STAR WARS. Падение

Объявление



10.12.2018 - Нам исполнился ровно год, с праздником, дорогие форумчане!
В виду массовой загруженности, до середины января у нас объявляются мини-каникулы, амс никому не будет напоминать про посты и, вообще, особенно "отсвечивать" в Силе, подготавливая и расставляя по местам все обновления.

Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

20 год Явинской Битвы.
Империя и Республика
Тьма и Свет

Добро пожаловать в по-настоящему суровый мир Звездных Войн.
В нашей Галактике мы уважаем старый канон Расширенной Вселенной, однако, следуем по нему авторским сюжетом. Вы можете присоединиться к одной из солирующих на галактической арене партий, или основать свою собственную, но помните, что у нас будущее зависит только от нас самих, а любая ошибка может стать последней.
Tirant Ark
Galaxy GM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS. Падение » memory » Двойная игра [Бастион]


Двойная игра [Бастион]

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

ДВОЙНАЯ ИГРА



Благородный муж думает о должном. Низкий человек думает о том, что выгодно.  [Конфуций]

Дата:

Место:

15.10.19ПБЯ

Бастион

Участники:

Предупреждение:

Линтон и Озай Кето

14+

аннотация:

►►► Линтон, молодой пророк и родственник самого Прокуратора, недавно получил назначение в младшие следователи. Должность не самая высокая, но с перспективой карьерного роста, однако, в закулисьях имперского дворца самое простое назначение не всегда то, чем кажется. И Линтону, пришедшему по вызову кузена в тренировочный зал Цитадели, предстоит в этом убедиться. ◄◄◄

+1

2

Линтон хоть и давно находится в Империи Бастиона, но все же толковой властью тут не обзавелся. Честно говоря, не очень и хотелось, потому что политики хватало и дома, пусть и младшего Кето до серьёзного и не допускали ввиду возраста и его вспыльчивости.
Притом время, проведённое у пророков парню больше привили любовь к знаниям и некоторую осторожность. Лучше быть в тени, чем у всех на виду. Так будет проще узнать то, что нужно и притом не быть убитым из политических соображений. Не очень искренний мотив и какой-то откровенно идиотский. И слишком уж ироничный.
Но повышение по службе в следственном комитете штука весьма приятная.
Пророку потребовалось много времени, чтобы доказать работающим там инквизиторам, что он чего-то да стоит.
Было не легко, особенно слышать всякие издевательские комментарии, а некоторые даже в шутку предлагали пророку выйти из допросной, если вдруг зрелище пыток ему в новинку. Один даже умудрился ведро ему притащить, если вдруг вырвет не дай бог.
Веселые были дни.
Но хоть сейчас уже легче и на том спасибо.
Только вот паренька больше всего волновали не шуточки инквизиторов, которым все равно должности повыше и не светят, а то, что его развитие двигается с черепашьей скоростью. Озай как Прокуратор очень даже занят и не может уделять ему много времени. Линтон это понимал, но выход из положения надо было искать.
Слишком уж мало у него знаний и еще меньше информации. Не хотелось быть совсем не подготовленным к чему-то. Понятное дело, что возможно спешить не стоит, но Кето опасается, что промедление когда-то может стоить ему жизни. Все же он не в Ордене Джедаев, где одна сплошная любовь, разве что без какого-нибудь шоу.
День вообще должен был быть вполне обычным. Все равно ничего такого не происходит, а свою малую часть писанины, которая гордо именуется, как отчёт он успел приготовить уже.
Кето вообще старался не тянуть с этими отчётами, потому что если пропустить сроки, то потом вообще по башке дадут. А говорят, что один из помощников главы комитета некий Вэкс Вэйгон умеет очень громко кричать и повезет, если не попадешься ему под не очень легкую руку.
Только вот он не был обычным, по крайней мере для Линтона точно. Внезапно Озай связался с ним по комплику и вызвал его в тренировочный зал Цитадели.
«Надо же. А я думал, вызовет к себе в кабинет. Хотя, глупо будет вызывать туда постоянно меня.» - Подумал Линтон. Но это все равно не было бы удивительным, все же Линтон кузен Озая, но все равно мало ли. С этой политикой вообще фиг чё поймешь. Поэтому молодой пророк даже не задумывался над этим особо и просто направился в тренировочный зал, взяв с собой клинок.
Дойдя до помещения, Линтон заметил, что его кузен уже тренируется с мечом.
Неужели решил уделить время для тренировки?
- Здравствуйте, господин Прокуратор, - произнес Линтон серьёзным голосом. Тон был официальным, потому что не хотелось панибратства в сторону кузена, все же их положение в Империи слишком отличаются. Наедине еще можно, но, в Империи трудно понять, когда ты один, а когда тебя прослушивают или за тобой подсматривают. Пусть на пророка это не распространяется, но на Озая вполне. Важная фигура все же.
Поэтому паренек очень волновался за своего родича. Мало ли что может случится? А ведь Линтон даже помочь не может. Стоит сказать неправильное слово не тому человеку и в тот же день оторвут голову и это если повезёт. А молодой пророк еще не развил в себе достаточно сил и не усовершенствовал те техники, которым его научили старшие пророки, чтобы спокойно можно было противостоять кому угодно. Только основы, но их также недостаточно.
Несмотря на вполне себе официальный тон, юноша позволил себе широкую, радостную улыбку. Он был рад видеть своего родственника. Рад тому, что тот жив и здоров. И притом не теряет форму. Обидно все же будет однажды увидеть ленивого до невозможности с огромным слоем жира где только можно кузена. Просто это будет уже не Озай, не его стиль. К тому же такой вид может привести к проблемами со здоровьем, что чревато смертью, особенно здесь.
Оставалось надеяться, что ничего серьёзного не произошло.
- Вызывали?

Отредактировано Linton Keto (19.03.18 20:48)

+1

3

Алый полукруг описывает каждый из клинков, но с одной стороны в красный росчерк вплетается бронзовое зарево рожденное уникальным кристаллом в этой стороне рукояти. Удлиненная рукоять приспособленная под любой хват, с рельефной выступающий гардой, предназначенной для нанесения удара в случае необходимости  тускло отражает слабый свет со стен зала. Мужчина, приземлившись на пол на выставленное колено в выпаде, легко касается вторым – сгибая- пола и переходит в уверенное вертикальное, разворачиваясь и близко переступая на три полных оборота ступнями, скованными толстой подошвой офицерского сапога, вокруг своей оси. Шаг. Кисть ведет клинок за центральный хват рукояти в ход оборота по восьмерке бесконечности на левую сторону. Шаг, перекрещивая в «па» ног в лодыжках. Выворот кисти и изменение направления оси клинка, обходящего смертоносным пламенем так близко от бедра в черной материи форменных брюк, что почти создается ощущение касания. Следом в поворот идет плечо. За ним в танец вступает корпус. Еще шаг и завершение разворота в резком выходе в вращение по одной оси вертикали, пока клинок завершает восьмерку. И снова заходит на нее, но уже описав круг над головой и рукоять перехватывается другой рукой. Багровое свечение обхватывает худощавую крепкую фигуру в плотный кокон пламени, когда два лучу светового меча увеличивают скорость вращения, пока не сливаются в единую полосу – не разобрать в ней ни начала, ни конца. И красные всполохи посреди затянутого полумраком зала придают картине образ сюрреалистичной отрешенности от бренного бытия, разбавляя мистическим образом реальность.
Ондеронец, с коротко остриженными теперь золотисто русыми волосами, облачен только в брюки от униформы, чья эластичная ткань позволяет выполнить любой выпад, не рискуя что оборвется движение ибо прочность материи не даст пространства для маневра или вовсе порвется. В стиле боя который любит вести Озай Кето подобное сорванное на сантиметр раньше действие может стоить ему конечности или жизни. Здесь иные правила игры, в которых нет второго шанса – каждая ошибка возьмет свою расплату и никакие связи не помогут. И удобная обувь так же увеличивает успех, но он давно привык к высоким облегающим ногу армейским сапогам с их плотной подошве и невысокому кованому каблуку, который способен наносить страшную рану в прямом ударе в конечности, корпус или лицо. Особенно лицо.
Еще поворот. Восьмерка. Торможение на замахе и изменение направления. Полный оборот. Резкий выпад на левую ногу. И второй клинок успевает погаснуть, пока рука распрямляется полностью.  И тут же летит, ведомый кистью назад, с полным разворотом корпуса и изменением опорной ноги…. И в красном зареве в полумраке светящиеся медовым золотом глаза прокуратора фокусируются на фигуре в дверном проеме впереди. Какого? И только спустя секунду приходит воспоминание, что он сам велел вызвать кузена сюда, не подумав что настолько войдет в раж, опьяненный энергией пробужденный этим танцем воинов, и забудет о времени. Гаснет и первый клинок, ситх опускает выброшенную перед собой с рукоятью в жестком хвате кистью руку вниз и переходит в более естественное для человека в спокойном состоянии разговора положение тела в пространстве. Стафф уходит за спину, в магнитное крепление в перекрестии ремней, проходящих по плечам и обхватывающих ребра, пока не цепляются за поясной ремень. Но корпус сейчас обтянут лишь туникой без рукавов и на темно серой ткани в сущности не подметить во мраке широких мокрых полос от пота там, где материя входит в плотный контакт с плотью. Широкая грудная клетка гоняет воздух чаще обычного, колотится сердце и еще вздуты жилы, оплетающие руки. Небрежно отряхнув влагу ладонью с лица и проведя пальцами по волосам, прокуратор звериным движением встряхивает головой и фыркает.
- Вызывал, - он не спорит. Только идет на кузена уверенным широким шагом как будто не собирается останавливаться и намерен пройти прямо по юноше. – Оставь официоз. Здесь нас никто не слышит.  Как работается, Линтон? – он все таки останавливается в метре от визитера и поднимает руку, отводя ее на правый бок. Узкое полотенце из тонких синтетических волокон срывается с полки на стене и спустя мгновение ока оказывается в этой протянутой руке. И Прокуратор обстоятельно промакивает им лицо и шею. – Тебе по душе среди инквизиторов? Никто не… доставляет особых неприятностей?

