здесь могли быть джедаи и скорее всего были, и Сила внутри него была запрятана всеми доступными уловками так глубоко, что он ощущался в ней как обычный человек. Привычно золотые радужки сейчас были карими с зелеными и серыми вкраплениями. Но Озай был его братом и давним соратником, и по взгляду мог понять, что соправитель Империи испытывает чувство, схожее с досадой.  Мужчина замедлил шаг на один миг, но так ничего и не сказал, просто двинувшись вперед по нагретой солнцем платформе, выводящей прямо к одному из входов во Дворец. Гвардейцы выстроились согласно порядку церемонии, окружив группу имперцев, и таким защищенным казалось бы звеном они преодолели весь оставшийся путь, пока перед ними не распахнулись высокие двери парадного павильона. На секунду запрокинув голову не более, чем приемлемо для человека его положения, Ритхилт оценил восстановленную лепнину арки и шагнул через порог в прохладный коридор здания.
[nick]RYTHLIT S'ANAR[/nick][status]гранд-визирь Империи[/status] [icon]https://b.radikal.ru/b29/1802/a2/fa3dc63dae41.png[/icon]

Отредактировано Ozay Keto (16.02.18 01:02)

+4

3

Озай не испытывал никаких чувств в тот миг, когда стоял и смотрел на возвышающееся впереди здание, вокруг которого уже зависли как насекомые над добычей лендспидеры прессы и просто любопытствующих. Он спустился с трапа своего корабля первым – презрев регламент и правила безопасности – и сам не понимал причины своего непродуманного, граничащего с вызовом поведения. Он спускался легко, даже не покачнувшись – хотя трап все еще продолжал опускаться и коснулся земли ровно в тот момент, как сапог прокуратора ступил с его края на землю. Он вышел с идеально прямой осанкой, сцепив руки в запястьях за поясницей – точно небрежно бросая в лицо всей Републике: давайте, стреляйте. Даже не подумал сменить мундир на нечто менее броское или хотя бы сверху накинуть пальто или робу. Вместо этого классический черный китель сиял на солнце знаками отличия и наградными планками, а пряжка пояса горела серебристо-серым пламенем так что слепила глаза. Даже штаны были сменены с привычных зауженных на стандартные «голифе» в совокупности с офицерскими же сапогами. Оружия при прокураторе не было видно невооруженным взглядом, не было кобуры, да и магнитные крепления на поясе хоть и присутствовали, но были пусты.
Высвободив руки, он перенес кисти вперед, с давлением переплетая их меж собой напряженными растопыренными пальцами – не ради мифического ритуала, а просто поправляя новые перчатки, которые постоянно сползали. Потом, поправив фуражку, снова принял ту позу, в которой спустился и застыл с расставленными на уровне плеч ногами, вскинув гордо подбородок. В привычном его облике было нечто нетипичное – на лице не было маски. Острое, скуластое, с смуглой кожей типичного жителя Ондерона, легко загорающей даже на космическом свете до светло-бронзового тона с золотистым отливом, оно бросалось в глаза прежде всего шрамом, пересекающим наискось от переносицы до нижнего края челюсти по правой щеке.  Рыжевато-русые волосы прятались под головным убором, и только более темные брови хмуро нависали над глазами. Когда вторая Лямбда завершила посадку, и с трапа высыпали разряженные в парадное гвардейцы, за которыми показался и гранд-визирь, Озай повернул голову в его сторону с завидной леностью. Интересно, многие ли сравнивают нас с знаменитой прежде парочкой Палпатина и Вейдера? Умный, расчетливый, харизматичный – он. Сдержанный. Прагматичный. И вечно бросающий вызов церемониалу клинок в его руке для устранения врагов внешних и внутренних – я.  Хм.
Озай не шевельнулся. Он спокойно выдержал взгляд брата, отвечая ему непроницаемым отражением в своих серо-голубых глазах и отсутствием какой-либо тени улыбки даже. Ему не нужно было слов, чтобы понимать настроение визиря, и ему не нужно было демонстрировать каким либо образом, что Виджил не находится в абсолютном спокойствии духа. Что бы там не беспокоило брата, Кето чувствовал – пусть и более туманно – всю дорогу сюда тоже самое. Холодной льдиной сосало под диафрагмой, вызывая постоянно желание с усилием потереть эту области. Иногда – забывшись – он даже подчинялся этому порыву и потом лишь раздражался еще больше. Раза три рука уже ложилась на кнопку вызова связи с вторым шаттлом, и губы уже готовились произнести страшную фразу отмены распоряжения к высадке. Но каждый раз он упирался в то, что у него нет мотивов – никаких, кроме этого неуютного ощущения. Но могло статься, что оно связано не с подписанием договора, а с леди Инарой, которая так и не прибыла к точке сбора на орбите Орд-Мантелла в назначенный час. Хотя ее клятвы еще несколько дней звучали крайне убедительно – сегодня ее не было. И оставалось лишь надеяться, что женщина – как и все ее племя – просто опаздывает, не рассчитав прохождение какого то контрольного пункта. Потому что в противном случае именно он – прокуратор – имел все шансы получить на свою голову наедине во всей красе и бешенстве гнев брата. И даже заново пожалел о том, что уступил в очередной раз этим настойчивым уговорам давней соратницы позволить ей отправиться с очередной миссией куда то там. Куда – в данном случае не имело никакой важности. Даже если она бы летела на Дантуин, гнев брата не стал бы менее яростным не вернись она оттуда.
Имперская делегация прошла до самого входа, никем и ничем не потревоженная, но он почти физически чувствовал сотни глаз этого республиканского мира, направленные на них. И только крепче сжимал губы, всем своим видом демонстрируя образец невозмутимости, ступая на два шага позади гранд-визиря, гранд-моффа и гранд-адмирала. Его кузен держался рядом, но  еще на два шага позади – хотя Озай взял его больше из родственных соображений, чем из какого о высшего смысла лично посмотреть на историческое событие – и не путался под ногами. Однако, когда у входа Ритхилт замедлился и дистанция сократилась, Озай наклонился и коротко шепнул Линтону:
- Держись в стороне, в тылах. Слейся с толпой  - но не уходи далеко. Мы не дома все же. – и потом как ни в чем не бывало проследовал внутрь. Их места были в первых рядах, обращенных по кругу к помпезному каменному столу, какой то древней реликвии очевидно из доисторических времен, застывшему посредине. Напротив уже рассаживались республиканцы, ибо Мон Мотму в ее белоснежных одеяниях Озай никогда бы ни с кем не спутал. Заняв свое место, он бросил последний взгляд на застывших в стороне от посадочных мест гвардейцев и снова сфокусировался на каком то напыщенном чиновнике, вышедшем в центр и взявшим слово.
Церемония началась.

+3

4

Линтона тревожили сны в последнее время. Вроде и нет какого-либо обычного видения, но все же последний сон встревожил молодого пророка не на шутку. Он видел во сне взрыв. Сон был мутным, не было каких-то подсказок, просто был взрыв и всё. Даже пострадавших не было видно, все детали уж больно размытые были.
Порой такое бывает даже у самых лучших пророков, по крайней мере, так говорили старшие пророки их Секты.
«Просто так такие сны не снятся. Но ведь это не значит, что взрыв будет в прямом смысле слова. Может это предсказание гнева моего начальника?» - Подумал Кето, пытаясь отогнать мрачные мысли. Ярость начальства была ему известна, поэтому сравнить её с взрывом можно легко.
Но ведь не всегда простой ответ - самый верный.
Надо будет над этим подумать, поразмышлять. Но позже, после этого скучного мероприятия, на которое его взял товарищ Прокуратор, он же Озай Кето - учитель и любимый кузен.

Пророку было неудобно среди этой элиты Бастиона. Здесь не Ондерон и Линтон тут не член королевской семьи, а младший помощник заместителя главы Следственного Комитета Бастиона. Конечно, он не последний человек там, но все же не имеет никакого отношения к правящей верхушке Империи.
Но все же Кето держался уверенно, пусть и в тоже время старался быть незаметным. Члены Следственного Комитета должны быть порой таковыми, так легче искать врагов, если тебя никто не видит и в тоже время ты у всех на виду.
По этой причине не было никакой помпезной одежды. Простая униформа члена Следственного Комитета согласно своей должности, не более. Разве что в потайном кармане куртки у него небольшой бластер и световой клинок. На всякий случай.
«А ведь я тоже должен по идее выглядеть шикарно. Хотя, я не жалею. Научился давно жить просто, спасибо Секте и спасибо году скрытной жизни, когда не пощеголять в красивых одеждах.» - Подумал Линтон.

Всех важных шишек Бастиона он поприветствовал, как подобает и больше не светился. Ему было достаточно и того, что он может наблюдать за своим кузеном и убеждаться каждые пять минут, что с ним всё в порядке. Прокуратор был достаточно соблазнительной мишенью для атак. Нет, не в прямом бою, таких самоубийц нет, но плести против Озая различные интриги - почему бы и нет? Даже сам Линтон может стать лишь средством, чтобы навредить своему кузену. Поэтому и нужно стать сильнее, побыстрее освоить Силу и получить еще большую силу, чем та, которой он обладает сейчас.
Мда, вот тебе и жадность тех, кто на Тёмной Стороне, но с другой стороны, он жаждет силы не для себя самого, не силы ради силы, а чтобы защитить близких. Если после этого джедаи будут считать его злом - то пусть идут к чёрту!

Из собственных размышлений его вывел голос Прокуратора, который дал ему кое-какие инструкции. Значит, все же бдительности не теряет и умеет действовать не только напрямик. Линтон итак собирался это сделать, но услышать подобные разумные слова из уст уважаемого им человека приятно слуху.
- Так точно, - только и ответил ровным тоном юноша. Это наедине они двоюродные братья, учитель и ученик, да и просто близкие. А на людях же Линтон никогда не позволит себе панибратства в отношении Озая, даже несмотря на родственные связи.
Кето находился достаточно далеко, чтобы не мозолить глаза всяким высшим, когда все они заняли свои места.
Жаль, конечно, что не удалось собрать даже крупицы информации об этом месте. Хотелось не просто описаний из общедоступной библиотеки, а выяснить, есть ли тут какие тайные ходы, или возможные ловушки и прочее. Что угодно могло пригодиться.
Неизвестно пугает, но пророк умел прятать свои страхи глубоко.
«Дворец, почему-то дворцы всегда вызывают противоречивые чувства. Красивые и в тоже время в них постоянно кто-то дохнет.» - Подумал помощник заместителя главы. В различных рассказах, которые он читал, во дворцах бывали всякие перевороты, убийства, заговоры и прочая такая шелуха. Да чего уж там, за примерами далеко бегать, даже в реальности это происходит.
Да и в целом информационная беспомощность раздражала.
По этой причине юноша старался не упускать из вида всё окружение. Может что-то удастся увидеть? Что-то, или кого-то подозрительного? Скорее всего, нет, но попытаться стоит.

+3

5

- Ты летишь, Тари, и ничего не хочу слышать, - директор канала Чалмерс Скини был непреклонен. Его суровое лицо сейчас выражала сочувствие во всех доступных ему формах. – Я прекрасно понимаю, что у тебя семейные дела, или разлад, или еще что. Но мне некем тебя заменить. Практически все журналисты, которым открыт доступ на территорию имперских, сейчас или в больнице или недоступны. Тари, мы не можем упустить такое событие!
- Ну, мистер Скини, войдите в мое положение, если я не прилечу домой в эти дни – моя мать меня убьет. У нее были планы, ну понимаете, - рыженькая печально вздыхает, она не хочет лететь домой, не хочет смотреть на очередного жениха. Но папа же услышит, если она будет врать, что не сопротивлялась.
- Милая моя, я знаю, как обстоять дела у тебя дома, я с твоим отцом поговорю, обещаю. А теперь бегом за всем необходимым, ты летишь с Терри, один из наших талантливейших операторов.
- Правда? Поговорите? Я вас обожаю! – девушка чуть ли не перескакивает стол и обнимает мужчину, целуя его в щеку. – Я уже убежала! Спасибо-спасибо-спасибо! Только тут же позвоните отцу. Меня нет!
Такие вот переговоры были уже не в первый раз. Дочь отчаянно не хотела выходить замуж, особенно за вот таких, подобранных мамой, правильных мальчиков. Ей куда интереснее были безумные заварушки, горячие точки, чем семейные посиделки. Отец понимал свою дочь, и на такое поведение смотрел сквозь пальцы. Особенно если звонил и договаривался с ним давний знакомы и, уже можно сказать, приятель Чалмерс Скини.
Тариниэль, дочь владельца борделя и помощницы сенатора, известная журналистка и головедущая, сейчас как девочка вприпрыжку неслась к одному из спидеров компании. Там ее уже ждал невысокий щуплый бородатый мужчина. Терри Вудворт, один из лучших операторов и давний товарищ Тари, с которым они отсняли уже не один сюжет. Он только сочувственно кивнул, видя как девушка вылетает из здания, таща с собой походную сумку.
- Опять вечер знакомства пропускаешь? – спросил он, садясь за руль.
- Знаешь, мне иногда кажется, что моя мать все это делает только за тем, что бы выбесить меня. И что бы я держалась от дома как можно дальше.
- А может она просто заботиться о тебе и желает добра, пусть и по своему? – парень явно сам не совсем верит в то что говорит, и ответом ему служит саркастическое хмыканье. – Ладно-ладно, но может она просто хочет что бы ты прекратила шляться по Галактике и влипать в неприятности?
- Она просто хочет выделиться перед своими коллегами. И возможно заключить выгодную сделку, но вот уж нет! Я лучше подамся работать к папе в бордель, чем так? – Тари в сердцах шлепает рукой по своей сумке.
- В качестве кого? – тут же ухмыляется напарник.
- Бухгалтера! А тебе я дам по шее за наглую рожу! – она и правда слегка шлепает товарища по шее.
- Руки прочь от свободных журналистов! Я просто ищу сенсации, Тариниэль Нио – служащая одного из самых богатых борделей Абригадо – а что, звучит!
- Да ну тебя, дикут, я лучше останусь пока корреспондентом, - улыбается Тари.
- А жаль, - Терри зарабатывает очередную оплеуху от напарницы, но времени зубоскалить уже нет. Ребята как раз подъехали к космопорту, где их ждал корабль. Сегодня они полетели на обычном фрахтовике YT, принадлежащим Терри. А свой кораблик Тари пока оставила в доке, не было времени его сейчас поднимать. Да и так матери было проще отследить непутевое дитя и выйти на связь.
***
Они прибыли на Орд-Мантелл заранее, как того и требовали все нормы. Девушка захватила строгий черный брючный костюм и темно-синюю рубашку к нему. Распущенные рыжие волосы неплохо оттеняли строгий наряд. Им, как довольно крупной журналистской компании выделили отдельный лендспидер. Девушка привычно стала так, что бы занимать лишь угол экрана, демонстрируя прибывших людей и комментируя их появление. Тари делала это умело и профессионально. Она чувствовала людей и даже немного снимала сверху их эмоции, приводя примеры из жизни. Пока, наконец, не прибыл один из довольно темных лошадок. Появился сам Прокуратор, сияя настроением, улыбкой и формой. Красивый мужчина и очень харизматичный. О нем ходило много разнообразных слухов и домыслов. И множество каналов и почти вся пресса отдали бы многое, что бы разузнать о его личной жизни. А дальше прилетел гранд-визирь, довольно сложный человек. Мужчина в маске, от него исходили довольно неприятные эмоции, и Тари даже немного поежилась, практически не комментируя его присутствие. Остался почти незамеченным и родственник графа Кето, юный протеже. Почти, но все же Тари не смогла не сказать пару слов и о парнишке.
- И так, дамы и господа, сиятельный граф Кето сегодня так же прекрасен как и погода, не омрачившая сегодня подписание договора. Глаза сияют под стать его настроению и мечтам девушек половины галактики, - разливалась журналистка. – А вот гранд-визирь хмур и не спешит показать публике лицо. Впрочем, дорогие телезрители, мы с вами привыкли к этому своеобразному человеку. И каждый имеет право на свои личные тайны, - девушка тут на секунду прекратила улыбаться, полуотвернувшись от камеры, но снова взяла слово. – А молодой красавчик рядом с Прокуратом сейчас только подчеркивает статус, можно сказать семейное сходство на лицо. Возможно, мы видим будущего приемника? Или же это просто для того, что бы потешить наши души?  Впрочем молодой человек сейчас слишком серьезен, в свете грядущего события. Это дает нам надежду на то, что и молодое поколение так же стремится к миру и порядку душой и телом, - девушка закончила речь и перешла к республиканцам, освещая их персоны. А затем и вовсе ушла из кадра, что бы оператор мог трудится дальше сам, просто красиво снимая церемонию. Сама же Тари облегченно вздохнула, девушка расстегнула пару пуговичек тесной рубашки и с интересом уставилась вниз. Сейчас она вытащила свою портативную камеру и снимала отдельные моменты и реакцию некоторых политиков и чиновников на данное мероприятие, потом и ее кадры тоже можно будет использовать для передачи. Но она чувствовала странное отражение эмоций. Сложно понять чьих, но тревога никак не отпускала молодую журналистку.