+1

4

Кузен выглядит весьма воинственно. Даже приближается к нему уверенно. Линтон был чуть ниже своего двоюродного брата, но это не сильно заметно. Зато сам паренек был не очень крупным в сравнении с ним. Плечи не такие широкие, грудная клетка аналогично. Но это не особо смущает юношу. Ведь ему всего то двадцать лет, еще растёт.
- Я не знал, поэтому на всякий случай поддерживал его. Не могу я все же позволять себе панибратсва с самим Прокуратором. Да, мы родственники, да, ты после первой такой моей выходки объяснишь мне, почему подобное делать не стоит, но даже одного раза достаточно, чтобы опустить твой авторитет. Не очень хочется этого делать, - пожимая плечами, ответил Кето.
- А может я просто преувеличиваю, сам не знаю, но рисковать не стоит, - дополнил он буквально через пару секунд.
Все же хорошо, что они одни. Можно разговаривать свободно, никто не подслушивает и хорошо. Можно позволить себе беспокойство и опасения.
- Да вполне неплохо. Знай себе ловить преступников и вести в допросную. Зато можно добыть кучу информации. Ну, не вся из них ценная, некоторые даже просто сплетни, но ведь не бывает дыма без огня. А я стараюсь обращать внимание даже на сплетни. Мало ли, что в хозяйстве пригодится, - произнес пророк и засмеялся.
Вообще сбор информации Линтону доставлял удовольствие, почти такое же, как изучение Силы, пусть оно и не такое прям яркое. Это даже помогает в работе.
- Да нет, я думаю они этого не делают из-за того, что ты все же важный человек в Империи, а я твой родственник, пусть и двоюродный. Но их высокомерие очень даже предсказуемое. Может их забавляет, что пророк делает инквизиторскую работу, я точно не знаю. Только вот я доказываю то, что я не какой-нибудь неженка, которого может стошнить на очередном допросе. Да и ничего особого отвратного я там не находил, - сказал он. Возможно это из-за того, что настоящей жести парень еще не видел. Все же младший сотрудник и сталкивается с мелочами в основном.
- Иногда я даже балуюсь с предсказанием будущего. Ну там каким ходом может убежать предполагаемый преступник и тому подобное. Конечно, этим я стараюсь не увлекаться слишком сильно. Все же мои видения как могут сбыться, так и нет в одинаковом соотношении. Но пока мне везло, - с широкой улыбкой поделился своими достижениями юноша.
Линтону было приятно вообще разговаривать со своим двоюродным братом. Только вот беспокойство никуда не уходило. Большая власть предполагает большую ответственность, а еще это делает человека желанной мишенью для различных интриг. Даже через него враги могут попытаться воздействовать на Озая. Поэтому Кето и хочет быть сильнее, чтобы никакая мразь не могла использовать его тушку как рычаг давления.
- Ты сам то как? Никто не пытается плести против тебя очередные интриги? Политика же штука такая, там нет постоянных друзей и врагов, постоянны лишь интересы, - с беспокойством спросил молодой человек.
Да, интересы чаще всего не меняются. Бывают, конечно, исключения, но не всегда.
- Кстати, а по какой причине ты меня вызвал? Вряд ли же просто, чтобы поинтересоваться моими успехами. Можно было ограничиться сообщениями по комплику ведь. А тут ты зовёшь меня сюда, где нас никто не слышит, - спросил Линтон, смотря на своего родственника.
Всё это неспроста и парень уже начинал это понимать, когда его сюда позвали.
Наверняка Озай хочет сказать ему что-то такое, что не должно достигнуть лишних ушей. И что очевидно нельзя болтать направо налево. Да и паренек не собирался этого делать. Он верен своему родичу и не по своей воли точно не выдаст что-то, о чём нужно молчать.
Нет, всё очень непросто. Довольно не просто. Ты наверняка же что-то задумал. Надеюсь, что я смогу хотя бы помочь. А то толку то от меня сейчас пока особо нет без особой Силы и тем более положения в Империи. - Подумал Линтон. Хотелось и сказать об этом, но мысли так и остались таковыми. Все же это будет походить на нытье, причем бесполезное. А ныть без повода особого не хочется.
Ведь всё впереди, надо просто постараться.
Как минимум моральную поддержку парень Прокуратору окажет, если будет нужда в этом. Может даже дать совет, если будет такая возможность.

+2

5

Закончив с процедурой под щебетание кузена, который в отличие от Озая по причине ли молодости или более общительной природы был куда более говорлив. Сам прокуратор в таких вопросах отделывался ответом – нормально – и таким выразительным взглядом, чтобы и дураку становилось понятно о бессмысленности расспрашивания дальше. Но юношу можно было понять, с кем ему еще здесь разговаривать? Всех друзей среди пророков он лишился, те кто выжил все еще в бегах и вне закона. Да и были ли там друзья? Человек существо социальное, ему необходима хотя бы вера в то, что вокруг есть  - пусть один – кто то кому он не безразличен. Попытки уцепиться за друзей, которые на самом деле не испытывают к тебе ничего кроме чувства выгоды – они приводят к падению. Рано или поздно.  Сильнее привяжешься – труднее переживешь неизбежное предательство потом. У меня не было друзей, даже Виджила мог ли я назвать таковым – если понимал, что прежде всего наш союз с ранних дней основан на взаимной выгоде прежде всего. Я – кулак, он – холодный разум. Я – сердце, он –  мозг. Можно сколько угодно было кичиться своей силой и демонстрировать, что никто не нужен, сам справишься. Один на один – да. Но не один против толпы. Стоило старшим демонстративно отвернуться, внизу начиналось то, что творилось во всех кругах темных – чтобы там не говорили с улыбочками на публику. Грызня. Подсидеть ближнего, обгадить нижнего. Это прикольная тренировка, когда мы уже выросли и осознали выгоду каждого из членов Секты для ее развития и процветания. Когда же мы были подростками с зашкаливающим уровнем гормонов и бешеной агрессивностью диких зверей, нам было плевать на потенциальную пользу любого вокруг. Каждое слово воспринималось двусмысленно, везде виделось желание оскорбить, задеть, унизить. И как не практикуй философию, метким словом там не сыграешь – победит все равно сила. Нос сломают. Или в глаз дадут. И сколько потом проку на больничной койке от того, что твой разум оказался острее, а словарный запас – шире.  Помню я былые времена, когда Ритхилту неслабо прилетало в морду за его высокомерный алдераанский акцент. Братец, братец… помню я тебя еще таким, когда твой гонор превалировал над расчетливостью. А вот боевые навыки за гонором не поспевали. Какими невидимыми путями Сила нас свела тогда  и убедила в выгоде друг для друга. Я был старше на два года, но попали в Секту мы практически одновременно….
Линтону повезло больше. Его привез туда я – и это все знали. Нигде не прописано, что у пророков могут быть любимчики, только у всех были. Старшие закрывали для таких свои глаза на провинности и косяки, поддерживали ценным советом по существу, незримо возвышались за спиной перед глазами других юнцов которые искали повода подраться.  Ты, кузен, больше похож на Ритхилта – чем на меня. Такой же изящный, статный, деликатный в общении. И тоже склонный к провидению. А ведь в вас вообще нет родственной крови. Тебе пришлось бы несладко у Пророков, если бы к тому моменту я не был достаточно высок в положении там и уважаем – или же попросту боялись – среди них. Когда каждый знал, что докопавшись до тебя однажды в тренировочном зале может получить от меня. Это всегда было так невинно – старший выходя в спарринг с аколитом, мог биться в полсилы, чтобы научить чем то. И размяться самому. А мог оставить в кровавых соплях и с переломанными костями.  Ты везунчик, кузен. Но я задумываюсь теперь – а правильно ли я делал? Жизнь однажды ударит и по тебе, а ты привыкший к моей тени за спиной можешь сломаться, ее не найдя.  Ничего. Время есть. Все поправимо.

- Рад слышать, что ты уже освоился, – вернув полотенце на место, накинул на плечи китель – чтобы не охватило прохладой разогретые мышцы. И протянув руку похлопал юношу по плечу. Суровое лицо преобразила теплая улыбка, адресованная родичу.  - И сожалею, что не могу сам уделять тебя достаточно много времени, занимаясь твоей подготовкой.  Пока весь штат не проверен и я не знаю наверняка, кому могу доверять, я вынужден полностью сконцентрироваться на работе. –Широкие брови хмуро сползли ниже, почти сойдясь над переносицей и зло сверкнули глаза. Он ненавидел бюрократию и всю эту гизкину возню по кабинетам, но выбора как водится не было – процесс замены на своих ставленников не был быстрым, потому что за каждого приходилось по настоящему воевать. Брата охватывала паранойя при каждом назначении и квалификацию требовалось доказывать снова и снова в жарких диспутах.
- Но ты абсолютно прав, я пригласил тебя не просто для светских разговоров.  – Пальцы с силой стиснули плечо. – Как ты догадывался полагаю, в СК я назначил изначально тебя не просто так. Инквизиторы – народ опасный, их преданность сильно сомнительное понятие. А Тремейн – к которому ее можно ожидать – лошадка темная, я ему не верю. И потому я даю тебе первое действительно серьезное задание. Сегодня вечером подпишут твое повышение до помощника заместителя главы СК, Вэкса Вэйгона… Я хочу чтобы ты попал к нему в ученики. Любым способом.