+3

6

Роскошный зал, сияющий тысячами огней был освещен от самого дальнего своего угла до центра, точно в разуме реставраторов крылось опасение о том, что кто из гостей не сможет рассмотреть во всех личных подробностях прочих. Хотя Ритхилт предпочитал молочно-белые интерьеры в своем окружении, насыщенные узоры росписи стен и изысканные мозаики производили  на него благоприятное впечатление, и задумчивый взор каре-зеленых глаз скользил по стенам жадно впитывая увиденное.  На какой то короткий как выстрел миг в сознании его пронеслась сквозная мысль о том, что Адрия зря не прибыла к этому мероприятию, потому что он, наблюдая за ней, имел теперь основания предполагать вполне закономерно, что подобная роскошь красок и обилие бессмысленного по назначению, но явно дорогого по раритетности своей антуража пришлась бы любительнице хейпанских стилей по душе.   Короткое движение головы вперед и легкий наклон, с поворотом назад, лишь для того чтобы коснуться взглядом брата, присевшего на отведенное ему место несколько в стороне от него самого. Озай казался напряженным, хотя это невозможно было уловить ни в лице его, ни в действиях, но бывший младший пророк, а ныне лорд ситх не долго бы сумел выжить в Империи, не умей он заглядывать глубже очевидного. И хмурятся под маской черные брови, потому что в совпадения Ритхилт давно перестал верить, склонный быть уверенным в том, что их не существует, но есть холодный и методичный расчет. Если что-то кажется совпадением, вероятно нечто ценное было упущено из виду и теперь отчаянно пытается достучаться из подсознания, либо же это кажется только одному из действующих сторон, тогда как для второй это мнимое совпадение есть тщательный расчет.
Худые пальцы в перчатке скользнули по выставленному вперед колену, будто вспахивая борозды по ткани. Гранд-визирь сидел так, убрав одну ногу под кресло с опорой на носок сапога, а вторую выставив в прямой угол сгиба колена на полную стопу, чтобы иметь возможность встать быстро и непринужденно со всей присутствующей ему элегантностью и легкостью движений.  Он не намерен был позволить республиканцам иметь хоть один повод дурно высказаться о имперской делегации, но именно в тот момент, когда открывающий мероприятие пижон предоставил слово организаторам, и в рядах республиканцев пошло оживление, дающее понять, что сейчас им всем предстоит выйти туда – в центр – преодолев открытую площадку под тысячами взглядом, тускло пискнул комлинк сидящего рядом гранд-адмирала. Игнорируя выразительный в своей пристальности взгляд визиря, тут же обратившийся на него из прорезей маски, разом оставивший за бортом персону прокуратора, военный все же отвлекся на прочтение пришедшего сообщения и разом изменился в лице. Что-то шепнув гранд-моффу, аккуратно встал со стула и нырнул в толпу позади, ибо сидячие места были лишь у первого ряда. Металлическая конечность с натугой сжалась в кулак, натягивая ткань перчатки до жалобного скрипа, а лицо под металлом напряглось до онемения, потому что гранд-визирь испытал в тот момент одно яркое и сильное желание прекратить таиться и за шиворот Великой Силой усадить гранд-адмирала обратно в кресло. Видимо, его коллеги настолько уверовали в равноправие и благоденствие, и это вечное партнерство, что позабыли в своих головах о том, кто он такой на самом деле. Тяжело заворочалась на задворках подсознания, в самой темноте, вечно донимающая его тень двойника. В последние четыре года он начинал все отчаяннее заявлять о себе, и ситх все чаще задумывался о том в минуты одиночества, что перестает точно разбирать грань между самим собой и им, своим демоном.
Ведущий закончил речь, и все взоры обратились к ним. Теперь отлавливать гранд-адмирала было поздно, оставалось невозмутимо подняться и спокойно опустив руки вдоль тела, двинуться под овации публики в центр зала.  Брату не было нужды сюда идти, и Ритхилт знал точно, что Прокуратор позаботится о том, чтобы вернуть ушедшего представителя делегации в зал к тому моменту, когда окончатся лишние, но красивые речи и наступит пора запечатлеть свою подпись на этом документе, связывающим их с Республикой отныне тонко продуманными правилами. Закон должен быть, обеспечивая право развития и гармонии, подтверждая возможность жить так, как изберет сердце для каждого гражданина Галактики, даже если ему по душе будет Империя и ситхи. Этот договор многие имперцы воспринимают, как цепи на собственные руки, но они лишь не в состоянии посмотреть внимательнее и понять, что там где у имперцев возникнут веревки, а республики и джедаев появятся кандалы из дюрастали. И потому он спокойно смотрел прямо в немолодое уже лицо Мон Мотмы, стоящей напротив с непроницаемо вежливым видом, позволяя себе тонкую полуулыбку там под маской. Все складывается так, как ему и нужно, если бы только не это странное чувство, которое никак не хотело уходить.  И в один порыв стоило всей силы воли, чтобы одолеть его и не дать себе поддаться, обернуться снова на брата. Найти его в толпе взглядом и мысленно задать один единственный вопрос.
Вместо этого гранд-визирь еще пристальнее принялся смотреть на Президента Республики, пока гранд-мофф взял в свои уста торжественную приветственнную речь, переполненную изысканных оборотов и сладких эпитетов.
[nick]RYTHLIT S'ANAR[/nick][status]гранд-визирь Империи[/status] [icon]https://b.radikal.ru/b29/1802/a2/fa3dc63dae41.png[/icon]

Отредактировано Ozay Keto (16.02.18 23:39)

+1

7

Беспокойство продолжало нарастать. Оно становилось столь сильно, что угрожало сбить ровный ритм дыхания Прокуратора, который занял свое место и теперь поддаваясь необъяснимому стремлению скользил взглядом по залу, будто выискивая кого то. Что такого задумали республиканцы, что это мерзкое чувство не оставляет его ни на миг, а лишь возрастает и крепнет? Какой гнусный умысел созрел в их умах, как намеривались воспользоваться ситуацией? И дело не в том, что он подозревал в злокозненности именно Мон Мотму и ее свиту, хотя было с чего – эта леди зарекомендовала себя вероломным предателем однажды, ничто не мешало повторить – но помимо них, в Республике всегда хватало радикалов, желающих страстно отмщения бывшим гонителям и мучителям. Имперцам разумеется. На орбите конечно висит Звездный Разрушитель, все средства слежения запущены, а команда полностью готова к любому экстренному повороту. Пилотам шаттлов строго настрого запрещено глушить двигатели и быть готовыми к взлету и маневрам по первому сигналу. И гвардейцы здесь не просто так, но все таки Озай Кето ощущал себя… голым. Собственный меч, который он никогда не оставлял вдали от себя, сегодня пришлось оставить, а без него Прокуратор Империи мог рассчитывать лишь на Великую Силу и возможности собственного тела. Разумеется, благодаря серьезному подходу к обучению и это кресло выступило бы в его руках грозным оружием, но тот же бластер пожалуй не помешал бы.
Чувствовал ли Ритхилт его волнение или его самого беспокоили похожие чувства, что уже второй раз менее чем за час он искал взгляд брата? Это не служило успокоением, напротив скорее сердило и заводило мужчину еще больше, и он едва не взорвался вспышкой ярости, когда гранд-адмирал вдруг покинул свое место.  Развернувшись на месте, он отыскал взглядом Линтона, сделав ему выразительный жест в сторону исчезающего среди народа адмирала, и подмигнув, в общей сложности выражая невербальный приказ проследовать за господином главнокомандующим и вне лишних ушей узнать, какого темного пятна на карте тот решил удалиться. На гвардейцев было бесполезно сверкать глазами, возрожденные были теми еще истуканами в понимании подобных сигналов, а вот кузену было проще было системой ондеронских «охотничьих» знаков, принятых среди предков-наездников и прекрасно им обоим знакомых, не только объяснить это, но и велеть об ответе гранд-адмирала немедленно сообщить на комлинк, но задерживать без приказа вояку не пытаться.  Если тому приспичило в туалет, незачем мешать человеку. А вот если обоснование, пришедшее на комлинк от Кето, Прокуратору не понравится, он лично сделает господину дезертиру с подписания честь, настойчиво сопроводив его под белы рученьки обратно прямо под светлые очи брата, и пусть потом перед Виджилом оправдывает свою выходку.
Покончив  с приказами, он успел пропустить момент, когда делегация двинулась в центр. И оставшись сидеть, только с интересом смотрел за тем, как вся эта помпезная компания будет обмениваться сейчас поклонами и любезностями. В моффе сомнения не было, этот молодой для своей должности красавец из хорошего имперского рода умел молотить языком, как мельница на Дантуине зерно. Озаю ли было не знать, когда он вместе с этим господином провел бок о бок не один день четыре года назад, пока изображал из себя собственного брата. Куда интересней было предвкушать момент, когда слово возьмет градн-визирь и заговорит своим холодным, вечно сдержанным глубокими голосом о каких-то вещах, по мнению Озаю, наполненных больше пафосом, чем смыслом. Но таковы уж все дипломатические мероприятия, где все говорят много, громко и совершенно ни о чем. Поэтому мужчина откинулся назад, скрещивая сначала ноги в голени под креслом, потом руки на груди и с тонкой ухмылкой на губах следил жадно за каждым действием, не забывая прохаживаться мысленно взором по залу. На какой то момент ему попалась на глаза та самая бойкая девица, что громогласно расписывала его же самого на камеру, и он вдруг лихо ей… подмигнул, встретившись с ней взглядом.

+2

8

Линтон вообще особо не слушал, что там происходит в первых рядах. Он был рад оказаться от этого всего подальше, потому что, скорее всего, уснул бы. Нет, конечно, Кето по идее привычек к подобным мероприятиям и ведь его даже учили дипломатии дома, но с другой стороны, это было так давно, да и, будучи ребенком, он все эти дела не любил, притом больше всего не выносил ограниченных сверстников.
Главное, что кузен в безопасности, а на остальных ему было как-то плевать. Линтон уважал их из-за положения, но не более. Чистый нейтралитет.

Корреспондентка, конечно, дала жару. Принялась так красноречиво тараторить, так тараторить, что её невозможно было игнорировать, поэтому Линтон слушал её внимательно.
Когда же девушка дошла и до него, то младший помощник широко раскрыл глаза от удивления.
«Интересно, как она меня так заприметила? Я же ведь выгляжу вполне обычно, не выделяюсь среди серой массы внешне. Да я бы с солдатами сливался, не будь на мне форма Комитета.» - Подумал молодой пророк. Эта девушка оказалась весьма любопытной. Интересно, она чувствительная к Силе, или же просто опыт работы такой? А что, не всегда нужны какие-то способности джедаев, или ситхов, достаточно маленького фокуса, а уловка лучше любой другой техники Силы. Порой, конечно, но не всегда.
Хорошо бы, если она не может почувствовать его Силу. А то проблем было бы не избежать. Темная сторона и все дела.

И тут юноша заметил, как адмирал куда-то принялся уходить, а Озай подал ему знак разузнать и отправить сообщение на комплик. Едва кивнув, пророк мигом нагнал вояку.
- Простите, господин адмирал, что-то случилось? - Спросил аристократ. Тот бы и рад послать мальчишку куда подальше, да ведь помнит, что он кузен самого Прокуратора и на всякий случай лучше не связываться. Но высокомерие никуда не делось, поэтому тот ответил, что мол ему пришло важное сообщение с корабля и нужно срочно ответить и он сразу же вернется в зал.
- Тогда извиняюсь, - сказал юнец и отошел от него на пару шагов лишь за тем, чтобы передать сообщение по комплику брату об этом.
Тут же пришло ответное сообщение, что нужно будет оповестить шатл Озая, чтобы за адмиралом проследили. Кето передал приказ Прокуратора на шатл и доложил о том, что он это сделал. После этого последовала команда отбой.
Но Линтон все равно стоял чуть поодаль от одного из выходов из зала, просто на всякий случай. Притом встал  так, чтобы Озай был в его поле зрения. Пусть и не полностью, так как его кузен был в толпе, но большая часть его головы точно видна пророку.
«Что-то странное с этим адмиралом. Неужели не судьба было доложить Озаю? Не так уж они и далеко были друг от друга.» - Со вздохом подумал член королевской семьи Ондерона. А еще, вместо извинений Линтон предпочел бы стукнуть кретина головой об стену и разрубить на куски мечом, чтобы продать эти куски самому себе на аукционе, который организует он же. Просто чтобы было коминчо.
Но, естественно, фантазии будут в мире фантазий, ибо уж слишком больно сталкиваться с реальностью, которая далеко не всегда соответствует твоим мечтам.
Но мысль об этом вызывала у младшего помощника заместителя главы Следственного Комитета легкую улыбку.

+2

9

Роскошное великолепие зала, огромные колонны, утонченность драпировок и красок – все это потрясало любое воображение. Декораторы постарались на славу, возводя все эти декорации будущей трагедии... стоп, что?! Тари тряхнула головой. Это была определенно странная мысль, но интуиция просто кричала об опасности. Девушка повернулась к своему напарнику, но он в данный момент был занят. Тари хотела было связаться с одним из своих товарищей, но и это тоже было запрещено. Она даже говорить не могла, потому что Терри сейчас снимал для прямого эфира. Она же волновалась и не находила себе места. Что в душе ее рвалось отсюда. Наверное, это было общее настроение, и часть людей попросту не хотели тут находиться. Девушка направляла объектив камеры то на одного, то на другого, пытаясь сфокусироваться и понять, что они чувствуют. Везде была неясная тревога,  впрочем, этот договор нужен был им. И Тари это тоже чувствовала. Она никогда не умела заглядывать слишком глубоко в чувства, лишь улавливать сверху. Чем глубже погружаешься, сказал ей однажды отец, тем больнее человеку и тебе. Потому что зелтроны не просто считывают чувства окружающих, они пропускают их через себя. И это иногда бывает очень больно. В душе любого человека слишком много эмоций, сожалений и пустых терзаний. Это успела заметить и сама Тари. Поэтому она долго и муторно училась отстраняться, и брать лишь по верхам. Лишь однажды в ее жизни был человек, которого она хотела прочувствовать полностью, понять. Но это было одной из самых больших ошибок в ее жизни. Она хотела найти друга, а у него в душе оказалась грязь, мерзость и похоть. Девушка, тогда пережила самое крупное разочарование в своей жизни. Сейчас Тариниэль поймала себя на мысли что снова и снова возвращается взглядом и объективом камеры к имперцам, это было не типично., но они чем-то притягивали журналистку. Она сосредоточилась в попытке понять их чувства, и опять уловила ту самую тревогу, гложущую ее все это время. Так вот откуда она исходит! Девушка попыталась проанализировать эти ощущения. Неужели Гранд-Визирь и Прокуратор задумали какую-то гадость, что бы сорвать все это мероприятие? Нет, не похоже. Тогда... Она отпрянула назад. Конечно, это скорее всего была та самая пресловутая Великая Сила. Даже Тари пришлось с этим сталкиваться несколько раз. Она верила и знала как примерно работает предвидение. Это ей один джедай рассказал, после очередного репортажа. Молоденький парнишка, еще падаван, но такой бойкий. Тогда они делали сюжет про храмы Явина. Девушка невольно улыбнулась, вспоминая этот период.
Девушка посмотрела на Терри, он что-то жевал и снимал речь ведущего. А вот она уловила опять напряжение и шевеление в рядах имперцев и снова направила туда свою маленькую камеру. Как раз закончилась вступительная речь и все разродились овациями. Шум был невероятный, как и накал страстей, Тари даже отшатнулась от края, такой сильной была волна эмоций. Она вовремя закрылась от окружающего мира, полностью прекратив обращать внимание на чувства окружающих, иначе сейчас могла бы потерять сознание. Дальше опять пошли речи, а девушка объективом нашла Мон-Мотму и сняла эту великолепную и удивительную женщину. Странно, но столько теплоты было в ее улыбке, а немолодое уже лицо светилось добротой и пониманием. Тариниэль восхищалась ей, но никогда не пробовала почувствовать эмоции. Потому что боялась разочароваться, ощутив под маской доброты еще одну холодную и расчетливую машину, вроде ее собственной матери. Девушке хотелось верить что Мон-Мотма и правда такая, понимающая, разумная и справедливая.
- Остались еще мифы, в которые хочется верить, - прошептала она в никуда, не сводя с женщины объектива свой камеры. Но вот нужно было не упустить и других, так что Тари снова быстро переключилась на толпу. Она заметила коллег журналистов и даже помахала одному из знакомых корреспондентов. Он так же как и она, сейчас не мелькал в кадре, а терпеливо ждал, когда можно будет снова сверкнуть своей улыбкой. Тейт Ровди был приятным мужчиной и представителем Республиканских СМИ, красивый и импозантный мужчина, хоть и самовлюбленный до безумия. Но кто из ведущих таким не был? Даже она чуть-чуть. Вот наконец и представитель Империи вышел, что бы провозгласить свои хвалебные отзывы. Этот титул у них называлось гранд-мофф кажется, как помнила Тари. Молодой для своего назначения и дерзкий мужчина вышел вперед и начал довольно грамотную и расставленную речь. Она снова вернулась взглядом к выдвинувшейся делегации, а потом и оставшимся ее участникам. Прокуратор остался сидеть на месте, ожидая исхода. И девушка даже чуть сдвинула камеру, что бы посмотреть на мужчину. И в этот момент их взгляды встретились, и граф Кето ей подмигнул, так по-мальчишески и задорно. Тари сначала застыла, чувствуя, как начинают алеть ее щечки. А потом открыто улыбнулась и сделала книксен, чуть заметный, но от того не переставший быть менее забавным. Этот эпизод стоило запомнить, к тому же он остался на портативной камере. Она вряд ли поделится этим кадром, скорее уж оставит себе на память. Таких моментов за всю журналистскую жизнь у нее было не мало. Но и этот порадовал.
- Эх, взять бы у него личное интервью, - тихо прошептала себе под нос Тари.

+1

10

Необратимость опускалась тяжелым покровом откуда то с потолка, из под темноты купола, которую он видел несмотря на все эти яркие лампы. Будто воочию видел глазами другую картину, отличную от той, что стояла в глазах у сотен гостей здесь и сейчас, и от его персонального голо-фильма в Великой Силе расползался анестизирующий ужас, полз вдоль начищенных до блеск плит мозаик на стенах. Где то фоном звучит знакомый голос моффа, который как всегда крайне дипломатично и завуалировано смазывает сладким сиропом уши этих людей и нелюдей, и даже Мон Мотма выглядит так, точно уже начинает сомневаться в своих былых убеждениях и почти готова поверить в то, что Империя изменилась. И Ритхилт С’анар, спрятав свое бледное с глубокими тенями провалов глаз, испытывает от этого сильное желание изменить положение плотно сомкнутых губ в улыбку, почти близкую к торжествующей. Он хотел бы улыбнуться в какой то миг просто и искренне, не наполняя движение мышц лица ядом Темной Стороны, но это место не стоит таких эмоций, и все происходящее не более, чем искусно поставленный акт комедии. И он в ней режиссер.
Но медленно нарастающее чувство перебирается на грудь, под ребра, сжимаясь вокруг легких, и бывший пророк понимает, что оно становится слишком реальным, будто он вдруг оказался в месте, где резко снизился уровень кислорода. Ползет тяжелое удущье вверх, обхватывая горло, и мужчина почти инстинктивно едва не вскинул руку, с той непроизвольной потребностью схватиться пальцами за туго застегнутый воротник, чтобы отдернуть его срывая застежки с «мясом» - будто это способно что то изменить.  Он слишком опытен в этих играх Силах, чтобы понять моментально – это не его чувства, не его ощущения, и эта аплодирующая публика вокруг не подозревает даже, что происходит с ним, потому наполнены их легкие свежим воздухом, которого тут в достатке, а умы опьянены предвкушением торжественного финала вечера. И самое трудное в осознании этой истины всего лишь продолжать оставаться на месте, не шевельнув даже пальцем, тогда как какая то часть сознания, возможно что и большая, рвется активировать комлинк и резким тоном, отрывисто, с характерным нетерпением одержимости, все чаще проявляющейся в последние годы, рявкнуть приказы. Пока сила воли держит от этого, разум отвлекается все больше от реальности, концентрируясь в  потоках Силы всеми ресурсами, чтобы пройти по этой связи в обратную сторону, увидеть ее глазами то, что происходит вокруг. Есть вещи, которые даже он, лорд ситхов, не способен изменить, но отомстить за них, принести расплату дерзнувшим перейти дорогу считает своим непреложным долгом. Никто в этой Вселенной не смеет даже дерзать надеяться, что сумеет избежать коры гранд-визиря. И в этой отрешенности все сильнее поднимается внутри злость и на женщину, которая видит своим долгом делать все поперек сказанному. Куда унесла ее эта неуемная тяга к приключениям в этот раз от намеченного маршрута, что теперь ее жизнь снова обнята ледяными руками небытия и забвения, вечных спутников Смерти? Сколько можно играть с судьбой, измываясь над чувствами прочих, должен же быть этому когда-нибудь конец! И, закончив маршрут, смотрит на объятую пламенем палубу корабля, на суетящихся вокруг людей, и по углу наклона осознает, что Адрия, вероятнее всего, только поднимается с пола, куда упала, по оценке первичной картинки – отброшенная взрывом. Запру. Одна гневная мысль, которую он сообщает ей телепатически, не скрывая раздражения….
И не понимает сразу, почему под собственными ногами уходит куда то, расходясь сильной вибрацией, пол. И слепящая вспышка лишает физического зрения, но все происходит так быстро, что ум еще не осознал события, а тренированное за долгие годы на непредсказуемые ситуации тело уже действует. Сжимаются металлические пальцы протеза на рукаве гранд-моффа, не сдвигая, но швыряя его назад без церемоний и нежности, как можно дальше от этого стола, который растворяется в столбе пламени, вырывающемся из под разверзнувшейся пасти темноты на месте, где только что был пол. И отпрыгивает следом, пытаясь уйти от эпицентра, но понимая уже, что опаздывает, катастрофически не хватает времени. Уже пышет нестерпимым жаром в бок, и Ритхилт вскидывает руку, сплетая потоки Силы в плотный, но незримый телекинетический щит, чтобы укрыть себя и упавшего навзничь моффа.