+2

6

Линтон радовался, что его кузен в весьма хорошем расположении духа. Об этом свидетельствовала улыбка на таком суровом лице. Даже по плечу умудрился похлопать. Хорошо хоть тот умеет рассчитывать свою силу, а то еще не дай бог что-нибудь сломал бы по неосторожности, а потом ходи, да лечи раны.
- Да я всё понимаю. Я все же вышел давно из того возраста, когда капризы были нормой, - пожимая плечами, ответил молодой пророк, когда Прокуратор изъявил своё сожаление о том, что не может уделять его подготовке больше времени.
- Слушай, у меня только просьба к тебе. Если будут какие-то труды, связанные с Силой, то можешь мне их хотя бы одолжить на время? Я хоть что-то новое почитаю, а то у меня такое ощущение возникает, что я тупею. Не просто зависаю на месте, а иду в обратном направлении. Да, в физическом плане я развиваюсь, тем более наличие кучи физически сильных инквизиторов не дает расслабится и я вынужден соответствовать хотя бы частично, но вот в плане изучения хотя бы теории Силы тут всё туго, - сказал юноша. Он надеялся, что его просьба не будет слишком уж наглой, или особо тяжелой. Все же Озай наверняка ведь знает страсть своего кузена к накоплению знаний. Даже в Секте он почти не выходил из библиотеки в свободное время, а иногда даже умудрялся утомлять своих наставников бесконечными вопросами. Да, такое рвение к изучению искусства предсказания может и похвально, но Линтон и таких стариков умудрился вконец доконать.
А вот с инквизиторами такой номер не прокатит, поэтому Кето сдерживает своё любопытство, но не может без неё, что заставляет его вымещать гнев на подозреваемых, когда представляется возможность.
- Неужели всё так плохо с штатом и доверием? Я понимаю, что здесь не Орден Джедаев или Республика, но неужели здесь прям одно сплошное змеиное гнездо, в котором уже никому нельзя доверять? Тебе, по сути, придется тогда всех заменять своими людьми, но притом это вызовет кучу подозрений в твою сторону, - начал говорить юноша. Все же у родича проблем было выше крыше и уж точно их было больше, чем у молодого пророка проблем с накоплением знаний о Силе здесь.
Следующие же слова Озая вызвали легкое недоумение у Линтона. Паренек даже не среагировал на то, что его плечо сжали.
А потом пророк странно посмотрел на своего кузена. Словно взглянул на него в новом свете. Под новым углом, который, казалось, ранее не существовал вообще, а теперь он существует. Чудеса, да и только.
- Озай, тебе бы действительно обучаться предвидению. Из тебя мог бы выйти неплохой пророк, пророк-политик, по крайней мере, - тихо, но отчетливо произнес аристократ.
- То есть я имею ввиду, что я итак рассматривал кого-то из старших инквизиторов в качестве своего наставника. Ведь у них есть свои методы манипуляции Силой, а у пророков свои. Мне хочется взглянуть на Силу под разными углами, - пояснил Кето. «А еще я готов хоть силой выпытывать у джедаев их принцип использование Силы и изучить его. Ведь интересно взглянуть на Силу под другим углом, пусть он и кажется излишне ограниченным, если верить словам старших пророков.» - Подумал мальчишка. Эту мысль он не рискнул озвучить своему кузену, поэтому мысль так и осталась мыслью, не обретая реальных звуков.
- Насчет наставника среди инквизиторов, я думал выбрать того из старших, который будет ближе и гораздо доступнее. А тут ты как раз говоришь о назначении меня помощником одного из них. И близко и доступ есть, - задумчиво произнес пророк.
Да уж, Озаю впору бы учиться предсказывать. Так уж удачно всё совпало с только начавшим зарождаться планами Линтона на изучение Силы.
- Но почему именно Вэкс? Неужели он у тебя вызывает меньше всего доверия? И разве он не будет подозревать меня? Ведь ты поспособствуешь моему повышению до такой должности и что именно к нему я попадаю. Вряд ли он идиот. Это хорошо, если он решит, что ты просто решил устроить мою задницу на теплое местечко. Но если у него развита хоть капля паранойи, то он может подумать и в другом ключе. Слежка, например, - произнес Кето.
Шпионаж уж слишком очевидная причина. Тут даже гением быть не надо, чтобы это понимать. Конечно, есть еще версия, что этот Вэкс мог испытывать острую нехватку личного ученика, которому хочется передать знания и навыки, а Озай по доброте душевной решил отдать Линтона ему, убив сразу двух зайцев одним выстрелом.
Только вот данная версия слишком пахнет идеализмом, что совсем не в духе кузена. Слишком уж щедрый подарок для старшего инквизитора.
А если о слежке подумает не только Вэкс, но и Высший и потом даже Верховный инквизитор? Это вообще будет полной жопой. Пусть Линтон и не крупная рыбешка, но если малёк начинает излишне часто маячить и надоедать - его могут запросто сожрать, или просто раздавить, чтобы не мешал.

Отредактировано Linton Keto (22.03.18 01:33)

+1

7

- Я могу выписать тебе допуск к библиотеке Академии, - несколько озадаченно произнес Прокуратор. – Там хватит литературы, чтобы провести не один вечер с пользой. Хотя серьезной нет… конечно.  Если цель твоя высока, я могу попробовать переговорить с Виджилом. Возможно мне удастся выбить в его плотном расписании паоу часов в неделю для тебя, - рисковая авантюра. Гранд-визиря стоило теперь опасаться больше чем когда либо, он становился все менее предсказуемым. Хаос воцарялся вместо Тьмы вокруг Цитадели, и что было тому виной – Озай предпочитал не задумываться, чтобы не оказаться поглощенным самому . Теперь только Адрия билась еще раненой птахой, пытаясь выпутаться – он же позволил этим липким нитям крепко опутать себя. – Пойми правильно, Линтон. Все, кто здесь есть – люди гранд-моффа или гранд-визиря, а я им вроде как навязанный начальник. Чужак. Если что то непредсказуемое свалится на голову, я окажусь ими же и брошен. – ондеронец нервно дернул щекой, убирая руку с плеча родича. Как ему было объяснить кузену все риски этих ставок, в которых пока что он проигрывал. И дело не только в его безопасности, он чувствовал свою ответственность за нее, ту что почитал как мать и выше. Когда арка о двух колоннах, падение одной из них означает конец для обоих, и это допустить Кето никак не мог. Теперь рядом с ним был еще этот юноша, помимо Адрии – и прокуратор отвечал за обоих них, не в силах позволить себе оступиться или пасть. И хуже всего было лишь то, что подвох он ждал от родного брата теперь.  Ко всем прочим грехам добавлялась ревность – а она то способна была толкнуть на самые безумные решения.
- А Виджил ситх, как ты помнишь.
– Озай вздохнул, выпуская воздух из грудной клетки. – Одна ошибка подле него для любого значит смерть, к чему я не стремлюсь. Я не могу поручить тебе Дариуса. У него уже есть заместитель во первых. Во вторых, чтобы пробиться к главе СК в ученики нужен немалый поклон фортуны, на что я уповать не могу. Рядом же с Вэксом перед тобой будет весь Комитет во всей своей красе. И я хочу, чтобы ты следил за каждым вздохом. Каждым жестом. Каждым словом. И обо всем докладывал мне. Твое старание позволит мне не смотреть каждый день на инквизиторов и избавит хотя бы от одной головной боли. Это очень серьезно, Линтон. – медово желтые глаза вцепились взглядом прямо в глаза младшего Кето. – Если ты не готов, то скажи мне прямо сейчас и я не стану заставлять тебя так рисковать. – Чистая правда, он не собирался заставлять юношу. Миссия была крайне ответственна, требующая умения держать свои мысли как и свой рот на замке, проявлять хитрость, осмотрительность, изворотливость. Провал недопустим. Если родич не готов, придется просить Адрию об ответной услуге за все, что для нее делал. Она изворотлива и расчетлива, ей это не будет слишком трудно. Если она согласится. – Он не дурак. Ты прав. И подозревать тебя будет почти наверняка. Но я ведь не сказал, что это будет лёгкое задание, а? – Кето сделал несколько шагов в центр зала, после чего развернулся и отбросив китель картинным жестом извлек из за спины стафф, направив одним концом в сторону Линтона. И усмехнулся. – Защищайся, кузен. Не упускать же такой  шанс. – алое пламя вырвалось с стороны эмиттера, что смотрел на младшего из ондеронцев с высоты вытянутой правой руки старшего. – Если ты еще не забыл, с какого конца браться за световой меч. – Рука медленно сгибаясь уходила назад над плечом, пока эмиттер не оказался на уровне виска владельца. И резво развернувшись из этого призрачно спокойного и неподвижного состояния, вокруг своей оси, прокуратор, успев провернуть стафф с уже обеими вспыхнувшими клинками над головой, обрушился на кузена продавливающим, но оттого простым ударом сверху вниз с замаха. Его мало волновало, что у родича могло даже меча при себе не оказаться – это его проблема. Тем более, что возле дальней из стен на магнитных креплениях покоились несколько слабосильных специально для тренировки рукоятей с одиночным хватом и стандартной длиной клинка. Враг не будет спрашивать, готов ли – и только в собственных руках забота о выживании.

+1

8

Линтон предполагал, как может рисковать Озай даже просто выбить эту пару часов в неделю на него у гранд-визиря. И то, что он предполагал - ему не нравилось совершенно.
- Да не надо, не рискуй так. Пока допуска вполне хватит. Я думаю, можно что-нибудь поискать, если постараться. Наверняка в библиотеке есть нечто такое, до чего допускают далеко не всех учеников, но могли бы допустить меня при твоем содействии. Для начала хотя бы это подойдет, а дальше уже можно действовать по ситуации, - произнес Кето. Ему было приятно, что Прокуратор так чутко отреагировал на его просьбу и на опасения отупеть. А ведь мог пропустить мимо ушей и талдычить о своём задании.
- Я понимаю, Озай. Еще я понимаю, что скорее всего говорю очевидную вещь, но будь осторожнее, если вдруг намерен заменять людей гранд-визиря и гранд-моффа на своих. Ведь не просто так те люди на своих должностях, пусть ты их непосредственный начальник, но фактически они будут подчиняться только им двоим. И у меня такое ощущение еще, что кто-то из них, или все они шпионят за тобой. Если бы разговор был в твоём кабинете, то как минимум одна пара лишних ушей услышало бы всё, что говорим мы двое. А там и они всё узнают, - произнес Кето.
Вообще парень осознавал, что выглядит довольно жалко, давай очевидные советы взрослому и гораздо более опытному в таких вещах человеку, чем он сам. Но Линтон ничего не мог с этим поделать. Беспокойство за кузена росло. Тот очень сильно рискует, ходит на краю пропасти. И самое смешное, что юный пророк ничего не может с этим сделать.
Дальше уже Озай принялся объяснять, отвечая на вопросы Линтона. Да, к Дариусу у него вряд ли будет доступ, это Линтон итак понимал. Но у Дариуса вроде были и другие заместители, помимо Вэкса. Но все же Кето не был против Вэйгона. Пусть тот и очень гневный, но зато силён и свиреп в битве. Если удастся завоевать хоть какое-то уважение со стороны этого громилы, то уже будет легче. В идеале надо даже обучиться всему тому, что знает он.
- Честно скажу, я не знаю, смогу ли справится с этим заданием или нет. То есть да, если будет задумано что-то против тебя, или Триумвирата, я постараюсь сообщить об этом, но в шпионстве я не силён, поэтому вряд ли от меня будет толк на этом поприще. Я все равно собирался пойти в ученики к одному из старших инквизиторов. И я совсем не против попытаться стать учеником Вэкса. Я слышал, что он очень силён и свиреп в битве. Интересно будет обучаться у такого человека. Если узнаю что-то весьма любопытное и даже тревожное, я сообщу, но с шпионажем я могу не справится. Не хочу тебе врать просто, - извиняющим голосом произнес Линтон. Он не мог солгать брату. Даже просто чтобы порадовать того. Да, наверняка Озай ожидал услышать от него другой ответ, но хотелось быть с ним честным. Притом ведь Кето не мог отказать своему защитнику, первому наставнику, покровителю и близкому человеку. И в тоже время не хотел обнадеживать его успешным выполнением задания. Линтон больше философ, больше пророк, чем боевая единица и шпион. Да, в будущем, возможно, он может стать довольно сильным адептом Тёмной Стороны и иметь в арсенале кучу различных сильных техник, но это ведь в будущем, которое может не наступить. Уж не ему как пророку не знать об этом?
И тут внезапно Озай обнажил свой клинок.
Видимо тот решил не упустить случая погонять Линтона. Как в старые добрые времена в Секте? Линтон улыбнулся и быстрым движением вытащил свой меч и активировал его.
- Как в старые добрые? Когда ты гонял меня по тренировочному залу Секты? - Обратился он к своему брату, просто озвучивая свои мысли вслух.
Линтону больших трудов стоило защититься от такого удара. Он не был таким уж слабым, все же за многие годы обучения в Секте он успел привыкнуть к стилю Озая. Да и работа в следственном комитете не давало ему забыть как держать клинок.
Только вот парень все равно был физически слабее своего кузена и поэтому он хоть и успел защититься от удара и достаточно успешно, все равно потерял равновесие и упал назад, но потом резко поднялся и чуть отпрыгнул назад, разрывая дистанцию. Рука начинает ныть от боли. Уж больно большая нагрузка на неё была, а ведь наверняка кузен бил не в полную силу и притом так-то удар был все же отражен, иначе пророк пострадал бы куда сильнее по идее.
Надо действовать хитрее. В прямом бою у Линтона никогда и не было шансов против Озая, даже когда тот поддаётся и нарочно не бьёт во всю свою силу (оно и логично, иначе из Линтона получился бы не самый симпатичный фарш).
Решив вспомнить свои основы, Линтон попытался создать в голове кузена одну иллюзию, направляя Силу прямо в мозг оппоненту через уши, нос, рот и глаза. Он как будто ощущал невидимые потоки Силы, которые пытались проникнуть в голову Прокуратора, чтобы попасть в мозг и воздействовать на него. Линтон не жалел сил на создание данной иллюзии, не жалел потоки Силы, которую он направлял в голову кузена. Притом создавалось ощущение, будто сама Сила ему благоволит и хочет помочь в таком деле, как запудривания мозга противника. Для того вверх должен быть низ, лево должно быть право и наоборот в случае успеха. На некоторое время должно запутаться восприятие, перевернуться вверх ногами. Хоть обман и не продлиться долго, но вполне достаточно, чтобы на какое-то время сбить с толку, что может быть решающим для атаки, или даже для защиты от контратаки оппонента, что довольно важно в бою.
Затем он попытается рвануть в сторону противника и атаковать Прокуратора размашистом ударом слева-направо прямо в левый бок, который в случае успеха иллюзии был бы виден как удар справа-налево в правый бок.