+3

11

Значит – сообщение с корабля? Озай не удивился, переведя взгляд на экран комлинка. Другой вопрос, какая степень важности должна была быть у этого сообщения, чтобы гранд-адмирал презрел нахождение на церемонии, самолично поспешив к шаттлу. И мысли о недавнем покушении на Гли-Ансельме вытеснили из головы ситха образ так мило смущающейся от его короткого внимания миловидной девушки из репортерской гильдии – той самой, что так лестно о нем отзывалась представляя гостей. Она обладала тем красивым оттенком волос, который из каштанового переходил в рыжий, и нежное молодое лицо располагало к себе.  Он мог бы пригласить ее после этого вечера в хороший ресторан, просто чтобы отвлечься от этого роя знаний в собственном сознании – и провести приятно время. Тот короткий кусочек времени, который он в своем бешеном ритме мог выделить….
… И он вдруг ясно увидел перед глазами молниеносной вспышкой, как чьи то черные начищенные сапоги ступают в полумрак коридора шаттла. И блеск чего то металлического. Красные пятна вина на белом кителе. Вина?...
Озай вскочил на ноги так быстро, что человеческий взгляд едва ли мог уследить за такой скоростью – хотя Силу он не призывал, достало ударившего в разум подозрения. И он почти вскинул руку, почти крикнул брату… но в этот момент разверзлась преисподняя. Взрыв сопровождался какофонией звуков, криков, треска и грохота – но Озай будто оглох и оказался в поле стасиса, парализованный собственной волей.  Вместо того, чтобы исполнить намеченное и прикрыть брата коконом телекинетической энергии, отводя прочь пламя, он сжал пальцы как сжимает когти хищная птица, поймав жертву. И опустил руку вниз. И смотрел – стоя один посреди воцарившего хаоса – как трескаются плиты пола, как проваливается вниз, в оранжевую бездну мерцающую маревом от невыносимого жара, тот раритетный стол. Как Виджил в немыслимом действии отшвыривает гранд-моффа и прыгает следом в сторону, как падает – сбитый ударной волной.  И как отчаянно пытается поднять щит, спасаясь от настигающего огня и тепловой волны. 
Мир замер для Озая Кето. Прокуратор смотрел на происходящее, точно сторонний зритель с экрана голопроектора. Захватывает и ужасает одновременно это зрелище, а паника вокруг придает ему еще большую трагичность. Что было с ним в тот миг – вряд ли он вспомнит хоть когда то. Он ощущал биение сознание брата, как в прочной телепатической связке. Недоумение. Да. Недоумение. Ритхилт не испуган – пока еще нет. Но что то сбило его с ровного душевного состояния – чья то боль, чья то чужая. И запоздало в рассудок приходит осознание того, чью единственную боль или радость был бы способен ощутить брат, как свою.  Так вот в чем дело? Вот откуда заминка? Что с Адрией?! – и в этот момент пол уходит и у него под ногами, сбрасывая слишком отрешившегося от реальности не ко времени ситха навзничь. И тут же совсем рядом падает, разбиваясь на осколки крупный кусок лепнины с потолка, острым краем как масло распарывая китель и плоть на ребрах.
Боль слишком хорошо знакома, она его давний соратник и помощник – и там, где люди теряются от этих ощущений, в нем вспыхивает с неистовой силой сдерживаемая ярость. И рванувшись, игнорируя нестерпимую резь в боку и текущую из раны кровь, прокуратор перекатывается на другую сторону, выходя в положение на четвереньки и уже оттуда поднимаясь на ноги. И, вопреки всякой логике, посреди праздника безумия и смерти, огня и хаоса, спешно осмотревшись. Пауза кончена, а он дурак. У него нет доказательств – но есть шанс. Тот шанс, о котором обмолвился тогда случайно Вэкс Вэйгон. Нужно лишь стиснуть зубы и позволить этим обломкам похоронить под собой и моффа, и брата. Брата… соратника. Учителя.  Освободить Империю от его назревающего безумия. Освободить себя от вечных правилах придуманных другим. Освободить Адрию от того, что навязал ей сам в слепой вере в желание поиграть в семью.
Ты скажешь мне спасибо когда нибудь…. – и взгляд, поднятый в купол, возвращается к брату вдалеке. И снова тряхнуло весь фундамент, тряхнуло так, что прокуратор едва устоял на ногах – со стороны верный и преданный соратник Триумвирата готов слепо рискнуть жизнью, вот вот бросившись в самое пекло, чтобы спасти двух влиятельных людей Империи. И кто бы знал, что все эти трещины в куполе, из за которых после этого толчка обрушился вниз почти весь свод,  - они бы устояли, не помоги им кое-кто. Последний взгляд и короткий судорожный выдох – и груда обломков накрывает как погребальная пирамида их двоих, лежащих там. И последнее чувство, тошное и мерзкое – как угасает живой отголосок сознания брата в Силе….
Озай падает на колени.
Оказывается - это достаточно больно даже через все раны и обиды.

+2

12

Линтон продолжал смотреть на весь этот фарс. Ему было откровенно скучно, но делать было нечего, даже ему уходить нельзя было. Особенно ему, все же он родственник одного из самых влиятельных людей Империи Бастиона. Пусть и сам не обладает особым влиянием, в отличие от Озая, но родственные узы есть родственные узы, с этим ничего поделать нельзя, да и не особо хочется.
Но Кето совершенно не ожидал того, что его желание избавиться от скуки исполнится вот так.
Взрыв был очень мощным. Повезло хоть, что сам Линтон был далек от эпицентра, но даже ему досталось.
Мощная ударная волна словно выкинула его из помещения.
Больно ударившись об пол спиной, пророк едва не взвыл. Блять! Я ведь только недавно восстановился после того боя с Вэксом! - Подумал он.
Дроиды его подлатали на совесть и за три дня до этого мероприятия Кето все же даже стал прилично выглядеть, только вот все равно это не значит, что он может вот свободно летать и падать себе спокойно!
Поднявшись, юноша вошел в помещение.
Картина, которая развернулась перед ним была далеко не самой приятной.
Всё разрушалось, языки пламени плясали здесь. Гости паниковали. Кто-то стонал будучи раненым, кто-то умирал в агонии, а кому-то повезло и они умерли сразу, без всяких мучений.
Но Линтона сейчас волновало только одно - где же Озай?
Неужели и его? - Подумал Линтон в панике. Неужели и кузена поглотил этот взрыв и убил?
Нет, нет, нет, быть этого не может!
Озай же не какой-нибудь слабак! Он не мог умереть так просто!
Взгляд судорожно метался по залу в поисках хотя бы тела Прокуратора.
И нашел. Тело было хоть и пострадавшим, но живым.
Линтон направился к своему кузену. Надо вывести его отсюда!
- Озай! - Окликнул его мальчишка. Подойдя чуть ближе, Кето увидел, что тот был ранен. Кровь на теле брата только взбесили младшего помощника.
Он не знал, кто это точно сделал, но предполагал.
Тупорылые ублюдки! Я убью всех вас! Я сожгу все планеты Республики дотла, если они не выдадут виновника! Ненавижу!
Кето и сам не понимал, почему он подумал на Республику, но подозревал, что это рук дела кого-то из них. И что, что там была эта их Мон Мотма? Может они и её грохнуть хотели, или это её двойник.
- Озай, надо уходить. Непонятно еще, сколько взрывов будет. Может здесь вообще не одна бомба, - сказал Линтон обеспокоенным голосом. Хотелось просто закинуть Прокуратора себе на плечо и вынести его отсюда, да только даже в таком состоянии Кето не рисковал и не стал своевольничать в отношении кузена.
Плевать он хотел на остальных, паренька сейчас волновала только судьба Прокуратора.
Не хотелось терять единственного здесь родственника. Не хотелось быть одному здесь.
Пусть они и не видятся так часто, как хотелось бы самому Линтону, но лучше уж так, чем совсем никак.
Что делать? Как быть? Кто виноват?
А может и не Республика вовсе, а какая-нибудь третья сторона? Или кто-то из Империи решил сместить Триумвират, ликвидировав их всех разом?
Аристократ решительно ничего не понимал, но сейчас он ничего не хотел понимать. Главное убедиться, что Озай будет выведен из здания и ему окажут надлежащую медицинскую помощь.
Уж больно ему не нравятся те раны, которые были нанесены Прокуратору.

Отредактировано Linton Keto (27.02.18 19:16)

+2

13

Женщина как раз нагнулась, что бы что-то достать на дне спидера. Кажется это был датапад, а может ей просто хотелось на секунду спрятаться и передохнуть. Потом этого она уже вспомнить не могла. Фактом было то, что Тари нырнула за защитную перегородку спидера. Последнее что отпечаталось в мозгу, улыбка и подмигивание Прокуратора, от чего она немного повеселилась, конечно. Но потом прогремел взрыв, их спидер, как и другие мотнуло взрывной волной, она даже не услышала крик Терри. Девушка быстро нашарила карточку и взяла под контроль кувыркающийся спидер, он конечно был легкой версией своего собрата и был заточен под стоячее положение, но девушке удалось все же с ним справиться. Тело оператора свисало с борта, зацепившееся ремнем большой камеры, девушка хотела было подтянуть его поближе, но увидела, что у мужчины нет головы, она вскрикнула. Но не услышала даже собственного голоса. Уши были полностью заложены, а еще ей приходилось максимально закрываться от чужих эмоций. Благо отец учил ее, как действовать в подобных ситуациях. Она отстегнула ремень, сейчас было не время беспокоиться о телах. С работой отца, да и ее собственной, это был не первый труп. Так что Тари не потеряла самообладания, ну почти. Все ее движения были несколько судорожными. А в голове шумело неизвестно от чего. Потихонечку слух стал восстанавливаться. Тари успела вытащить чип из первой камеры, заснявшей все происходящее. И ее нагрудная камера, экранированная. Продолжала снимать, девушка не знала, что теперь делать.
Последнее что роилось в ее голове было лицо Прокуратора, наверное, так и происходит, ты не понимаешь, что и зачем делаешь, просто выполняешь ряд команд, как робот или хуже. Если бы она стала тогда разбирать свою мысль на детали и пытаться понять, зачем что-то делает, зачем пытается найти человека – она бы объяснить не смогла. Но в этом пылающем жаром аду она твердо знала одно – она должна найти Кето. С трудом настроившись, она нашла Прокуратора. Рушащийся свод мешал маневрировать, но что-то вело девушку вперед, к месту, куда упал мужчина. Она знала, что должна его вытащить, чувствовала биение жизни, уже не понятно чьей. Потом уже, когда она размышляла на данную тему, то поняла, что это все было безумие. Или чья-то воля, но уж точно не ее собственная.
Девушка спикировала к месту, где находился Прокуратор, там как раз появился его подопечный, она смутно понимала кто это, но он вроде пытался ему помочь. Даже окликал по имени. Времени оставалось все меньше. Девушка зависла прямо перед ними и открыла дверцу, сейчас нужно было как можно скорее убираться.
- Давай я помогу его закинуть на борт и нужно убираться отсюда! – крикнула Тари, она все еще очень плохо слышала и смогла только немного уловить чувства парнишки. – Не думай о другом, не бойся. Если мы будем действовать быстро, то ему ничего не будет угрожать, ну же! – девушка понимала, что парень колеблется. Но протянула руку, которая была вся в крови, и похоже ее собственной, но Тари этого не замечала. Она видела раны Прокуратора и понимала, что времени у них оставалось все меньше и меньше. Но все же удалось подобрать их на борт спидера, но нужно было знать, куда лететь из охваченного пламенем и разрушением места. Тогда она повернулась к парню и прокричала, все еще плохо слыша все вокруг.
- Куда лететь? Где ему помогут? – ее всю трясло, она смотрела на мальчика огромными и напуганными зелеными глазами, понимая, что и ему так же страшно. Но она не знала куда тут можно податься. Поэтому оставалось полагаться только на парнишку. Они пока не взлетели, вокруг кто-то стонал и кричал, все пытались выбраться. Некоторые пытались потушить пожар, но это было как капля в море, только и могла подумать журналистка, а камера продолжала снимать. – Я Таринаэль, если что, независимая пресса... у меня есть корабль, и там небольшой мед.отсек, но я боюсь, что этого недостаточно... Есть тут те, кому вы можете доверять?

Отредактировано Tarinael Nio (28.02.18 15:35)

+2

14

Шум. Чьи то голоса. Крики. Все перемешивается в неразборчивый хаос в голове, а перед глазами картинка размывается в набор мутных пятен. И даже эти пятна то и дело норовят утонуть в черноте. Слабость. Слабость…. Слабость – недопустимое состояние для ситха. Ты мечтал стать учеником Палпатина. Ты тренировался всю свою жизнь. Ты получил то чего хотел – пусть не от того, от кого хотел. Соберись. Озай Кето! – соберись.  Обрати слабость в силу, боль  в гнев. Давай, туката тебя раздери! Давай!!! Не дай этим ублюдкам уверовать перед своими голоэкранами, что сегодня пала Империя! Вставай!
На что похож гнев? Это первобытная, чистая эмоция. Она рождается с человеком и пребывает с ним неразлучно до последнего его вздоха, но иногда сила ее столь велика, что именно она не дает душе отправиться в Великую Силу и вынуждает неприкаянной метаться по миру, пылая от чувства, которое не в состоянии уже более поглотить, будучи поглощенной им. Гнев бросает в бой все резервы организма, о которых человек даже не подозревал. Гнев беспощаден и бездумен, но потому так силен – тысячи лет люди пытаются убежать от своей звериной природы, но гнев никогда не даст разорвать эту связь. Гнев – сложная комбинация тех элементов, что при зарождении эмбриона в него уже заложила природа. Шепча – я всегда буду с тобой, а ты всегда будешь частью меня. Не сбежишь.
Можно выпить залпом обжигающе горячий каф, но даже пойло сжигающее пищевод, не сравнится с тем удушающим тяжелым жаром, зарождающимся глубоко в груди и растекающимся анестезирующим ядом по телу. Он пожирает плоть прокуратора, сползая к ране – и Озай перестает чувствовать реакцию нервных окончаний возле разрезанных мышц и струящуюся по боку кровь.  Он с глухим звериным рычанием из самой глубины горла отталкивается руками  - на которые невесть когда успел опереться – от пола, одновременно  с этим на инерции движения вскидывая вверх одно колено для опоры, чтобы поднять все тело. И толкает этим рычагом себя наверх, в вертикальное положение. Покачнувшись, крепко ухватился за плечо возникшего рядом кузена, мимолетно скользнув по нему налитым кровью взглядом – но мутным, точно не узнавая. В глубине голубой радужки будто промелькнули на мгновение золотистые искры, но пламя кругом и так отражалось в них, искусно маскируя.  Потом – неровно, дергано, как марионетка-кукла – перевел взгляд на девушку. Она казалась ему знакомой, но вспоминать ее сейчас было не важно.
Сбросив руку с плеча кузена, непроизвольно качнулся снова, расставляя ноги шире для равновесия – и удержался. Девчонка что то говорила, про транспорт, про уехать…уехать. Нужно уехать – но оставить там, под завалами, брата и…высокопоставленные лица Империи, значит еще и предать свою обязанности, свое звание. Показать, как легко напугать и разобщить имперцев. Э. Нет. Не сегодня. Не с ним. Хотите посмотреть на Империю, нерфы? Смотрите….
Вскидываются руки, сопровождаемые все тем же рычанием, и рвутся от рывка крепления и застежки кителя, который Кето даже не расстегивает – нет на это времени. Просто вцепившись в отворот, рвет его от себя – и стаскивает с собственных плеч, когда застежки лопаются все до одной. Потом срывается туника, и быстро, умело, почти профессионально, становится преградой материи на ребрах, ограничивающей кровотечение, затянутая вокруг корпуса путем завязывания рукавов. И только потом он грубо хватает девушку за плечо, дергая на себя:
- Гони спидер к центру, прямо к тому завалу. Нужно забрать их, -и без того понятно, кого их. И только потом то ли приказывает, то ли просит кузена: - Поможешь мне. Быстро! Пошли!
Гнев могущественное оружие, которое очень хорошо знакомо бывшему старшему пророку. На нем он добирался домой, превозмогая порой страшные раны – много страшнее этой. Но гнев все же недолговечен и нужно успеть улететь отсюда, забрав гранд-визиря и гранд-моффа, пока все окончательно не рухнуло в бездну. Нетрудно чувствовать, как вибрирует пол – цепная реакция, видимо, захватила что то глубоко внизу. Полагаться на спасателей Кето не имел ни малейшего желания – кто даст гарантию, что первые из них не состоят в сговоре с тем, кто все это устроил? Но у него в самом деле - не так много времени, пока гнев не отступит, а слабость не победит. И тогда - вся надежда на Линтона, на то, что тот вспомнит протокол и не совершит ошибки...