Отредактировано Linton Keto (22.03.18 07:53)

+1

9

Озай никогда не был силен в провидении, ему более прочих требовалось времени, потому и дозволили отправиться в агенты. Но он был неплох в ментальных техниках, когда дело касалось их ощущения и понимания. Свой разум было тяжело сохранить максимально неповрежденным в том уровне жизни, который имел, и оттого на все попытки воздействовать на свой рассудок Кето буквально зверел. Не важно кто и зачем – уничтожить. Потому то Ритхилт осмотрительно никогда более – обнаружив эту особенность – не пытался залезть в мозги брата, будучи куда более опытным менталистом, чем кузен. На многочисленных  тестах разведки без всякой Силы будущий тогда еще прокуратор показывал очень высокие показатели сопротивляемости разума, обусловленные силой воли и устойчивостью психики. Он ощутил, как ожила Сила, жадно устремившись к его разуму, и поступил максимально просто, хотя собирался сделать совсем иное – но кто же поступает как должно, когда зол в единый миг больше чем тысячи вуки в сожженном родном лесу? И Кето вскинул руку, фокусируя разом в ладони все потоки энергии, ровно в тот момент как Линтон метнулся вперед, безжалостно позволяя телекинетическому удару сорваться, подпитываемому собственной яростью ситха вперед – как молот со всего размаха руки обрушиваясь в грудь, плечи и живот юноше.  Он не скупился в тот миг на Силу, не думая о том, что такой удар способен переломать ребра и повредить внутренние органы, не успей мальчишка вскинуть хоть какую то защиту – а тот вряд ли бы успел, слишком потратился на попытку вломиться в разум кузена. Не то чтобы Озай даже закрывался, он лишь не поддавался обману, полагаясь только на Великую Силу и собственное чутье – даже прикрыл глаза, они были не нужны в тот момент, только сбивали легкой, но мутной пеленой взор. Но и это  отчасти сработало в этот момент, потому что ситх взбесившись попросту перестал видеть перед собой родича, которого когда то сам и защищал. Сила конечно подсказала за секунду, что все будет не так чисто, и Линтон попробует смухлевать вместо честной дуэли, в которой Сэйган и хотел подтянуть немного юношу. Но все равно стало как внезапное прозрение, лишая самоконтроля – и вот последствия. Старший из братьев Кето был весьма искусен в телекинезе, как и любой адепт уделявший много сил занятиям его возраста хотя бы, и не жалея энергии вложенной в направление разом ускорившихся и уплотнившихся потоков Силы на нужную цель, мог бы снести с дороги даже АТ-АТ. Нет гарантий конечно – но вероятность присутствует, если должным образом сконцентрироваться….
Но плошать в бою нельзя, даже контратакуя навстречу, клинок своего меча в второй руке стоит заведомо подставить в блок – на всякий случай просто. А случаи, они же разные бывают. И запоздало очнуться, резко сжимая пальцы – отдергивая руку в сторону, задавливая мигом всю ту бурю энергии, что была направлена в противника и уже ударила в него.   Отскочив в сторону, прокуратор тяжело дыша и сверкая ставшими необычайно яркими глазами на фоне в миг осунувшегося лица, деактивировал клинки – но стафф не убрал, продолжая держать его наизготовку.
- Безумец нарушает правила дуэли с тем кто сильнее его, - глухо прошептал он посеревшими губами. Последнее время, когда учение ситхов открыло для него большие знания и большую мощь, больше и жизненных сил стало уходить в такие приступы бешенства. Но дозволь только он себе полностью погрузиться в эту ярость, увеличивая многократно свои показатели, выглядел бы сейчас еще хуже, походя на живой труп больше, чем на человека. Вот уже вздулись темными венами руки по побледневшей нездорово коже. – Я мог убить тебя, Линтон.  – И это чистая правда, без угроз и запугиваний. Он не лгал себе больше уже давно, в этом находя простоту самоконтроля, в точном без прикрас понимании последствий каждого действия.  Продолжи он атаку, юношу не отшвырнуло бы, а вмазало в стену этим самым молотом – который так прошелся лишь по касательной. Будет гематома во всю грудь, может пара трещин и сильных ушибов.  Если успел скоординироваться как любой хороший боец на мечах, то и при падении на спину лишь дух выбило – не больше. Но не оборви Сейган воплощенное намерение, неделя в бакта-камере была бы минимумом… если было бы что убирать в бакта-камеру. Однажды в ярости он буквально на клочья разодрал небольшой челнок, одержимый наркотически нестерпимым желанием крушить и рвать – и подчинившись затмению разума, себя уже не помнил. А Сила великодушна, особенно темная сторона – и потоки энергии терзали металл…. Что они могут сделать с податливой плотью? Стократ большее.

Вспыхнул лишь один из клинков, снова устремившись концом в сторону кузена. И за глухим треском раздалось не менее глухое и хрипловатое.
- Продолжаем. В позицию. - на этот раз он давал шанс первой атаки мальчишке.

+2

10

Линтон не ожидал подобного поворота событий. Он вообще не думал, что Озай может так озвереть. Не успел парень даже попытаться нанести удар, как поток телекинетической силы ударил его в грудь, живот и плечи. Кето отлетел назад, приземлившись на спину. Такой удар сбил дыхание. И парень принялся тяжело дышать, в попытках восстановить дыхание. Притом тело пронзило болью.
Юноша попытался подняться, но ребра тоже болели, что весьма мешало. Но к счастью, прям совсем критических ран не было.
Только разве что всё выше пояса болело жутко, вместе со спиной, на которую он приземлился. Но нельзя вот так просто лежать. Не хотелось показывать еще большую слабость. Поэтому Линтон поднялся. Кое-как, ибо восстанавливал дыхание, но все же встал на ноги.
Видимо Озай все же кое-как успокоился, потому что нового удара не последовало. Зато был упрек в нарушении правила дуэли.
Кето хмыкнул. По сути в принципе у самого мальчишки не было ни шанса против своего кузена даже в тренировочном бою. Но хотелось показать свою силу, показать, что он все же кое-что умеет. Только вот эта попытка едва не стоила ему жизни.
- Мог бы и предупредить, что ты так звереешь из-за невинных иллюзий, - произнес Линтон немного обиженно. Ведь парень не знал все же об этой стороне своего родича. Но теперь пророк знал об этом и больше уже не попытается как-нибудь воздействовать на разум кузена.
Это весьма ценное знание, пусть оно и приобретено ценой небольшой травмы. Да, Линтон считает, что его травмы пустяк, по крайней мере по сравнению с тем, что мог устроить ему Озай, если бы не их родство. Умирать совсем не хочется.
А ведь в следующий раз не факт, что Прокуратор его пощадит. Может вообще в приступе ярости не будет себя контролировать и сильным ударом отправит своего родственника на тот свет.
Так себе перспектива вообще.
- Да верю блин! Мне еще повезло, что я так легко отделался, - ответил Линтон, когда Озай сказал, что мог убить его. Это блин очевидно! Даже тупица поймет эту простую истину.
Но все же немного пугало то, как кузен себя повел. Да и сама его сила тоже пугало. Притом сам же паренек прекрасно осознавал, что его родич все же сдерживался, несмотря на свой гнев. Так как Линтон хорошо знал, насколько силён Озай в телекинезе и насколько велика может быть сила его телекинетического удара и ноющие рёбра, грудь, живот и плечи самое меньшее, что его могло ждать.

Когда же Озай велел продолжать, то Линтон стал все же больше думать головой и не пытаться выкидывать какие-либо ментальные фокусы. Убеждать поддаться с помощью Силы не будет, применять вторую иллюзию тоже. Применять телекинез пророк вообще отказывается, ибо его уровень ничтожно мал и он ничего не может сделать даже его мечу, не говоря уже о самом Прокураторе, который весил то прилично и уж точно больше одного килограмма.
Попробовать предсказать исход боя? В медитации во время боя? Это вообще даже не смешно.
Мда, своими сильными сторонами не воспользоваться, а в фехтовании я не силён. Я тут и подавно проиграю Озаю. Но ведь он меня учит и не нужно мне бояться запачкать руки. Я бы не удивился, если бы он мне еще оплеуху дал за мою попытку смухлевать. - Подумал молодой пророк.
Но все же Кето не мог не использовать Силу. Он чувствовал её, чувствовал очень хорошо. Поэтому парень  с клинком, который он взял в обе руки, направил потоки Силы прямо в ноги и с её помощью совершил прыжок вперёд. Нужен был рывок, чтобы хоть как-то сэкономить время на сокращения дистанции.
Затем юноша попытался ударить кузена ударом меча двумя руками снизу-вверх. Притом он вновь воспользовался Силой, чтобы совершить прыжок вверх на высоту своего роста. Хоть ноги не пострадали особо и уже хорошо. Потому что мучиться от болей по всему телу во время боя как-то не очень хорошо. Мешает думать, мешает сосредоточится и попытаться выстроить хоть какую-ту тактику. Правда вот в самой тактике Линтон был не шибко силён. Все же в настоящих схватках парень не участвовал особо. Были какие-то короткие стычки с подозреваемыми, но не более.
Это вроде должно было придать его удару хоть какую-то дополнительную силу. Все же хотелось попытаться произвести хоть какое-то впечатление на кузена в этой дуэли.
Тем более лучше уж так, чем вновь пытаться сейчас баловаться с попытками воздействовать на его мозг. Цена может быть слишком высока, тем более Кето только развивал их.

+1

11

-  Ты так многого обо мне не знаешь, мой маленький дружок, - с ехидной, преисполненной цинизма усмешкой отозвался Кето.  Линтон был им слишком избалован, потому что Озай – лишенный в свое время дома и семьи и за все сражавшийся в одиночку, слишком беспокоился что такая участь будет невыносимо тяжелой для брата. Но сейчас ставки возрастали, дело, которое он собирался поручить юноше, было очень сложным и очень ответственным – и Линтону должна была понадобиться вся его сила воли, весь артистизм, все природные навыки. В этой игре он мог умереть прежде, чем Прокуратор успеет его защитить или прикрыть своей рукой. Мальчишка должен это понять. Пора взрослеть.

В сущности Линтон ведь действительно его совсем не знал.  Он даже не знал Озая в юности, они познакомились, когда тот уже был старшим пророком и взял родича под свою опеку – и как всякий ребенок в незнакомом месте и враждебном окружении, Линтон проникся к нему крепкой симпатией. Это было приятно и это грело душу, поскольку в Секте Сэйгана вообще мало кто любил за его дикий и жестокий нрав. А любое существо – даже самое безумное – хочет глубоко внутри себя чтобы кто то его любил. Вот только кузен даже не представлял, каким чудовищем продолжал становиться волею Виджила и без того не безгрешный Кето.  Он медленно превращался в кровожадного демона, внутри себя в подобие Вейдера – когда нет ничего святого и ничего ценного, кроме собственной власти над тем, кому жить или умереть. Линтон не верит, что его могут убить – прямо сейчас. Сию минуту. Его близкий родственник, который его всегда оберегал. Но Сэйган уже больше не тот Сэйган, он мутировал в нечто такое, чего опасался даже сам – в подобие Ритхилта. Чем сильнее становились его знания о темной стороне, оправдывая титул ситха, тем все хуже и хуже он узнавал свою собственную душу в отражении Великой Силы. Все было как рябью подернуто…..

Озай не стал тратить время на пируэты, просто отступив назад и блокировав удар примитивнейшим блоком вспыхнувшего алым заревом от столкновения клинка. А вот потом, просто использовал потоки Силы, сплетая их в подобие телекинетической ловушки, которой захватил ноги кузена в момент, когда тот уже оторвался от пола и был в пике прыжка – и со всей силы рванул обратно, на себя, встретив внизу  простым ударом рукояти собственного светового клинка наотмашь снизу под челюсть – разумеется, в этот момент клинок потух, чтобы не располосовать мальчишку – второй же рукой таким же телекинетическим захватом деактивировав его клинок и вырывая к себе.

+2

12

Линтон и сам понимал, что и правда плохо знает Озая. Точнее саму его суть. Глупо полагать, что его кузен такой уж простой, как два плюс два. Уж подобные люди точно не становятся прокураторами Империи и тем более таким тяжело выжить в мире Темной Стороны.
Только вот насколько Сила повлияло на характер кузена? Неужели, в конечном счете, он сделается её рабом? Неужели эта судьба также ожидает и самого Линтона при условии, что тот доживет до этого? Это пугало. Потому что в целом такая вещь как быть рабом Силы звучит крайне глупо. И ладно если бы всей Силы целиком, это еще как-то худо бедно понять можно, но какой-то конкретно одной стороны, как-то не очень.

Не хочется быть рабом тьмы и света. Пусть воюют друг с другом сами, если так пожелают. Сам же парень не хотел быть привязанным к какой-то одной стороне Силы. Об этом стоит задуматься, пусть и не сейчас, а вообще в целом. Сначала ему нужно все равно как следует освоить те техники, что он изучил ранее. Развить их, чтобы нет терпеть какой-нибудь конфуз.
Потом уже можно подумать обо всём остальном. Главное не терять голову, главное не паниковать слишком уж сильно и главное думать головой.
Правда вот в бою это особенно трудно сделать. Тем более Линтон не особый такой мастер боя. А ведь его схватка с Озаем лишь тренировочная, но даже в ней нужно выкладываться по полной. Пусть кузен и в какой-то степени щадит его и хоть не убьёт, но травмировать сильно может. Не хочется как-то хочется травмы получать, поэтому остаётся уповать на свои навыки и хоть как-то их избегать.
Хотя учитывая, что в бою Линтон терпит сплошные фиаско, то как минимум шишки и синяки ему обеспечены. Почему?
Да потому что Кето внезапно во время прыжка рвануло на кузена.
И дураку понятно, что прокуратор использовал телекинез. Все же эта способность у родича одна из самых сильных, поэтому стоило ожидать подобного. Только вот что этому противопоставить при своём нынешнем уровне? Абсолютно ничего. Хотя может и есть способы, но Линтон их лично не знает.

Паренек успел прикрыть лицо левой рукой как раз в тот момент, когда ему заехали в челюсть. Прикрытая рука хоть немного смягчила удар, хотя все равно было больно. Юноша отлетел назад и упал на спину.
Притом Озай умудрился еще, и деактивировать его клинок, который выпал из рук во время падения и притянуть к себе.
- Эй! Так нечестно! Я же не умею в телекинез так, как ты! - Немного обиженно и возмущенно произнес мальчишка.
Это правда было обидно. Попытка вторгнуться в мозг главное мухлеж, а телекинез так в открытую нет. Хотя, Линтон сам не стеснялся использовать Силу для прыжка, поэтому парень благоразумно не стал продолжать.
Только вот что ему делать?
Можно попытаться вырвать свой клинок из рук кузена, только вот сам паренек не особо хорошо умеет использовать телекинез. Точнее еще учиться его осваивать нормально.
Притом оружие ему нужно для продолжение схватки.

И тут его взгляд упал на магнитное крепление, в которых покоились рукояти тренировочных клинков.
Мда. Не мой меч, но лучше, чем ничего. - Подумал паренек и принялся концентрировать Силу.
Ему необходимо было сосредоточится. К счастью хоть расстояние было не очень далеким. Протянув руку к одной из рукоятей, Линтон при помощи телекинеза притянул его прямо к себе в руку.
- Ура! Получилось! - Вслух произнес пророк.
Мда, как-то слишком по-детски. А ведь Кето давно не ребёнок. Возраст, да и Озай ему еще в Секте говорил и когда в Империю привозил, что Линтон уже давно не малое дитя.
Но все равно пророк радовался хоть небольшому, но все же успеху. По крайней мере тренировки были не напрасны.
- Я понимаю, что глупо выгляжу, но блин, ты же знаешь о моих успехах с телекинезом, - пробурчал Линтон. Да и слово успех было нарочно употреблено еще и с сарказмом.
Но схватку продолжать надо, а то что-то слишком отвлекся паренек.
Активировав клинок, Кето тут же рванул в атаку и попытался применить один приём буквально на ходу. Нанеся правой рукой ложный удар сверху-вниз, Линтон тут же быстро (как смог) переложил меч в левую руку и этой рукой он нанес удар наотмашь в бок своего противника слева-направо.

+1

13

Трюк, стары ондеронский трюк. Хорош для старинных изогнутых виброклинков, но плох при прямом лезвии. Слишком долго идет рассекая воздух оно вверх, растягивая мгновения в минуты, и тот кто с детства обучен был до состояния «разбуди в полночь» этому удару, давно знал как его отразить. В момент переброса из руки в руку, в эти несколько несчастных секунд противник безоружен и открыт, и его грудь полностью отдана на милость. Как и живот. Горло. Лоб. Рука. Бедро. Наставник на Ондероне успевал за это время гибким хлыстом ударить по всем перечисленным уязвимым точкам. Так лучше шло запоминание, впрочем юношей Озай и так все запоминал неплохо. Только толку сразу не случалось, обозленный болью, он кидался с яростью взбешенного зверька, игнорируя разум. Это умение пришло у нему лишь много лет спустя – умение анализировать ход боя, тогда же он просто ломился вперед со всей своей первобытной злобой и снова и снова бывал нещадно отхлестан. Линтона явно учили мягче, должно быть его отец не считал, что единственного сына с детства нужно вымуштровать в воинских дисциплинах на уровень Ферансиса Кето – их прославленного в боях за Изиз предка. Поэтому молодой кузен был мягче, податливее, пусть гонора и в нем хватало. Совсем унижать его Озай не стал, лишь уменьшив мощность клинка кузена, им же наотмашь рубанул по его левой руке в момент нанесения им удара – прямо по запястью. От такого удара больно до слез, но не более того – останется багровый ожог на несколько дней и всего ущерба. А сам, крутанувшись в воздухе корпусом параллельно земле, излюбленный трюк бойцов терас-каси, пролетел над траекторией клинка Линтона. Просто на всякий случай, они же имитируют реальный бой, а не избиение младенцев. Хотя откровенно более похоже на второе.
- Запомни, кузен. – широкая грудная клетка поднималась незначительно чаще обычного, качая воздух и только влажный блеск лба говорил о том, что новая тренировка сразу за полноценной все же вызвала испарину на лице прокуратора. Он красиво крутанул защитным блоком восьмеркой  вокруг себя меч, приземлившись и активировав оба клинка, сплетая их в быстром движении в алый кокон. И так же быстро деактивировал и опустил, давая понять что урок окончен. Или временно, или вовсе. – С кем бы тебе не довелось биться виной раз, даже со мной обстоятельства могут быть иные.  Твой противник не будет иметь сострадания или сочувствия к твоим слабостям. Узнав о них – особенно. Скорее всего даже обратит их против тебя. Поэтому никогда не ищи оправдания в том, что виной твоя слабость в чем либо. Ты допускал распространенную ошибку для новичков. Ты пытался использовать навык Силы, не будучи готовым к тому что он не подействует, - мужчина показательно загнул один из пальцев, убрав свой меч за спину и держа только меч кузена в второй руке. – И ты принял навязанные тебе мной условия боя.  Делая так – ты всегда проиграешь, сколь бы стар и велик опытом не был. Запомни это. Ты должен отыскать свои сильные стороны и научиться заставлять противника играть по твоим правилам, тогда ты добьешься успеха, Линтон, - утерев тыльной стороной ладони в небрежном движении испарину, он ободряюще улыбнулся юноше. – Но все это придет не сразу, придется много стараться. – инквизитор не станет щадить мальчишку, Кето это слишком хорошо понимал и пытался хоть как то подготовить родича к тому, что на него надвигалось. Серьезные дела требуют серьезных жертв как говорится. Озай пожертвовал уже не раз, до самой кости позвонков успел прочувствовать всю ту бездну гнева и отчаяния, которая накрывает в моменты наивысшей точки напряжения нервов в подобной жертвенности. Это чепуха, что темные ничем не жертвуют – темные жертвуют еще большим, просто не каждый способен это увидеть. И осознать.

+1

14

Линтон итак понимал, что их бой получится, мягко говоря, так себе. Почему? Потому что все же паренек не идиот и прекрасно знает силу своего кузена и что тот ну очень умелый фехтовальщик и мастер телекинеза, а комбинация всего этого делает Озая страшным противником. Даже без использования Силы Прокуратор может легко разбить мальчишку.
А то, как отвечает Озай на его попытки атаковать в принципе закрепляют мнение по поводу боя. Если честно, Кето даже не ожидал такого удара со стороны кузена. На миг парень даже испугался, решив, что Озай захочет отсечь ему кисть, но походу кузен ослабил световой клинок и вместо отрубленной конечности была обожженная конечность.
- Ааааууу! - Вскрикнул Линтон от боли и принялся подпрыгивать на месте и потирать рану. Было очень больно, но пророк не хотел отдаваться этому чувству, не хотел кататься по полу от боли и прочий такой драматический цирк устраивать. Все же надо попытаться сохранить хоть каплю достоинства.
Поэтому сам аристократ ограничился как раз подпрыгиванием на месте, потиранием раны и тихими вскриками, которые он вскоре унял.
Юноша даже немного облизал ранку, чтобы хоть не так горело, но все равно было больно, поэтому парень старался не трогать её.
- Блин, а это больно. Раньше ты так не бил, - произнес Линтон. Последнее предложение прозвучало скорее обыденно, нежели обиженно.
- Ты не подумай, я не жалуюсь, просто не ожидал такого поворота, - тут же поспешно добавил паренек.
Эх, тяжело ему здесь. На Ондероне было легко, в Секте было относительно легко. Не то, чтобы очень, но Озай здорово помогал, да и сам пророк тоже сумел кое-какую нишу себе выбить самостоятельно, используя союзников. Но в Бастионе всё иначе.
Здесь он обычный работник следственного комитета. Особого положения у него нет, как на Ондероне. Пусть его кузен тут тоже имеет определённое влияние, как в Секте, но должность Прокуратора скорее может оказать медвежью услугу. Ведь если Озая сместят, то сам Линтон может потерять всё то, что ему дал родич.
Да и в целом не хочется терять тут родное лицо. Кето любил своего кузена искреннее и хотел защитить. Ха! Защитить!
«Я даже сам себя защитить не сумею, Тоже мне защитник.» - Подумал мальчишка. От этой мысли его переполняла ярость. Ярость на неспособность сделать что-то самому, самому защитить дорогих людей.
Но это не мешало пареньку слушать своего кузена внимательно.
Надо значит воспользоваться своими сильными сторонами.
- В бою я не знаю своих сильных сторон. Но я знаю свои сильные стороны в целом. Да, я совершил ошибку, играя по твоим правилам боя, но с другой стороны, я хотя бы смогу понять свои слабые стороны, пока еще не поздно, потому что далеко не все могут увидеть себя со стороны и сделать определенные выводы, - произнес Кето.
- К тому же я не могу зацикливаться на чём-то одном. Мне надо по возможности постараться освоить все важные боевые навыки, или хотя бы половину из них. Не хочу быть ограниченным. Потому что я знаю, что ограничен в плане знаний и навыков. Я хочу восполнить этот пробел. Я должен соответствовать своим желаниям и требованиям, если когда-то захочу предъявить их в будущем. Иначе можно смело брить голову, отречься от положения своего и лететь на какую-нибудь далёкую-далекую планету, на пожизненную медитацию и быть съеденным какой-нибудь тварью, или болезнью, - произнес Линтон весьма душевно.
Да, однажды Темная Сторона извратит его жажду знаний, превратив в банальную жадность. А может она уже начала это делать? Как понять?
Как понять, где твои желания, а где искажения Темной Стороны? Эти вопросы частенько вертелись в голове у парня.
И почему-то хотелось их задать своему кузену.
- Озай, у меня к тебе один вопрос, как к тому, кто изучает Темную Сторону силы намного дольше меня: как думаешь, обязательно ли идти по протоптанной кучей всяких Дартов дорожкой Темной Стороны? Неужели нельзя будет протоптать собственную? Или это в принципе невозможно и мы все обречены, словно дроиды следовать заранее заданной программе? - Спросил напрямик юноша своего кузена. Да, это не тот вопрос, который хотелось ему задать, но пока этого достаточно.
- Ах да. Озай, у меня были видения, и они касались тебя. Я могу ошибаться, но я видел тени, тени, которые принимали человеческий облик. Твоя тень тоже приняла такой облик и проткнула тебя насквозь со спины. Остальные тени наблюдали. Ты не смог отбиться. Твоя сила была тебе недоступна, а твоя тень продолжала наносить удар за ударом, - сказал Линтон достаточно серьёзным голосом, глядя кузену прямо в глаза.
Наиболее сильная сторона молодого пророка являются наличие всяких видений. И к ним парень относился серьёзно, пусть и не был до конца уверен в том, что значит тот, или иной образ.

Отредактировано Linton Keto (18.04.18 22:52)

0

15

- Тебе предстоит сблизиться с инквизиторами, Линтон, - напомнил прокуратор кузену, покачав головой хмуро. – Они не станут беспокоиться о твоей боли, напротив – чужая боль для них сладка и упоительна. Ты не знаешь как их готовили и никогда не узнал бы, подготовка в Секте была совсем иной, и я на свою беду слишком старался смягчить ее для тебя. Ты должен лишь помнить, что ждать от них жалости или сострадания к твоим слабостям самое опрометчивое из возможных идей в твоей голове, так что оставь уже это в прошлом. Я был снисходителен с тобой, когда твоя слабость не угрожала мне. – Он утешающе положил руку молодому человеку на плечо и улыбнулся уголками губ. – Я не зря сказал, что поручение мое очень опасно. Я почти уверен, что тебя попытаются использовать против меня, Линтон. Возможно, гранд-визирь. Возможно, инквизиторы Комитета. Возможно кто то еще. Не будет легко в любом случае, вероятно напротив еще и больно. Я допускаю это. – пальцы сильнее сжали плечо собеседника и Озай подался вперед, чуть наклоняя верхнюю часть корпуса и голову в сторону родича. – Но отступать поздно. Если ты не справишься – пострадаю я. Помни это.
Выпрямившись и убрав руку с плеча кузена, он лениво потянулся, снимая напряжение с уставших и несколько забитых долгой тренировкой мышц. Провел по волосам обеими ладонями одна за другой и зевнул. – Работы много, высыпаюсь плохо, - небрежно пояснил Линтону, покосившись бегло взглядом на того. Чистая правда, отдыхать Прокуратор успевал слабо, только умолчал что в том была и его личная вина, большую часть работы не хотел – хотя мог – доверять в руки людям, которым не доверял.  Только на его боевых навыках недосып сказывался все равно слабо, темная сторона Сила мощно пульсировала потоками живой энергии по венам, выжигая собой всю слабость и леность с сонливостью. Так что это разве что легкой досадной мелочью и назвать. Куда больше на физические и моральные показатели сказывалось другое «не», которого не хватало более явно и Тьма тут была бессильна.
- Ты никогда не достигнешь величия, если будешь хватать жадно как голодный нексу все и сразу. Талантов и умений неизмеримое множество, но мастером становится не тот кто нахватал себя десяток, освоив все по верхам ибо иначе такое множество не соберешь. Мастером, Линтон, становится тот кто освоил один навык – но выше всех других. До конца. В совершенстве. В тебе говорит горячность молодости, ее зависть и жадность – но не позволяй этому брать верх, иначе ты умрешь слишком быстро, чтобы даже я мог защитить тебя. – Прокуратор снова зевнул и заложил руки за голову, глядя куда то в потолок. – Знаешь ли ты, почему я так силен в бою? Потому что рос ударной силой Каданна, его обнаженным клинком против любого врага. Ты думаешь, это хорошо? Нет. Секта ценила лишь талантливых Пророков, чьи предвидения могли принести неоспоримую пользу и на их прочие навыки Каданну было не слишком большое дело. Такие как я в любом миссии могли быть оставлены на растерзание пушечным мясом, он не стал бы беспокоиться о нас или грустить. – Озай всегда хорошо это понимал и не видел будущего бок о бок с главой Секты. Он не доедал, не досыпал, пренебрегал всеми удовольствиями жизни, чтобы достичь того что имел – чтобы победить и выжить, любой ценой. В тот день, когда остальные пророки отступят спасая себя, жертвуя им.  Не разменивался на множество, фокусируясь по узкому спектру. – И так не только в Секте, такова вся жизнь вокруг, – короткое фырканье, - обманчивая идея. Тысячи лет существует учение ситхов. И в каждую эпоху находился тот, кто мечтал о чем то своем…  но в сути многообразие закончилось на Каане, все потом было лишь интерпретацией и переделкой уже кем то пройденной дороги. Нового уже никому не суждено открыть, даже Ритхилту, - снова смешок. – Однако на кой хатт тебе это? Ты лелеешь мечту бросить вызов визирю, никак? Тревожная задумка, кузен. Тревожная. Не важно так это или нет, достаточно лишь подозрения, чтобы он тебя уничтожил… - брови нависли над глазами, когда прокуратор опустил веки. Взгляд уперся в пол, широкие ноздри затрепетали раздуваясь. Всем темным свойственны амбиции, но Линтон рвался вверх слишком нетерпеливо и это действительно могло вызвать в не слишком стабильном брате вспышку гнева.  Из всех вокруг Ритхилт был тем, против кого Кето не был готов уверенно выступить – даже защищая этого глупого по причине отсутствия опыта мальчишку. Просить Адрию разве что….
-  Моя тень значит… - он пренебрежительно скривился. Если судить буквально, с его лицом в мире был лишь один человек и он сидел в белой башне Цитадели не так уж далеко. Если не судить буквально, каждый ситх сам себе не меньший враг….

0

16

Линтон поверить не мог, что Озай считает его совсем глупым, хотя может и нет, может Прокуратор просто в очередной раз напоминает ему о том, что всё намного серьезнее, чем было раньше в Секте. И парень прекрасно понимал, что всё очень серьёзно. Любая ошибка может стоить ему жизни. Было весьма неприятно, неприятно осознавать, что можно вот так просто погибнуть. Притом даже Озай может не успеть, или не суметь защитить его.
Мда, беда и притом не шуточная.
- Озай, я уже несколько лет как работаю бок о бок с иквизиторами и знаю, что они любят чужие страдания. И я осознаю, что мне будет очень тяжело, однако это не значит, что я буду опускать руки и не стараться, - произнес Линтон спокойным голосом. Руку еще жгло болью от светового клинка, но Линтон все же не настолько изнеженный мальчишка, чтобы не суметь потерпеть, тем более боль немного утихла.
А вот то, что Озай сожалеет о том, что был слишком мягок с ним немного удивило паренька. Если честно, Линтон и правда не задумывался о том, насколько мягок был с ним кузен, насколько сильно тот оберегал мальчика и грубо говоря чуть ли не наседкой был.
- Я понимаю, Озай и постараюсь не проявлять слабость, по крайней мере без выгоды. Но в случае Вэкса слабость наверняка не принесет мне выгоды, нужно будет показать ему себя, если захочу стать его учеником, - произнес паренек очень даже воодушевленно.

Кузен сам того не зная упомянул главное опасение молодого пророка. Кето опасался, что его и правда могут использовать против кузена и это может сделать кто угодно.
Одна мысль об этом бесила мальчика. Пареньку хотелось показать возможным врагам, что он пламя, пламя, которое невозможно укротить, которым трудно управлять. Можно попытаться таким огнем манипулировать, да только последствия будут не очень приятны.
- Поэтому я и хочу стать сильным. Чтобы у меня хватило сил наказать манипулятора. Сейчас я ничего не могу и меня это бесит больше всего. Ведь знания - сила, я следовал этому принципу еще в Секте, но все равно мои силы ничто и это меня бесит, - произнес молодой аристократ, вздохнув. Вырвалось. Вроде и не хочется об этом говорить, но с родичем хотелось поделиться этим.

Линтон внимательно слушал своего кузена, когда тот начал говорить про мастерство и что не нужно распыляться везде и всюду и прочее. Кето старался взять это себе на заметку и выбрать одну, максимум две или три области, в которых он будет развиваться непрерывно, не обращая внимание на прочее.
И Озай в сущности был прав. Нельзя распыляться, нельзя пытаться успеть везде и сразу, иначе вообще ничего хорошего не будет.
А ответ кузена на его вопрос уже огорчил паренька. Неужели нет никакой надежды избежать ограниченности в понимании Силы? Может и есть, просто Озай может и не знать этого. Надо хотя бы попытаться.
Мысль бросать вызов гранд-визирю была идиотской. Линтон в жизни не думал этого делать. Это глупо. Это может стоить ему жизни и будет ведь, между прочим. Умирать пророку было еще рано.
- Честно? Мне нужны знания, Озай. Ты ведь знаешь, сколько я пытался впитать в себя знания, касаемо Силы еще будучи в Секте, скольких старших пророков я откровенно заколебал вопросами. Поэтому мне нужны знания, чтобы ответить на свои собственные вопросы. У меня есть одна теория, касаемо Силы, но я не могу её сформулировать, пока не соберу достаточно знаний, - с пылом произнес паренек. Это не было секретом. Жажда знаний Линтона никогда не было ни для кого секретом. Достаточно просто чутка заинтересоваться этим человеком, чтобы это узнать.
- Что касаемо твоего вопроса, я не собираюсь бросать вызов ему, да и любому другому могущественному человеку. Я не идиот. Я не настолько идиот, по крайней мере, чтобы даже мыслить об этом. Моих сил уж точно недостаточно для такого мероприятия. Мне бы сначала знания собрать, хотя бы, - ответил Линтон. Честно, без всяких уверток. Пусть кузен немилосердно будет  смеяться над его наивностью, но это не важно. Надо пытаться, не хотелось просто опускать руки.
- Да. Не знаю почему, но именно твоя тень убила тебя. Но не думаю, что это буквально. У меня не настолько точные и буквальные видения бывают. Я хоть пока не знаю, что это значит точно, но ты хотя бы просто на заметку возьми. Видения у меня не просто так возникают и если бы это был пустяк, я не стал бы тебя беспокоить этим, - быстро протаратопил юноша. Оставалось только надеяться, что кузен воспримет всерьёз его предупреждение и будет осторожен. Что-то Линтону не нравилось это. Не нравилось столь странное видение.

+1

17

- Я тоже пророк, если ты не забыл, - намного мягче и радушнее усмехнулся в этот раз Прокуратор, глядя на родственника. –Может в видениях я не так силен, как Виджил, но способен предугадать собственную смерть – когда она постучится ко мне в дверь. – Он почти игриво приобнял кузена, прижимая плечом к собственному боку и склонившись, поведал тому на ухо, шепотом. – Будущее постоянно в движении, дорогой мой. Оно изменчиво, как верность женщины. Каждый твой шаг, каждый вздох способны изменить все. Именно потому я выслушаю тебя, но не буду ничего делать – считай меня ондеронским фаталистом. Я не боюсь боли, Линтон. И смерти я не боюсь – когда бы она не пришла, я встречу ее с раскрытыми объятьями. – Взгляд Прокуратора затуманился, лицо приобрело черты некой одержимости, близкой к неадекватности. – Я расскажу тебе кое что, что не знает никто – в детстве во дворец пришла старуха, которую называли ведьмой. Она гадала всем, обещая блага и богатства и только взглянув на меня, сказала испуганно, что я умру рано. Умру в страшном бою. И в тот день  я решил для себя одно – когда этот день настанет, я  хочу лишь одного, забрать с собой так много врагов как только смогу, - мужчина хрипло рассмеялся и сверкнули золотом голубые глаза. Он хлопнул размашисто юношу по спине, размыкая объятья. – Не бойся за меня, Линтон. Я давно уже готов. – и направился к вещам, заботливо сложенным и оставленным на тумбе недалеко от входа. Расправил свой тяжелый мундир, выполненный из плотной кожи с кучей креплений и ремней и надел его на себя, принявшись за застежки.
- Но ты прав, тебе нужно учиться. Быть может, ты восславишь род Кето когда меня не станет, - движения были быстрыми, спорыми, он легко управлялся теперь, спустя столько лет – привыкнув к каждой кнопке и пряжке.  – Я попрошу Ритхилта давать тебе уроки, ваш основной талант схож в сути своей, а талантливее менталиста чем он – я не знаю. Я займусь твоей фехтовальной подготовкой, раз уж этот пробел волей или нет лежит на моем заступничестве.  Но в том, что касается рукопашной защиты думаю справится и Векс…впрочем, я все же поговорю с Адрией, которую ты знаешь как профессору Нейт из Академии, лучше нее рукопашного бойца я не встречал. Сам брал у нее уроки…. – можно и так сказать. И какая разница, что уроки эти давались ему, когда он был моложе Линтона на шесть лет и беззаботно жил дома на Ондероне. Она просила никому и ничего не рассказывать, и это была не его тайна больше. Дав ей обещание, он хранил его многие годы и продолжал хранить сейчас, и это было то, что никакой пыткой враг не смог бы вытащить. Озай был предан наставнице еще больше, чем брату и сложись выбирать, его выбор был бы предопределен.  – Но наберись терпения, друг мой. Оно понадобится тебе впредь. Изображай перед Вексом все, что тебе заблагорассудится, иначе он может заподозрить подставу. – застегнув пояс, он одернул резким движением китель, снова становясь похожим на тот мрачный образ, в котором его представляли. И снова посмотрел на Линтона, но в этот раз его взгляд был почти грустным. -  Подыграй ему. Сопротивляйся. Потом уступи. Как мальчишка. Если попросит доносить на меня – доноси. Попросит играть против меня – играй. Но никогда не забывай, кто мы друг другу, Линтон. Вот тот путь, который может быть новым, - с порывом чувств, Озай резко шагнул вперед, схватив кузена за оба плеча и крепко встряхнул. – Путь семьи. Путь верности тем, кто твой по крови. Путь, благодаря которому наш род Кето выжил на Ондероне, прибыв с Императрицы Теты. И не просто выжил, но возвысился. Наступит день, когда мы будем править Галактикой – но предательство больше не уместно тут, только сотрудничество, жертва во благо нашего имени, Линтон. Ты мой двоюродный брат, и я всегда любил тебя, даже когда не знал.  Так не подведи же меня и мою веру в тебя… - запал стоил Прокуратору душевных сил. Он побледнел, отпуская плечи родича и выдернул из сумки, лежащей на тумбе, флягу. Открыл, салютнул: - За нас, - и сделал большой глоток. Приторно обожгло горло крепкое пойло, ноздри шумно втянули воздух. Но, обретя способность дышать, он протянул флягу кузену….

+1

18

- Только я как пророк все же в плане видений посиьнее тебя буду, - со смехом ответил юноша. Только вот в целом было не до смеха. Озай явно не воспринимает всё это всерьёз и не шибко хочет это делать, предпочитая похоже вершить собственную судьбу самостоятельно. А может оно и правильно? Если все время полагаться на видения, они могут однажды подвести и тогда действительно можно будет умереть, но и игнорировать их нельзя, нельзя игнорировать возможно изменить будущее в нужном тебе направлении. Тем более если получится такис образом избежать ненужного будущего, то почему не воспользоваться подобным шансом?
А пока Линтон слушал своего кузена и был рад тому, что они вот так просто стоят и разговариват спокойно, без формальностей и ненужных условностей. Тот даже спокойно так по-братски обнимает. Словно они не Прокурато Империи и младший следователь Следственного Комитетат, а просто два родича из семьи Кето.
«Но я не могу не бояться. Хоть ты и силен, но и тебя можно перехитрить, тобой тоже можно манипулировать. Я не могу этого допустить, но я ничего не могу, пока.»
Линтон не собирался сидеть сложа руки. Ему необходимо стать сильнее и приобрести собственное влияние в этой Империи. Только так он сможет сделать то, чего не сумеет сделать Озай. Будет там, где он не может быть.
Но это всё мечты, а пока нужно набираться сил и опыта. Нужно много учиться, долго и упорно трудиться, чтобы дожить до достижения собственных целей.
- Я буду благодарен тебе за это, Озай. Но не вини себя так сильно хоть. Ты защищал меня из родственных чувств и это нормально. Да, я не такой жесткий, как ты и инквизиторы, но я тоже не лыком шит и тоже кое-что умею и постараюсь даже тебя удивить, - произнес Линтон, мягко улыбнувшись своему родственнику. Кето не собирался сваливать свою слабость на мягкость Озая в отношении него. Тем более будь он и правда слабым,  то и жесткость его сломала бы спокойно. Хотелось верить, что он не так слаб, что ему просто не хватает опыта, знаний и навыков. Это ведь наверстать можно и притом при должном усердии весьма спокойно.
- Профессор Нейт? Ого, весьма интересно. Но похоже ты с ней знаком очень долго и знаешь её неплохо, раз так говоришь, - с улыбкой произнес паренек. Об этой женщине юноша толком не знал, да и необходимости в этом пока не было. Но ему уже стало интересно. Надо будет как-нибудь собрать информацию о ней. Просто чтобы удовлетворить своё любопытство. Но сейчас пока было не до этого.
- Я буду стараться у Вэкса. Ведь если он согласится стать моим наставником, то наверняка будет требовать от меня много, а может и нет, я не могу сказать наверняка, но все равно стараться буду. Мне интересно, чему обучали инквизиторов конкретно. Насколько их стиль отличается от нашего и прочего. Я про систему изнутри. То, что на поверхности итак понятно.

Линтон слушал своего кузена и внимал его рекомендациям. Придется весьма не хило постараться, чтобы сыграть свою роль и не провалить задание. Ведь в лучшем случае его просто вышвырнут и поделом, но в худшем убьют. Сам же Кето не питал иллюзий, касательно милосердия старшего инквизитора, которое и вовсе не существовало, на то и инквизитор. Их ценили ведь не за жалость к другим, это точно.
- Главное чтобы из моих мозгов кашу не сделали, иначе меня могут обратить против тебя, чего я и опасаюсь, - с долей волнения произнесс юный Кето.
Тут внезапно Озай схватил его за плечи и закатил воодушевленную речь, которую нельзя было не выслушать, к которой нельзя не прислушаться.
И Линтону было приятно. Приятно слышать, что его любят и что на него надеятся.
- Я постараюсь, - только и смог сказать ошеломленный аристократ.
Кузен внезапно вытащил флягу и отпил из неё, произнеся, очевидно, тост.
- За семью, - произнес он и сделал глоток.
О боже, как же это неприятно!
Горло жгло так, словно там не алкоголь, а раскаленное железо.
Линтон закашлялся, но смог проглотить алкоголь, не выплюнув его. Также он смог не уронить флягу, которую он тут же отдал её владельцу.
- Прости, слишком походу крепко для меня, - со смехом произнес пророк.

+1

19

Озай только благодушно хмыкнул, вспомнив самоуверенное заявление о том, что кузен смел бросить ему в лицо о разнице в их способностях. Спросить кого – когда это младший Пророк мог бы знать о талантах Старшего? Кто растрепал? Но искра, вспыхнувшая в глазах ситха, была укрыта своевременно опустившимися веками в тот момент, а теперь – глядя на кузена, морщащегося от слишком крепкого для него алкоголя, вернулся мыслями туда вновь.  В этом яркое проявление рода Кето – ондеронцы всегда лупили правду-матку, часто не думая о последствиях. Слишком самоуверенные, что поделать. Привыкшие к власти и твердым позициям на протяжении веков, но здесь на Бастионе нельзя было даже мечтать стоять на ногах несгибаемо твердо, простая истина, которую Озай выучил сразу. Здесь на самом деле каждый враг или завистник, и любое слово может быть использовано против. Даже если в этот момент мы стоим и мирно распиваем напару алкоголь, дорогой кузен. Твое счастье, что мы тут одни. И все же – с этой чертой мальчишки нужно было что-то делать, со всей импульсивностью своей пламенной души – как и у старшего кузена – он мог легко влипнуть в неприятности похлеще набитой морды.  Это Озай, не привыкший ни на кого не рассчитывать, зыркал по сторонам злобным зверем, ни к кому не питая любви, ни с кем не водя дружбы и панибратства, готовый в любой момент схватиться за оружие. В Линтоне этого нет – Кето не видел, по крайне мере. В кузене опасная для него самого смесь наивности, любознательности и эмоциональности. Дорогой по стоимости коктейль на таком рынке, как Темная Сторона, не каждый себе может позволить.
Фыркнув насмешливо, прокуратор ловко выдернул в одно касание флягу из чужих пальцев, вернув ее к своему рту в еще одном жадном глотке.  Напиток не просто обжигал, распалял лавой горло, и за счет этого не пьянил, наоборот обострял чувство действительности. Нехорошее такое чувство. Кето без всяких медитаций давно ощущал тяжелую ауру судьбы, повисшую над собой. Что-то неотвратимое надвигалось, обещая изменить жизни всех, кого он знал. Когда то в сильнейшую грозу на море, поддавшись рвущим душу эмоциям, он импульсивно выскочил прямо на выходящую к побережью террасу. Ветер  еще только поднимался, ненавязчиво дергая за ворот туники, перебирая густые и длинные тогда с ладонь золотистые волосы юноши, в ту пору ему было кажется около пятнадцати уже. Вцепившись пальцами в перила, он во все глаза смотрел, как темнеет горизонт, еще не видя молний, не слыша грома, но чувствуя кожей повисающее напряжение в воздухе. Атмосфера нагнеталась, и под этим ярость стихии ощущалась им особенно глубоко в тот день, потому что вошла в резонанс с его собственными чувствами- и осталась в памяти незабываемым. Сейчас было нечто похожее, только еще более темное, мрачное, нечто страшнее, чем разгул неукротимой стихии. Но Линтону об этом было лучше не знать, и так вон весь запутался в своих видениях.
- Не уметь пить – грех для уважающего себя потомка дома Кето, - с смешком напомнил он кузену этот негласный постулат их семьи.  А потом посерьезнел, убирая флягу. – Против меня тебя постараются обратить, в этом я не сомневаюсь даже секунды. Вот этим и удиви, кузен, что сможешь сопротивляться. Лучше этим удиви, чем иным… - чем своим предательством, хотел сказать – но передумал. И так все эти истины известны, им обоим в равной степени, чтобы произносить. Не важно, кто и как привязан к друг другу и как близок, будучи Прокуратором, не думать о подобном уже не можно себе позволить, и Озай рассматривал этот вариант. И с долей жалости признавал, что  никакая обоюдная любовь не спасет оступившегося кузена, по какой бы причине – алчности или слабости – он это не совершил. Его будет ждать смерть. И дело не в том…
Если я не нанесу удар, это сделает Ритхилт, кузен. Мой брат не прощает предательства. Никому.
- Но все это позже, сейчас меня ждут дела, - стиснув плечо кузена пальцами, возложенными на него, негромко, но жестко добавил напоследок мужчина. – Я сегодня же решу для тебя вопрос о встрече с гранд-визирем, а ты… - он подбадривающее улыбнулся, - приступай к своей партии, Линтон. И да прибудет с тобой Сила, брат мой.  - И двинулся к выходу.

+2

20

Линтон и правда задумался. А как ему сделать всё удачно? Как ему помочь кузену? Тот наверняка что-то скрывает, только вот что? Какую бурю?
Жаль, что Кето не мог читать мысли и тем более не мог пробиться сквозь защиту Озая. Было бы гораздо проще, но ведь так опаснее, верно?
Опасно будить зверя, даже если он принимает облик дорогого родича, который без всяких колебаний может убить. В этом парнишка не сомневался. С одной стороны, неприятно, что даже кузен может вот так спокойно взять и лишить его жизни, но с другой стороны, Линтон не желал быть марионеткой, в прямом смысле этого слова. Настолько не желал, что вполне спокойно приняли бы смерть от руки прокуратора. А если еще убьют и марионеточника, то вообще будет хорошо, но не всё сразу.
Что делать?
Как помочь?
Что вообще можно предпринять в этой непростой ситуации? Ведь здесь не Ондерон. Здесь Линтон не аристократ, не член королевской семьи, здесь он простой работник следственного комитета Бастиона. Да и вообще в целом рядовой его житель.
Лишь родство с прокуратором даёт ему хоть какое-то преимущество, хоть какую-ту опору. Но ведь это не может продолжаться вечно.
Рано или поздно, но кто-то, да сумеет победить Озая, сумеет при помощи интриг, манипуляций и продумываний всё на три шага вперед победить. Победить и захватить власть.
И победа врага однозначно будет означать смерть кузена.
- Ну знаешь ли, я так-то очень давно не пил. До Секты так-то рановато мне было, а во время обучения там и после как-то не до этого было, - буркнул Линтон без всякой обиды в голосе на замечание кузена насчет алкоголя.
Так-то Кето и правда не особо пил, так что ничего удивительного, что крепкое поило для него очень крепкое.
К тому же настроение было совсем не алкогольным.
Блин, вечные эти переживания. Вообще никакого житья от них.
Притом ведь всё это бесполезно. Он ничего толкового сделать не может, только зря изводит себя, но и не изводить себя не может. Все же дело касается собственной жизни и жизни родственника.
- Озай, я ведь могу даже не знать о том, что мной манипулируют. Так-то меня не обучали интригам. Озы дипломатии и то давно позабыты, так как в Секте не до этого было толком. Максимум это позволило мне не подохнуть до возвращения домой, где мы и встретились. Или же элементарно мой разум могут напрямую контролировать, или просто влиять на отдельные мои действия. Ты же сам сказал, что Ритхилт очень силен в ментальных техниках. Но вдруг есть и другие? Я не профессионал. Это я и пытаюсь объяснить, - сказал юноша со вздохом.
Самому неприятно, но вечно строить из себя профи он не может, да и вообще в присутствии кузена маски сбрасываются мгновенно.
Скорее уж просто напуганный мальчишка, который ввязался во всё это по воле своего кузена.
Теперь и правда ему придется действовать самостоятельно.
Когда Озай стиснул его плечо, юноша слегка обнял Озая. Как брата, по родственному, ведь все же они родня.
- Я постараюсь. Все равно я не могу вечно бегать к тебе из-за каждой разбитой коленки, в переносном смысле, конечно, - со смехом произнес Линтон, отходя от своего родственника на пару шагов.
- Да прибудет с тобой Сила, брат мой, - ответил Кето и тоже направился к выходу.
Ему так-то готовиться к встрече и с Вэксом, а потом и с Ритхилтом, если последний захочет его принять.

+1


Вы здесь » STAR WARS. Падение » memory » Двойная игра [Бастион]