+3

15

Линтон украдкой посмотрел на ту журналистку, что давала лестные отзывы присутствующим. Она вроде хочет помочь? Да, вроде хочет, если правильно разобрать этот порядок букв, которые называются словами.
Но юноша прекрасно знал о том, что не может просто вот так взять Озая и смотаться отсюда. Прокуратор не позволит ему так грубо нарушать протокол, ведь мофф и гранд-визирь тоже должны быть спасены, а они вроде как погребены под завалом, вроде бы.
- Я не боюсь, я просто хочу помочь нашему Триумвирату, - произнес юнец стальным голосом.
Парень хотел как-то расшевелить своего кузена, но похоже этого не требовалось, так как тот мигом перевязал себе рану, показав то, что он далеко не слабак.
Идея, конечно, хороша, да только вот все равно кузену требуется полноценная медицинская помощь. И уж Линтон добьется того, чтобы он не забивал на себя.
- Я помогу, - только и ответил Кето Прокуратору и принялся помогать разгребать завал.
Конечно, можно было бы сделать это с помощью Силы, да только вот пророк все равно не сможет убрать этот завал, не своим уровнем владения телекинезом.
Да и все же он больше учился воздействовать на чужой разум, нежели на все эти неодушевленные объекты. Поэтому приходилось помогать вытаскивать гранд-моффа и гранд-визиря "вручную", то есть ручками, ручками. В такой ситуации даже лапки не стали бы оправданием.
Поэтому Линтон старательно разгребал завал вместе со своим кузеном и старался найти тела других из Триумвирата.
«Фигово на самом деле будет, если они будут мертвы. Озай итак погружен в работу из-за своих обязанностей, но если и эти будут кормить червей, то он вообще из кабинета не выйдет. Никогда. Мда, а ведь в таком случае его таланты будут просто погребены под завалом этих гребанных бумаг, пусть мы и перешли полностью на элетронку, только вот документов, блять, меньше не стало!» - Принялся ворчать про себя Линтон.
Все же через некоторое время тела моффа и визиря были откопаны и забрав их, они направились к транспорту, который должна была подогнать та журналистка и когда уже оказались в безопасности, юноша посмотрел на женщину.
- Извиняюсь, что не представился. Меня зовут Линтон. Рад знакомству, Таринаэль. И спасибо вам за то, что решили помочь, пусть и не обязаны были это делать. Ну там паника и все дела, - произнес юноша, смотря журналистке в глаза.
Вскоре парень перевел взгляд на своего кузена. Эта рана ему откровенно не нравилась. И то, что её перевязали на скорую руку его тоже не устраивало.
- Нет, я все же сохраню своё мнение о том, что вам нужна медицинская помощь, господин Прокуратор. Перевязали вы хорошо, но все же я волнуюсь за ваше состояние. Ну там инфекция и все дела. Дай заразе только повод закрепится и она не отвалит, - произнес Линтон официальным тоном. Но в голове была прям целая буря различных эмоций. Просто он не смел их показывать при посторонних, не в отношении Прокуратора.
«Кто же организовал этот взрыв? Всё так хорошо было спланировано. Будто бы виновник знал о том, что Триумвират весь будет в одном помещении вместе с этой Мон Мотмой. И взрыв так удачно был запланирован, чтобы зацепить их всех и прочих видных людей, которым подготовили место в первом ряду. Ведь убить толпу людей в одном помещении можно способами и попроще, иначе не было бы столько выживших.» - Принялся размышлять Линтон.
Этим он поделиться с Прокуратором, когда они будут одни.

+3

16

Если начинать задумываться, то все это теряло смысл. Тари не знала, зачем она полетела сюда, к имперцам, почему было не сбежать. Но голова упорно отказывалась работать. Этот полет сюда и был той самой паникой и истерией. Поэтому она молчала и практически ничего не могла сказать. А еще ей приходилось сосредотачиваться на единственно возможном чувстве – блокировке восприятий эмоций, потому что тогда уж точно разверзнется ад. Она попыталась все же как-то сфокусироваться на данной реальности. Она сделала, как когда-то учил отец, укусила себя за запястье, своя боль немного отрезвила девушку, помогая, сосредоточится на настоящем. Хотя зря она это сделала... Девушка немного покачнулась, все руки и так были в порезах и даже один ожег, был в районе предплечья. Но пока это не сильно мешало.
Прокуратор вскинулся, схватил ее за плечо, до боли стиснув, Тари, правда, даже не вскрикнула. «Потом синяки останутся» - как-то совсем отстранено подумала девушка. Хотя на самом деле, на ее теле уде появилось столько отметин, за эту поездку, она не произвольно продолжала снимать все на свою камеру, она не выключалась.
- Да-да, такси Нио к вашим услугам сэр, в наш нелегкий час да с такими расценками – где вы еще найдете такой транспорт, - она сама не поняла, чего сказала, но приказ, как ни странно выполнила, правда туда было крайне сложно подлететь. Но вот пара мгновений и они уже зависли над местом, которое указал Озай. – Расценки – пару пожаров, громадный взрыв и жизнь одного оператора, я тут думаю, может, стоит службу организовать, - истеричный смешок правда выдал девушку с головой, явно она все это несет, что бы ни сорваться в истерику и обморок. – Хотя, конечно, что это я, надо будет сделать Тари-экспресс и еще каф в маленьких кружечках подавать... Боги, что я несу?! – еще один укус помогает снова не сойти с ума в этом жутком и жарком помещении. Тари не привыкла к таким нагрузкам, девушку вообще можно было назвать неженкой в таких-то условиях. Впрочем, она все еще была жива, стояла на ногах, а главное у нее был свой транспорт. Вот! Так что выкуси мамочка, которая говорила, что девушка загнется от лишнего чиха. Интересно, а кто-нибудь еще снимает все это?
И тут заговорил парнишка, и девушка переключила свое внимание на него. Она реально ничем помочь не могла, кроме как вести посудину и держать ее на лету, даже оказывать первую медицинскую помощь пока не могла. Потому что у нее тряслись руки и она просто не могла их оторвать от штурвала, это единственное что было реально и гарантом безопасности.
- Не благодарите меня, не за что, - она снова нервно рассмеялась. – Вы это моя паника, могла бы улететь, но мозг же не работает, сплошные эмоции. Вот меня к вам и понесло, и сейчас несет, потому что треск огня и крики давят на психику, не находите? Ах, где же мои манеры! Приветствую вас на борту Тари-экспресс, полеты в огне и сквозь рушащийся потолок, только сегодня, только у нас... Ой, заткните меня кто-нибудь уже... – девушка вовремя замолчала, и тут уже послышался всхлип, но пока все же девушка держалась. – Так, у нас и правда мало времени, затаскивайте их сюда и можно будет, наконец, убраться отсюда и выпить каф, хотя мне скорее горсть успокоительных...
Тари диким взглядом осмотрела присутствующих, она не обладала железной выдержкой и вот-вот готова была сорваться в истерику или просто рухнуть в обморок, она и так довольно долго продержалась. Но в перетаскивании тел, надежда на то, что они еще живы была, она ничем помочь не могла, только про себя считала секунды, чувствуя нарастающее внутри отчаяние.

+4

17

Собственные необходимые ему сейчас жизненные силы утекали на то, чтобы голыми руками расшвыривать камни завала, сдирая пальцы в кровь – но прокуратор не чувствовал в тот момент ни боли уже, ни нагрузки. Мир для него погружался в алую мутную пелену, лишая возможности адекватно оценивать свое состояние. Он мог надорвать собственные мышцы и связки рук и спины, не говоря о повреждении кожных покровов. Мог. Но был не в состоянии думать об этом, с остервенением дикого зверя хватая за край новый большой обломок и рыча оттаскивая его в сторону. Завалы пусть потом разгребают власти, ему бы добраться до брата. Пусть умрет – но он, Озай Кето, должен это видеть. А Сила внутри интуицией взбесилась, яростно шепча что нужно уходить, нужно спешить, что это не конец и сейчас вообще весь пол обвалится к коррибанским зомби. Рубашка уже вся на боку пропиталась кровью – он не чувствовал и этого, пока бушевал адреналин в крови.
Брат лежал на полу. Лицо его было беднее обычного в контрасте с глубокой рваной раной на голове, из которой по виску и на скулу, оттуда к уху и на шею медленно стекала тонкой струйкой алая жидкость, вытекая из под металлического края. Часть маски обломилась над этим местом, отвалившись и из за закрытых век ее провалы глазниц казались черными и пустыми. Будто там никого нет.  Грудь гранд-визиря, обтянутая плотно покрытой теперь пылью тканью изодранного и опаленного в некоторых местах кителя, неровно и едва заметно – но вздымалась. Ситх был жив. Но судя по всему глубоко без сознания. Дизре же досталось куда сильнее, хотя Виджил явно прикрыл его настолько насколько успел. И все же из них двоих хоть ссадин и кровоподтеков на моффе было явно больше, выглядел он бодрее чем в Силе ощущался алдераанец. Максимально аккуратно вытащив одного и второго с помощью преданного Линтона и погрузив не слишком удобно – да не до комфорта тут – их всех на транспорт девушки, Озай запрыгнул на подножку последним.
И едва не рухнул обратно, закружилась голова. Устав бороться, ощущая как запал ярости утекает из вен, он кое как привалился головой к бортику и прикрыл глаза.
- Империя не забудет твоей помощи, милая, - глухо отозвался он на ее нервозные речи. Видно, что бедняжка была напугана на самом деле и вряд ли стоило пугать ее еще больше, но Озай и не смог бы уже даже если бы пожелал. – Веди спидер на нашу посадочную платформу, там два челнока, есть медотсеки на корабле, - голос уже срывался.  Горло пересыхало, трудно становилось дышать. В висках яростно пульсировала кровь и шумело в ушах, и в этом Кето не видел для себя уже ничего хорошего. В этот момент пол под ними внизу снова натужно и долго заскрипел, и звук больше походил на болезненный стон. И начал как в замедленной съемке оседать вниз, образовывая воронку, края которой все расширялись.  Скрипели надсадно перекрытия, еще несколько обломков сорвалось вниз и этот грохот внезапно выдернул мужчину из блаженного забытья, в которое тот успел провалиться.
- Свяжись с челноками, Линтон… - вытянув руку, дернул за рукав кузена, силясь улыбнуться, несмотря на стекленеющие голубые глаза. – Пусть готовятся к взлету. Обрисуй все как есть. На ИЗРе должны подготовить медблок и две медкапсулы… три возможно. Или чет.. Четыре. – речь уже стала прерывистой, прокуратор находился на грани потери сознания, но продолжал держаться на одном только усилии воли.

+2

18

Линтон с откровенным беспокойствием слушал эту журналистку и всерьёз опасался за её психическое здоровье. Нет, не в словах дело, в конце концов, она так могла и шутить просто, тем более было над чем посмеяться. Просто сам её голос, нервные смешки намекали на то, что она как минимум потрясена.
Неудивительно.
Не каждый день же сталкиваешься с подобными событиями, когда в замкнутом пространстве что-то взрывают и убивают кучу важного народа. Линтон же благодарил своих наставников-пророка, наставников на Ондероне и Озая отдельно за то, что сам Кето решил не проявлять прям такого благовейного желания послушать, что там будут говорить Триумвират и Мон Мотма. Да, вряд ли можно им приписать такую заслугу напрямую, но это уже скорее нервное. И ведь это спасло его, чёрт возьми. Ведь если младший помощник подошел бы намного ближе, чем хотел, то возможно он сыграл бы в ящик. Его навыков телекинеза точно не хватит на то, что делает Озай и тем более Ритхилт.
Вот тебе и приобретенная осторожность будучи учеником Секты. Не зная об опасности всё равно не стал лезть в самый центр. - Иронично подумал Линтон.
И тут он внезапно вспомнил.
Вспомнил тот злополучный сон со взрывом. Детали были не четкие, но были ведь! Был этот гребанный взрыв!
Может, это событие и пришло ему во сне? Надо было все же попытаться заглянуть в будущее перед отправкой сюда. Наверняка он смог бы найти куда более четкие и стоящие ответы, чем просто строил догадки на основе сновидения.
Хотя, не факт, что ему пришло бы именно это видение о данном событии. Будущее вообще вещь непредсказуемая, особенно для неопытных пророков. Кето помнил слова старших пророков, которые обучали его предвидению. Помнил их слова.
Но и предотвратить это событие парень не смог бы при всём желании. Ну сказал бы он Озаю об этом, сказал бы гранд-визирю, который в провидении даже лучше и что дальше? Побежали сразу всё отменять, или переносить, потому что видите ли мальчик-пророк взрыв увидел!
Ладно, сейчас это уже не важно.
А важно то, что надо было каким-то образом успокоить журналистку. Еще в панике что-то не то сделает и всех убьёт тут.
Отчаянные ситуации требуют отчаянных мер.
Нужно собраться с силами и говорить максимально уверенным голосом.
- Таринаэль, прошу вас успокоиться. Всё позади, мы все должны сохранять спокойствие, чтобы выжить в этой не очень красивой ситуации, - говорил Линтон. Каждое слово он подкреплял Силой. Каждый звук, каждая буква, каждый слог были пропитаны Силой и всё это вливалось в уши девушки. Ему даже не нужна была ярость. Как тогда, когда он пытался таким образом заставить Вэкса отдать меч и перерезать самому себе горло. Сейчас ситуация хоть и такая же опасная, но эта девушка точно не противник молодого пророка.
Да-да, работник Следственного Комитета пытается убедить журналистку с помощью Силы успокоится. Непривычно в таком ключе использовать свои способности, но все же надо было хотя бы попробовать. Да и по-человечески эту девушку было ему жалко. Все же в критической ситуации она проявила себя довольно смело, а ведь могла убежать с криками и воплями.
Вздохнув, юноша повернулся к своему кузену, который отдал очередной приказ.
На минутку Кето хотелось применить эту же Силу против Прокуратора, чтобы тот не перенапрягался, но этот соблазн быстро прошел. Все же не факт, что если Озай вырубиться, то будет хорошо, да и плюс его родственник все же куда более сведущ в Силе, чем сам пророк и тот уж точно поймет, что Линтон на него воздействовал, пусть и с благородными целями и уж точно по головке не погладит, только если не оторвёт её от тела для проявления нежностей.
- Так точно, - сказал Линтон и тут же по комплику связался с челноком и принялся объяснять ситуацию.
- Во время переговоров произошел взрыв. Кто-то погиб, кто-то выжил. Со мной сейчас Гранд-мофф, Гранд-визирь и Прокуратор, а также журналистка. Готовьтесь к взлёту. И на ИЗРе должным образом должен быть подготовлен медблок и подготовьте сразу четыре капсулы, - сказал Линтон, повторяя указания своего кузена.
Главное успеть. Ведь Империя Бастиона как раз держится на этих трех человек, двое из которых одной ногой в могиле. Озай хоть и в куда лучшей форме, но ведь ему одному придётся все разгребать. Линтону было жаль, что он ничем толком не мог помочь своему родственнику в такой ужасной ситуации.

Отредактировано Linton Keto (16.03.18 22:39)

+1

19

Истерика сейчас была совсем не к месту, Тари прикрыла рот ладошкой, что б хоть как-то прикрыть поток льющихся слов. Сейчас в голове была мысль – забрать людей и смыться подальше. Опять в голове не возник вопрос зачем? И почему именно их, ведь вокруг было много людей. И почему Линтон так напоминает ей ее младшего братца, которого она так любила. А Прокуратор... Тут женщина увидела что он творит, не жалея себя и только пискнула. Но смолчать не смогла.
- Вот это силач, или как оно там называется. Да вам бы на телевидении выступать! Хотя конечно, возможно тут дело в материнской заботе? Или она тут называется отцовская? Или еще как? А может все дело в потолке? – она повернулась к парнишке, но тот тоже убежал, тогда девушка вопросила в потолок, точнее в его отсутствие. – Хотя может, хочет поближе роспись рассмотреть? Я бы тоже не отказалась, да вот только колени дрожат, - затем девушка продолжила говорить, уже как будто на интервью. - Уважаемые зрители, сейчас вы видите воистину героический поступок, во имя любви к родине. А может чего-то большего. Проявления человечности и самопожертвования... – снова всхлип. -  Да заткнусь я сегодня?!
Девушка вцепилась намертво в штурвал. Наверное надо было попробовать оказать медицинскую помощь, тем более что первые ее наметки она могла сделать, но ничего не получалось от слова совсем. И Тари смирилась с этим положением. Так всегда случалось. Наконец люди были загружены ,и Прокуратор тоже провалился на борт.  У него даже нашлись слова, что Тари стало стыдно за себя, а по телу начали растекаться волны спокойствия. Возможно, кто-то из них двоих воздействовал на девушку при помощи Силы, но это помогло собраться.
- Да что там Империя, мне хватит просто спасибо и личного интервью, - она больше не истерила, так, где-то в спидере была аптечка. – Сейчас я постараюсь помочь, - спидер плавно двинулся вперед, сама не зная почему, но девушка вела машину очень ровно, стараясь не потревожить раненных пассажиров.  Это было сложно, но Тари сосредоточилась на этом, и все вышло очень даже хорошо. – Конечно, я проведу, но беда в том, что вам нужно хотя бы бакто-пластырь наклеить. Тут была аптечка. Линтон, вы мне не поможете?
Слова парня всплыли в голове, как и образ ее брата, похожего больше на мать, чем на отца. Спокойный и уравновешенный парень, скрывающий эмоции, всегда серьёзный и такой правильный, не то что женщины семьи Нио. Но это было тоже не сейчас.
- Да, спасибо вам, мне уже немного легче, я понимаю, как это все странно выглядит, но найдите аптечку и помогите своему родичу.
Тари высказалась наугад, ведь наверняка она этого не знала. Спидер улетал, унося свою драгоценную ношу из эпицентра взрыва. А девушка вела его вперед, к назначенной цели, видя только это перед собой. Так было легче и помогало не думать о умирающих людях внутри. Хоть спидер и шел плавно, но все равно очень быстро. Дорога, показавшаяся Тари вечностью, на самом деле заняла всего несколько минут. Она осторожно приземлила транспорт перед челноками и только тогда позволила себе расслабить руки. От чего она просто не выдержала и медленно спустилась на пол. Из глаз девушки брызнули слезы. Женщина остается собой в любой ситуации, а слезы очищают душу. Она вспомнила Тери, своего оператора, тело которого найдут потом, под завалами. Общая суета только начиналась, а девушка, хоть и успокоенная Силой, все равно не могла подняться на ноги. Истерика отпустила, осталась боль и горечь утраты друга и многих людей, на нее накатили отголоски эмоций, которые помогала глушить истерика. А теперь ее убрали, и все это волнами накатывало на девушку. Она просто сидела и смотрела в одну точку, а слезы не переставая текли из ее глаз. Но главное она спасла хоть кого-то, помогла. А дальше будь что будет...

+2

20

Эпизод закрыт. Участники получают в награду 2 б навыка со свободным распределением.
Линтон Кето получает 1 балл Силы, Озай Кето, Виджил так же получают по 2 балла Силы.

0


Вы здесь » STAR WARS. Падение » memory » Власть огня [Орд-Мантелл]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC