У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

STAR WARS. Падение

Объявление


Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

20 год Явинской Битвы.
Империя и Республика
Тьма и Свет

Добро пожаловать в по-настоящему суровый мир Звездных Войн.
В нашей Галактике мы уважаем старый канон Расширенной Вселенной, однако, следуем по нему авторским сюжетом. Вы можете присоединиться к одной из солирующих на галактической арене партий, или основать свою собственную, но помните, что у нас будущее зависит только от нас самих, а любая ошибка может стать последней.


17.07.2019 - Обновлены списки эпизодов и добавлены новые акции. 08.07.2019 - В Holonet добавлены статьи по самым известным организациям ДДГ, так же пополнен раздел "Государств", где нас знакомят с Хейпсом и Хаттским Пространством.
25.05.2019 - Обновлен дизайн, изменено расположение некоторых разделов для удобства, а так же выставлены все очки Силы и навыков за закрытые эпизоды.
19.02.2019 - Техники Силы, наконец, перенесены в соответствующий раздел, в ближайшее время вам будут выставлены положенные баллы, можете выбирать свои навыки :) Список практически полный, на рассмотрении находятся еще несколько техник, в случае их добавления, мы вас оповестим.
21.01.2019 - Итак, дорогие мои, мы отгуляли все праздники и каникулы, пора потихоньку возвращаться в строй и раздавать поднакопившиеся за время безделия долги.
10.12.2018 - Нам исполнился ровно год, с праздником, дорогие форумчане!
В виду массовой загруженности, до середины января у нас объявляются мини-каникулы, амс никому не будет напоминать про посты и, вообще, особенно "отсвечивать" в Силе, подготавливая и расставляя по местам все обновления.
Galaxy
Tirant
GM



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS. Падение » holonews » Вопросы внутренней юрисдикции [Дубриллион]


Вопросы внутренней юрисдикции [Дубриллион]

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Вопросы внутренней юрисдикции


ваше изображение к эпизоду, не более 600*200


Мир меняется... Я чувствую это в земле... В воде... Вот! И в воздухе чем-то запахло!

Дата:

Место:

16.02.20 ПБЯ

Империя, Дубриллион, местный щтаб СК

Участники:

Предупреждение:

Antinnis Tremayne//Vax Vaegon//Darius Morth

здесь указываем предупреждения для читателей (например, рейтинг, наличие определенных сцен)

аннотация:

►►► После всех встреч с верхушкой Империи в режиме строжайшей секретности, Верховный Инквизитор, наконец, соизволяет вспомнить о своих посланцах в Империи. Но назначает встречу не на Бастионе, а на Дубриллионе
в разгар местного праздника, в фешенебельном номере гостиницы. Но время аудиенции назначено разное, и в этот раз Дариуса ждет сюрприз узнать, что впервые за все время первым в часах приема поставили не его. Чтобы это значило?
◄◄◄

0

2

В это время как обычно Вэкс сидел в своем кабинете и изучал действующие и давно закрытые архивные дела. Это необходимая процедура, чтоб заметить некоторые связи. Иногда это помогает когда борешься с организованной преступностью. Именно поэтому Вэйгон с определенной периодичностью тратил пару дней на подобные мероприятия.
Сообщение о встрече с верховным инквизитором застало Вэкса врасплох. Он совершенно не ожидал что в этот момент Тремейн находится в пространстве империи. Конечно следственный комитет - это не разведка и не занимается постоянно слежкой за всеми и всегда. Они отлавливают нашкодивших. Видимо верховный инквизитор решил соблюдать определенный уровень секретности для посещения имперского пространства и не сообщил заранее о своем скором прибытии, не дал как следует подготовится. Во всяком случае он сейчас был не на Бастионе, а на Дубриллионе, соседней системе. Это хорошо с какой-то стороны. Не надо будет поднимать всех по тревоге и сгонять для торжественной встречи.
Если смотреть на ситуацию со стороны Дариуса, то он сейчас был "дома". Отдыхал. Хотя не совсем понятно от чего. Встречи с верхушками власти у него не частые и то, только по веским поводам, он не занимался выбиванием супсидий и организации новых рабочих мест в следственном комитете, не занимался распределением штатных и внештатных сотрудников и назначением на перспективные дела или "Висяки". Конкретной функции Морта Вэкс не знал и не понимал толком. Разве что только просиживать штаны у себя в кабинете или кабинете прокуратора, кивать как болванчик на каждое предложение и опустошать винные запасы. Вполне конкретно такая деятельность Морта очень раздражала Вэйгона и он не скрывал этого, каждый раз показывая свое недовольство то взглядом, то действием. Хотя врятли Морт это замечал, ведь Вэкс все же был осторожен в таких выкидонах. Незачем было вступать в открытое противостояние Дариусу. Однажды он сказал что не напрасно выбрал кандидатуру Вэйгона на пост своего заместителя. Оно и понятно. Ему нужна была трудовая лошадка, на которой можно было спокойно ездить. Пусть пока эта лошадка и не сопротивлялась, но она усиленно готовилась к тому, чтоб хорошенько взбрыкнуть и огреть копытом летящего к земле наездника.
Но это вес житейские мелочи. Сейчас инквизитор смотрел на пришедшее сообщение и думал как конкретно ему себя вести в такой ситуации. Если так разобраться, то пока все идет в порядке вещей, кроме расследования Орд-Мантелла. Оно слегка застопорилось, но проработанный план вполне мог не так сильно расстроить верховного. По крайней мере это вполне реальна возможность дать результат.
Чтож, пора действовать. Вэкс взял свой планшет, на котором и изучал все дела, убрал все рабочие материалы в сейф, все привел в порядок и только потом отправил запрос на служебный шаттл до Дубриллиона, который будет готов в течении получаса на ближайшей к зданию посадочной площадке. Добраться до нее можно будет также на служебной машине из внутреннего паркинга, куда Вэйгон уже ехал на турболифте.
Про Морта инквизитор не беспокоился, так как ему, скорее всего, первому пришло сообщение о назначенной встрече и тот уже был на пол пути. Если же нет, то это его проблемы. В сообщении не было указания сообщить Морту.
Спустя час шаттл с Вэксом на борту уже поднялся с планеты и готовился к гиперпрыжку. Прыгать не далеко, так что довольно быстро Вэйгон окажется на нужной ему планете. Главное не попасть в знаменитый пояс астероидов.

+1

3

За окном раскинулась прелестная панорама, и в сущности не было большого значения, что красота эта создавалась всего лишь огромным экраном во всю стену, способным отразить на себе любой пейзаж, в зависимости от вкусов поселившегося в номере. Тремейн не отказал себе в удовольствии дать глазу отдохнуть от однообразно красных линий Пракита, но и монохром Корусканта не пришелся ему по душе, а вот пейзаж бескрайней зеленой степи Дантуина пришелся весьма кстати.  Развернув туда кресло, верховный инквизитор совсем как простой обыватель, вытянув длинные ноги в уставных сапогах, наконец чувствовал себя достаточно хорошо. Его единственный живой глаз расслабленно наблюдал, как под потоками налетающего ветра колышется трава, расходится серебристой рябью по верхушкам, искусственная рука держала стакан с свежим соком из плодов палли, тело наслаждалось бездельем, и только мозг работал.  Расследование шло совсем не так легко и быстро, как многие надеялись, и Тремейну пришлось поднять свою худощавую задницу с Пракита именно для того, чтобы утвердиться в уверенности: Бастион не станет разрывать соглашений. Но у этого был, конечно, и другой смысл, ему требовалось лично увидеть то, что там происходит, поскольку отчеты инквизиторов становились все более странными. Не текст, ни цифры не волновали его, только то, что скрывалось в ряби Великой Силы за кадром. Стоит ли Бастион теперь того, чтобы Пракит вступился за него в войне, если она начнется, или новый глава окажется слаб и не достоин? – вот какой ответ искал он здесь и для этого нанес тайный визит, никого не предупреждая, особенно, своих. Такова природа темных адептов, сколько бы он не дрессировал их, не учил, не вбивал дисциплину, вдали от твердой руки ведущего неизбежен разброд и брожение в их умах.

На вкус сок был приятен, но мысли так прочно занимали голову, что наслаждения от вкуса мужчина не мог получить, как хотел, и стакан, еще наполовину полный, был отправлен на стол.  Здесь не заботились о практичности и аскетичности, номер инквизитора был полон декора, который он никогда себе не поставил бы сам.  Насколько верховный мог оценить это буйство фантазии оформителя, исполнено все было в классическом набуанском духе, где неизбежны красивые и малофункциональные линии. Например, этот стол занимал половину кабинета, если так можно было назвать этот зал, из настоящего дерева, резной, огромный, покрытый блестящим лаком. Зачем он был нужен, если для работы использовался небольшой датапад в поездках, который умещался на ладони, Тремейн мог предположить лишь одно: роскошь. Изысканная роскошь во всем, и в этом весь Дубриллион. Привыкший за годы службы Императору довольствоваться малым, Антиннис удовлетворился и простой скамьей со спальником, но почему бы и нет, если таковы здешние традиции.  Выбиваться из них значило привлечь внимание, на которое инквизитор был не настроен, и даже смаковал то, что Галактика уже забыла облик когда-то ужасавшего ее высшего инквизитора Тремейна. Его здесь никто не узнал. И это было замечательно.

Дариус, что вероятно, может оскорбиться тому, что не его пожелал первым лицезреть учитель, так думал сейчас мужчина, опустив обе ладони себе на бедра. Темные волосы были коротко острижены и больше не мешали, не лезли в глаза, но теперь слишком хорошо на них на висках различалась седина. Хотя она придавала ему определенный шарм, так же значила и то неизбежное, для всех: Антиннис старел.  Ему уже полвека, немалый срок для человека, и пусть каждодневные тренировки поддерживали тело в идеальном состоянии, сухим, поджарым и крепким как в зените славы, темная сторона постоянно ухудшала состояние изнутри, как будто старалась утащить своего служителя в себя не просто духом.  Вэкс же – непокорный здоровяк мандалорских кровей, никогда не был так близок к верховному, как его начальник, но именно его инквизитор предпочел сегодня лицезреть первым.  Непокорность всегда была очень понятна Тремейну, с ранних лет, и он поощрял ее, если находил обоснованной. Непокорность всегда должна держаться на трех манаанских акулах: сила, ум и опыт. Без них она может опираться только на амбиции и глупость, и ведет к провалу. И все больше становилось интересно, какой она была на самом деле у Вэйгона теперь, но когда доложили, что к нему пришли, Антиннис не пошевелился, отдав разрешение на посещение, и продолжая созерцать транслируемое поле за ложным окном. Он точно знал, что перед собой посетитель увидит расслабленного и уже немолодого человека, с все еще привлекательным, но усталым лицом. В длинном старого образца мундире с высоким воротом и фиолетовой оторочкой тонким шнуром, и фиолетовой рубашке под ним, которая выглядывала у ворота лишь краем воротничка. От старой имперской униформы были и штаны, заправленные в начищенные до блеска как на парад к Императору сапоги. Он прибыл сюда в гражданском, но к прибытию гостя уже переоделся в привычное взору любого инквизитора Пракита. Новая заплатка синтплоти на месте старой уродливой маски давно прижилась, но у ее границы по краю глазницы правого глаза на щеку наползала сеть синеющих шрамов и капилляров, ограничивая мимику человека. Имитация плоти руки смотрелась более органично.

Отредактировано Antinnis Tremayne (11.07.18 12:22)

+1

4

Особого серьезного опыта в пилотировании космических кораблей и судов поменьше Вэкс не имел и потому полагался в основном на пилотов. Конечно он мог и сам немного управлять, но первоклассным пилотом его назвать было сложно. Если брать в расчет его сверхъестественные возможности, то они давали определенные преимущества перед обычными пилотами, но опыта это не прибавляет. Вэйгону незачем было пилотировать суда в экстремальных условиях, так как он сражается лицом к лицу с противником, а не полагается на навыки пилота. А обычные перелеты каждому под силу, кто хоть немного умеет пилотировать.
Прошло не так много времени как хотелось бы и шаттл вскоре появился на орбите Дубриллиона. Точка выхода из гиперпрыжка была гораздо дальше чем начинался пояс астероидов и основные гражданские суда обходили его, не влезая внутрь. Там частенько проходили тренировки пилотов по экстремальному пилотированию. Весьма не плохая идея. Единственно смущало только название: Безумство Лэндо. Отсылочка к одному из лидеров сопротивления режиму Палпатина. Многим оно кололо слух, но все терпели. Это одна из ниточек политической связи с Новой Республикой и менять ее - значит плюнуть в лицо республике. А сейчас это не выгодно. Лучше терпеть пока что.
Минут через двадцать пилот уже вывел шаттл на низкую орбиту и потом вовсе вошел в атмосферу. Летели в полной тишине. Чтоб не смущать пилота своим присутствием Вэкс сидел в пассажирском отсеке наедине с собой и медитировал. Он не был спокоен и использовал это волнение как ключик для вхождения в медитативное состояние. Медитация темных джедаев и джедаев координально отличались друг от друга. Джедаи настраивались на спокойствие и расслабленное состояние чтоб достичь высшей степени медитацтивного состояния и единства с Силой, а темные же использовали эмоциональное напряжение внутри себя как ключ к достижению единства с Силой. Джедаи входили через светлую сторону, а темные черезе темные уголки своей сути. Нет, они не видели каких-то особых спецэффектов плывущих перед глазами, но отчетливо чувствовали себя как единое целое со вселенной и словно ощущали каждый атом вокруг себя и во всей вселенной. Вэкс чувствовал каждую крупицу своей темной сути, он мог при желании погрузится в любое свое воспоминание, особенно окрашенное яркими эмоциями. Именно это Вэкс и сделал. Он выбрал тот момент, когда его в дестве в инквизитории приковали к столбу и наносили плетью удар за ударом. Из воспоминания Вэйгон чувствовал каждый удар, словно его снова так стегаю как и тогда. Ярость, начинающая бурлить в его душе привлекла на себя темную сторону Силы и Вэйгон почувствовал как откуда-то, со всех сторон, к нему тянется темная сторона, как она наполняет его душу и питает ее. Также Вэкс увидел в своем воспоминании момент, который не всегда замечал или не обращал внимание. Во время экзекуции его взгляд, полный гнева, скользнул по чьему-то лицу. Оно было смазанным из-за слишком быстрого взгляда, но было отчетливо видно что один из глаз у него не настоящий. Темная сторона, посылала в Вэйгона свою энергию, она неприятным покалыванием расходилась по всему телу, давая гораздо больше сил чем любой энергетик из придуманных химиками и, как казалось Вэксу, понемногу меняла его организм. Что-то делала, самопроизвольно, без желания инквизитора, как будто пытаясь перестроить его под что-то более удобное ей. Вэкс не заметил, да и не должен был, как в пассажирском отсеке многие предметы поднялись в воздух, словно отключилась система поддержания искусственной гравитации, а освещение очень сильно приглушилось, потускнело. На самом деле оно не приглушилось, а само пространство вокруг инквизитора стало темнее. Он был причиной тому. Он привлекал к себе тьму отовсюду, накапливал ее в себе, аккумулировал ее жгучую, словно огонь, энергию в себе и даже начинал получать удовольствие от неприятного покалывания в каждой клетке своего тела.
Дверь в кабину пилота распахнулась и оттуда осторожно вышел пилот. В этот момент он увидел все происходящее и его душа словно в пятки ушла. Пилот не мог вымолвить не слова, так как царившая в отсеке тьма подсознательно, на уровне животных инстинктов, напугала его. Он не видел ничего особенного, но все внутри него вопило об опасности, а страх парализовал его тело, адреналин растекался по крови в огромных дозах только усугубляя его состояние.
Вэйгон, сквозь плотной завесы тьмы заметил что-то новое, что-то не относящееся к нему и его ощущениям. Другого человека, который стоял в паре метров от него. Вэкс чувствовал его сердцебиение, как оно неумолимо росло. Имея опыт инквизитор довольно легко вышел из медитативного состояния, словно духовно оттолкнувшись от сил тьмы и она отступила, отпустив его тело и его душу из своих холодных и горячих одновременно объятий.
Открыв глаза Вэйгон сразу направил свой взгляд на пилота. Лицо уже зрелого мужчины исказила гримаса ужаса, которую он пытался скрыть. Все потому что глаза Вэйгона ярко горели кроваво-красным цветом, словно ему в радужки запихнули целую связку цветных диодов.
- Мы на месте?- спокойном, но твердым как ядро умирающей звезды, тоном спросил у пилота инквизитор.
Пилот ничего не ответил в ответ, а лишь очень часто и с маленькой амплитудой закивал головой, постепенно выходя из ступора и отступая назад.
Вэкс его понимал и не осуждал. Человеку всегда панически страшно столкнутся с чем-то за гранью его понимания и его природы. Вполне возможно пилот попросит о переводе из следственного комитета куда-нибудь в другое место подальше от Бастиона. Пусть даже на пограничные миры. Это прошение попадет на стол к Вэксу и он будет решать его судьбу. Но ничего, инквизитор точно знал что он его не отпустит. Он вызовет его к себе и поговорит с ним. Пилот передумает.
Вэйгон поднялся со своего места и отправился в сторону трапа, где не пульте он опустил его и открыл шлюзовую дверь. Пара нажатий на кнопки приборной панели и все готово.
Выйдя на посадочную площадку инквизитор оглядел вид, представившийся его взору. Вокруг, помимо технического обслуживающего персонала, ходили еще люди в каких-то праздничных костюмах, что-то горланили, выпивали. Было видно с какой досадой работающий на площадке поглядывали на таких прохожих. Зависть витала в воздухе вокруг них.
Вэкс не знал что за праздник, по идя по улице к ближайшей станции такси он заметил что этот праздник в самом разгаре. Все вокруг что-то горланили, гогоатали, распивали спиртное, запускали феерверки. Каждый взрыв где-то рядом какой-нибудь петарды заставлял Вэкса дергаться и матерится.
В процессе продвижения через толпы отдыхающих Вэкс почувствовал как сейчас перед ним пролетит объект его гнева и заметил как приближается небольшая петарда, брошенная каким-то ребенком. Одним резким, но имеющим поразительную плавность, движением, инквизитор схватил пролетающую мимо петарду своим огромным кулаком и зажал ее внутри, переведя взгляд на того самого ребенка, которые ее кинул. Удивление на его лице нельзя было описать словами, а когда петарда издала очень сдавленный "ПУК" в руке Вэйгона, то так вообще ребенок с тем-же обескураженным лицом развернулся и скрылся в толпе.
Раскрыв кулак и посмотрев на его содержимое инквизитор брезгливо смахнул остатки оболочки петарды и следы пороха, оставив только темное пятно на ладони от разрыва. Опалина. Кожу не повредило, но слегка обожгло.
Добравшись до станции такси за пару кредитов Вэкс нанял робо-такси, которое довольно шустро полетело в сторону нужного отеля. Сколько не выглядывал инквизитор из окна такси, так везде видел праздненство в самом разгаре. Каждых хлопок фейерверка также заставлял Вэйгона дергаться, но уже меньше, не так явно.
- Ненавижу блятские феерверки- в сердцах пробормотал Вэкс уже перед самым отелем.
Конечно рядом с отелем он не чувствовал мощной ауры тьмы, которая царила на Праките, например. Все было спокойно и гармонично. Отчасти Вэкс знал почему так и почему он не чувствует ауры верховного. Это все из-за амулетов. Ауру Вэкса тоже было не почувствовать.
На ресепшене такого дорого-го отеля почти никого не было. Оно и не удивительно, потому как скорость и качество обслуживания тут на высшем уровне. Никаких роботов, только люди. Симпатичные девушки-хостесс, которые еще издалека заметили приближение Вэйгона и заранее проглотили ком в горе и удивление.
Как только инквизитор вплотную подошел к стойке регистрации, то хостесс тут же натянула рабочую милую и вежливую улыбку смотря на гостя снизу вверх, словно опять оказалась в глубоком детстве.
- Вэкс Вэйгон. Меня ожидают в пентхаусе.- сухо и настойчиво сказал Вэкс, не ответив на вежливую улыбку, лишь равнодушно смотря на девушку.
- Секундочку.- ответила хостесс и опустила голову к себе в компьютер, едва слышно тяжело вздохнув.
Вэкс не стал досаждать своим вниманием девушке и развернувшись начал оглядывать холл.
Очень высокие потолки, метров под пятнадцать, огромная люстра из хрустальных или еще каких капелек, дающая яркий и довольно необычный свет, словно весь холл переливается бриллиантовым свечением. Колонны, различные кресла и столики для ожидания явно сделанные не из дешевых материалов. Коридорные сновали туда-сюда с репульсорными тележками, на котрых возили багаж своих гостей и улыбались так широко и вежливо как только могли. Какой-то жирдяй, крупный акционер одной оружейной компании, отчитывал коридорного за какую-то придуманную провинность. На самом деле толстячок любил свою власть и упивался ею, не гнушаясь ее проявить.
- Вас ожидают. Самый верх.- вежливо привлекла внимание Вэйгона хостесс и протянув ему гостевую карточку указала в сторону турболифтов.
- Спасибо.- сухо сказал Вэйгон взяв карточку и отправившись в указанную сторону.
Отойдя от стойки он услышал едва различимое шушуканье: - "Ты видала какой огромный? Абалдеть..."-
В турболифте был считыватель карточек и инструкция как им пользоваться. Это для особых дебилов, чтоб не сломали ненароком. Приложив к считывателю гостевую карту Вэкс нажал нужный номер этажа, самый верх, где его и ожидал верховный.
Странно. Чем ближе Вэкс был к своей конечной цели, тем больше нарастало волнения. Он точно не знал зачем его вызвали и к чему быть готовым, но то что Тремейн оказался тут без предупреждения, инкогнито, причем не на бастионе, а на отдалении от него не могло сказать о чем-то конкретном.
Лифт звякнул и створки распахнулись, впуская Вэйгона в небольшой холл перед дверь в сам пентхаус. Около двери крутились два инквизитора. Их уж Вэкс сразу приметил. Те сразу скривили серьезные лица, обличенные великой важностью их поста и соприкоснулись плечами перед дверью, не пропуская Вэйгона.
- Съебали.- жестко, сквозь зубы, сказал Вэкс двум инквизиторам. Они переглянулись и левый из этих двоих протянул руку вперед ладонью вверх.
По инструкции Вэкс должен был сдать свой меч перед входом к верховному. Вполне стандартная схема безопасности. Тут вопрос даже не в страхе за свою жизнь, а в проявлении статуса.
На секунду перед Вэйгоном встала дилемма: отдать меч и спокойно пройти или же разбить свите морды и пройти с мечом. Дилемма была решена быстро: Вэкс снял с пояса свой меч и вложил его в протянутую руку.
Незачем было конфликтовать со свитой и демонстрировать свою крутость. Это глупо и бесполезно. Вызовет только отрицательную реакцию у всех. Эту дилемму создала в нем именно темная сторона. Она всегда нашептывает какие-то глупости. Не всегда безосновательные.
Свита тут же расступилась впуская внутрь своего собрата.
Как только Вэйгон зашел внутрь, то перед ним оказался широкий коридор переходящий в зал. Посреди зала стоял огромный стол и за ним стояло повернутое спинкой ко входу кресло. Сразу понятно что он там.
Уверенно начав движение Вэкс преодолел коридор и половину зала, остановившись в паре метров от стола, а затем грузно, но вполне естественно припал на одно колено. Он был сейчас перед высшим инквизитором и необходимо было уважать его власть. И не важно что ты там думаешь, даже если ничего.
Вэкс стоял лишь напряженно посапывая, склонив голову к полу, не произнося ни слова. Верховному самому виднее когда начать разговор и заметить пришедшего. Ты не имеешь права что-то говорить пока к тебе не обратились, даже если тебя вызвали. Стой и жди.

+1

5

Как рябь по траве от налетающего ветра, так в Великой Силе она прокатилась с приближением того, кого Тремейн ожидал. Один из тех, кто был направлен на Бастион, как подтверждающий жест того, что инквизиторы все еще чтут порядок и закон Империи, даже если от былой не осталось ничего, кроме нескольких секторов, в которых, без влияния Палпатина, все было не так. Но Антиннис и не относился к тем романтичным чудакам, которые, утонув в своей ностальгии, мечтали о том дне, когда все было «гораздо лучше, чем сейчас». Ни один из этих сентементальных глупцов не видел сердца Империи, черного, прогнившего насквозь, опутанного сетью пульсирующих темной стороной жил; Палпатин был поглощен Тьмой так же необратимо, как сотни до него, не заметив, когда из Владыки стал Марионеткой, и инквизитор мог открыто сказать, что, находя те времена лучшими, они глупцы, но никогда не скажет. Ему попросту не было во всей его жизни никакого дела до прочих, разве что, в дни, когда еще был падаваном Старого Ордена. И  темные глаза Верховного на один короткий момент стали светлее, утратили красный отблеск живым из них, будто светлая полоса краски легла на холст….

Тремейн знал, что Вейгон позади, припав на колено, смиренно ждет. Так требовали правила Инквизитория, и только самонадеянный дурак поступит по иному, подвергнув себя риску бросить необдуманный вызов Верховному. За свой Антиннис заплатил четыре года назад страшной резней в Цитадели, оставив не меньше, чем треть прежних коллег в кровавых ошметках тел встречать Бездну в умирающих глазах, и до последнего удара сердца предшественника был близок к поражению равно настолько же, как и тот. И робкое игривое счастье любимчика судьбы лишь в том, что, пока один предавался усладам и играм, второй готовил почву и до текущего дня все еще имел славу лучшего из лучших фехтовальщиков той, былой Империи, о которой так любят вспоминать. Однажды придет день, когда и ему рискнут бросить вызов, и было что-то печальное в этом пришедшем понимании чувств Бейна, удрученного тем, что время уходит.

- Встань, - коротко и с повелевающими нотами бросил Тремейн, не оборачиваясь. – Проходи и садись, - здесь, в этих местах, прямо в этот момент, в какой-то степени инквизитор плевать хотел на правила, лишенные иного смысла, кроме трех часов подобострастия, которые никому еще, при этом, не мешали вонзить нож в сердце объекту почитания, но, в той же степени, находил достаточным следовать им в остальном. Кто-то сопроводил бы свои слова указующим жестом, но Верховный не собирался. Вейгон, прибывший к нему, не такой идиот, чтобы не сообразить, где здесь взять, на что сесть, и куда потом надо сесть, чтобы вести беседу с руководителем. А если такой, то тем лучше, что этот идиотизм так быстро вскроется.

- Я призвал тебя, - без лишних прелюдий Тремейн говорил, уже не дожидаясь, насколько успешно справится с прежним выбором гость, и, вместо чего-то официального, просто пил свой сок в перерывах между фразами, по глотку, короткому, не жадному. – Чтобы услышать, такой ли эффективной ты готов представить деятельности вашей группы на вверенной территории, как звучит в официальных докладах? – светлая полоса давно растворилась в осязаемых для них обоих густых и липких потоках черной, как сама ночь, энергии, наполненной шепотом тысячи голосов, которые нельзя разобрать, но можно ощутить весь тот страх, что кроется в них, всю их ярость, которой не суждено больше освободиться; и, наконец, всю их боль, которая останется для них нестерпимой вечно. Эта Тьма, заполняя собой комнату, густела и постоянно изменялась, щупальцами своими пытаясь крепче ухватиться за двух живых и высосать и из них всю индивидуальность, превратив в своих покорных кукол. Хотя проблеск прошлого растворился, потому что слишком много прошло лет и утекло крови, что для Антинниса Тремейна даже близко было возможно возвращение к свету, эти попытки Тьмы он все еще пресекал. От двух же темных в одном зале та становилась только голоднее….

0

6

Именно в тот момент когда Вэкс встал на колено перед верховным инквизитором, его соображение выключилось. Он вполне сознательно прекратил практически всякую мыслительную деятельность, превратившись в покорную куклу больших габаритов. Это умение вырабатывалось еще в детстве в инквизиторах. Они должны быть абсолютно покорны своим хозяивам и не забывать, что все они, несмотря на название, лишь псы, гончие на псарне. Их кормят, одевают и тренируют только для одной цели - быть полезными своим хозяевам. С условиями такой жизни, понимания своего места и отсутствия непокорности в тех местах, где это не нужно - могло сохранить тебе жизнь вполне реально. Вэйгон знал парочку молодых инквизиторов, давно, еще в детстве. Они всегда грезили тем, что станут владыками, всегда старались изворачиваться так чтоб не покорятся наставникам и хозяевам. Несмотря на их попытки стать лучше всех остальных, превосходить каждого, их ловили за кражу ценных припасов на складах, которые они намеревались использовать, краже особых медикаментов, которые могли их усилить в правильно дозировке. Это были, можно сказать, друзья Вэкса. Гафф и Ран. Вэйгон даже сейчас помнил их лица. Они действительно были очень дружны и старались помогать друг-другу. Именно они помогли Вэксу удачно вылечится после экзекуции кнутом, от которого все еще остались весьма впечатляющие шрамы на спине. Об этом никто не знал. Точно также, как никто не знал о том, что Гафф и Ран хотели проникнуть в часы отбоя в "библиотеку" и выкрасть много данных о техниках использования Силы. Кроме троих. Гаффа и Рана поймали в организованной ловушке у посадочной площадки. Иногда во снах, которые бывают очень редкими, ведь Вэйгон редко спит, он видит тем удивленные и испуганные одновременно лица своих друзей, когда их верный товарищ и друг стоит в окружении старших инквизиторов с включенным мечом. Именно тогда Вэкс начал полностью познавать суть темной стороны, насколько ее путь болезненный и насколько много мощи она дает через боль.
Вэкс каждый раз, когда его друзья шли что-то красть и подготавливать почву для побега, шел к старшим инквизиторам и рассказывал им об этом. Он абсолютно точно знал что делал и был полон отвращения к самому себе и своим поступкам, но каждый раз он чувствовал внутри себя, как какая-то частица исчезает и заменяется чем-то мощным, непробиваемым и несгибаемым. и чем больше этих частиц становилось, тем четче Вэйгон ощущал некое единство с бесконечным холодом, страхом и гневом. Последний раз, когда он предал своих друзей, был в ту самую ночь.
Было неожиданностью то, что один из старших вложил ему в руку свой меч и послал обезглавить этих двоих. Как только меч оказался в руке Вэкса, то внутри него что-то задергалось, начало рваться в сторону сознания и буквально вопить о том, чтоб Вэйгон со всей дури начал рубить окружавших его инквизиторов и дать своим друзьям уйти. Но тогда Вэкс заглушил эту рвущуюся нотку души усилием воли. Это был выбор. Осознанный и вполне обдуманный. Когда этот выбор был сделан, тогда первый раз в жизни Вэкс почувствовал как его глаза горят, как его тело уже будто и не его. Он стал сильнее, быстрее, решительнее. Но сам по себе смотрел на происходящие будто со стороны, не владея самим собой. Он видел как решительным шагом направился к Гаффу, как оба его друга в страхе пятились и кидались в него консервами и припасами в дорогу пытаясь остановить. Кричали что-то, что лишь гулом отдавалось в ушах. Первым под меч попался именно Гафф. Пришлось отрубить ему руку прежде, чем добратся до шеи. Он пытался ей прикрыться и, лишившись своего прикрытия, упал на землю с криками боли. Затем его голова покатилась по дюрастилу. Вэкс помнил отчетливо как она сделала всего два витка и остановилась, обращенная лицом к своему убийце. Он видел глаза своего друга и как из них быстро ушла жизнь. они остекленели и в их отражении Вэйгон увидел черную тень с горящими кроваво-красным светом глазами.
Ран успел удачно кинуть последнюю банку в голову Вэкса и этот шрам, рассечение, Вэйгон держал где-то за волосами на голове. Затем его друг попытался убежать, но ему не доставало скорости. Достаточно догнав своего второго друга Вэкс успел отсечь ему ступню, когда тот заносил ногу назад в толчке. Это его опрокинуло на землю. Вэйгон тогда был в бешенстве, он не стал использовать меч чтоб быстро убить Рана. Он сел на него сверху, выключил клинок и, развернув его лицом к себе начал душить. Вэкс помнил как пальцы обхватили мягкую шею подростка и сдавили ее с максимально возможной силой. Он помнил как сопротивление друга постепенно слабело, удары становились легкими шлепками, а все сосуды в глазах налились кровью из-за повышенного давления в голове. Как лицо Рана побагровело и опухло, а затем как его руки упали на землю, ноги прекратили движение, а жизнь покинула его.
Затем уже трупу Вэкс отрубил голову, схватил за волосы, затем поднял вторую голову и принес их к толпе старших иквизиторов, кинув их им под ноги. Никто ему ничего не сказал, не одарил каким-то особенным жестом или словом. Просто вырвали из рук меч и разошлись по своим делам, оставив Вэкса одного с трупами своих друзей.
Раньше, когда Вэкс вспоминал о произошедшем, его передергивало от отвращения, от своего поступка. Но с течением времени и количества трупов за спиной Вэкс перестал испытывать эмоции от этого воспоминания, хоть и помнил каждую малейшую деталь. Ему просто наплевать.
- Встань, - повелительный голос прозвучал в помещении, кольнув память Вэйгона. Он давно не слышал этого голоса.
Проходи и садись, -
Вэкс поднял голову к столу и не заметил подле него никаких стульев, кроме одного, которое уже было занято. Посмотрев в сторону Вэкс приметил один простенький стул. На нем можно было сидеть, но он скорее был предназначен больше для подчеркивания минимализма декора, нежели для активного использования. Он стоял возле маленького кофейного столика. Стоило только взглянуть на него, как воля Вэйгона, словно щупальце, опутало этот стул, дав на расстоянии почувствовать его форму и вес, а затем подняв в воздух, повинуясь движению руки, мягко поставил его в двух метрах от стола Тремейна.
Вэкс до сих пор не имел чести сидеть за одним столом с верховным. Недостаточно привилегий, недостаточно статуса и, что самое главное, не было прямого разрешения сесть за стол хозяина. Так ведут себя послушные псы.
Усевшись на стул Вэкс подметил то, как тот прогнулся под ним, но благодаря крепкой титановой раме он выдерживал вес Вэйгона.
- Я призвал тебя, - инквизитор услышал как хозяин сделал глоток. Этот звук, ровно как и все остальные звуки которые производят существа во время еды, раздражал Вэкса. Сам он старался есть и пить почти бесшумно и аккуратно.
Чтобы услышать, такой ли эффективной ты готов представить деятельности вашей группы на вверенной территории, как звучит в официальных докладах?
Это был уже вполне конкретный вопрос, на который можно было дать вполне решительный ответ. Что там написано в докладах Вэкс совершенно не знал, так как обязанность в отправлении этих самых докладов верховному была у Морта и он лично сам их составлял. Видимо это было одна единственная обязанность которую Дариус выполнял исправно и самостоятельно. За исключением алкоголизма.
Ответ "Да" или "Нет" были бы слишком простыми и не дающими полного описания, поэтому формулировка ответа заняла несколько секунд.
- Эффективность группы на вверенной территории напрямую зависит от выполнения своих обязанностей руководителей этой группы. Когда руководители не выполняют свои обязанности или выполняют их в не полном объеме, то эффективность группы значительно снижается.- да, такой формулировкой Вэкс говорил и о себе и о Морте, но не мог говорить конкретнее, потому что не знал того, что написано в докладах и это, можно сказать, его раздражало еще больше. Но Вэкс точно знал то, что работал как самая трудолюбивая банта татуина, стараясь добывать результат любыми доступными способами, однако ограниченность полномочий заместителя не позволяла ему толково организовать работу подчиненных. Он не мог формировать отделы и назначать начальников, так как для этого нужно содействие руководителя и его подписи, но каждое прошение об организации работы и планы этой самой организации то-ли не доходили до Морта, то-ли он их банально не читал, так как за пол года никаких движений в нужную сторону. Вэйгон постепенно зарастал бумагой и еле успевал контролировать тот хаос что царил в комитете, где все занимались кучей дел одновременно. Выбивать же больше кадров и финансирования Вэйгон тоже не мог, так как не руководитель и не мог прийти к прокуратору с прошениями не подписанными Мортом. Вообще Вэйгон не помнил когда последний раз ночевал в выделенной служебной квартире, а уж здоровый многочасовой сон - вообще забылось что это такое. Только медитации и спасали.

+1

7

Верховный оставался задумчиво неподвижен в минуту, когда рот собеседника обронил эти многозначительные слова, и не изменил своему положению и после, когда прошло то время, необходимое даже самому медлительному на обдумывание. Широкая спина инквизитора расслабленно покоилась, опираясь о спинку кресла, обтянутая темной до черноты фиолетовой тканью, только в редких бликах на складках отражаясь истинным насыщенном колором, а руки лежали, свешиваясь с подлокотников, и не спешили корчиться в жесте, призывающем вынести Вэксу наказание за столь дерзкие речи.  Каждый инквизитор в числе тех, что  принадлежал душой и телом Цитадели, был спаян с ней навечно своей душой через боль, пытки, муки и страдания, но не один из них не вспомнит ничего хорошего и согревающего душу, в часах, проведенных там. Каждая история из них полна крови и боли, приправлена яростью и гневом. И предательством. Из инквизиторов вышибали джедайские привязанности друг к другу, лишь служба Империи и Палпатину, а под ним и Верховному должна была владеть их сердцами. Любая страсть или привязанность к равному означала для верхов, что во благо этих чувств адепт,  в которого вложены силы и финансы Империи для подготовки, может повернуться против нее. О, сантименты! И думая об этом, Верховный Инквизитор с неподвижным лицом смотрел, сдвинув к переносице густые брови, на визави молча.

Потом изменил своему положение, когда допил сок и отвернулся, чтобы отставить стакан на столешницу, но все это проделал в той же абсолютной тишине, не допустив даже стука поверхности о поверхность, и только едва уловимый ухом шелест ткани при движении нарушал гармонию.
- Что приводит к смене руководителей. – Наконец, спустя примерно пять минут от последней фразы, соизволил буднично заговорить Тремейн. Его голос был лишен раздражения или гнева, иным словом, любой эмоции, которую типично ожидают в подобном разговоре. Туманный взгляд темных от падающей тени и наполняющей их Тьмы глаз не смещался больше с лица подчиненного, но смотрел словно сквозь него, а не на.  По типичной своей привычке, хорошо знакомой каждому в Инквизитории, кто хотя бы несколько раз видел Антинниса лично, инквизитор сместил центр тела левее, опуская голову вниз подбородком и упираясь ею в заведомо поднятую левую руку, согнутым локтем упирающуюся в подлокотник.  Он делал так всякий раз, когда о чем-то очень серьезно думал или хотел, чтобы окружающие думали, будто он этим занят, и сейчас казался поэтому максимально сосредоточенным на чем-то, ему одному известном.  – И ты обладаешь для меня доказательствами того, что Империя недовольна вашей деятельностью, находя ее малоэффективной. Вэкс? – Тремейн редко повышал голос, за последние годы практически никогда, считая, что крик выдает слабость духа и нервов, и даже если подченный оказывался редким тупицей, страшнее была привычка нового Верховного молча делать выводы, о которых узнавали лишь в финале истории, как правило, в момент перед исполнением наказания. 

Тонкий психолог, он знал одно правило, что идиотизм – не излечим, а вот самомнение лечению поддается, путем болезненной и унизительной практики. И в этот момент всегда вспоминал день, когда лишился руки и глаза, урок Вейдера был воистину хорошим.  Его собеседник сейчас не был тупицей, иначе Верховный не стал бы тратить свое время, но и учить его он не прибывал, Антиннис преследовал иные цели. Желание подставить ближнего и занять его место – кровное для темных, как он не раз говорил сам себе, ничего не меняется с веками. Он сам когда-то мечтал вытеснить Вейдера с его пъедестала, пока не повзрослел достаточно, чтобы оценить свои реальные возможности и прикинуть, как именно бросается вызов такого уровня, не на амбициях и простом желании, требуется умение выжидать терпеливо, готовя почву, поджидая коронного момента, но не забывая о том, что расслабляться самому, полагаясь на других, не верно, и именно за счет этой тактики он смог занять место Верховного. Дариус был его любимчиком, в какой-то степени это являлось правдой, Антиннис  в былое время уделял юноше больше внимания, давая рекомендации, советы и даже уроки, но свои собственные сантименты Тремейн научился подавлять и обходить намного раньше того, как потерпел Ту неудачу.

+1

8

- Что приводит к смене руководителей. – ответ верховного заставил себя ждать довольно продолжительное время. Все это время Вэкс сидел слегка потупив взгляд в пол, на уровень, приблизительно, равный подошвам ботинок верховного. Не то чтобы Вэйгон не смел смотреть верховному в глаза, а просто потупленный взгляд являл собой покорность и подчинение. Если ты постоянно сверлишь взглядом своего начальника, то это лишь только лишний раз говорит о твоем неподчинении и готовности бросить вызов. Во многих кругах это не допустимо и инквизиторий является какраз таким местом.
Приблизительно такого ответа от Тремейна Вэкс и ожидал, что вполне можно было понять по составленному им небольшому монологу.
После столь долгого ожидания предстояло выждать еще какое-то время. Не совсем было понятно почему Тремейн делал между фразами такой большой временной промежуток, такую длинную паузу, что намного больше отнимало его время. Можно было вести вполне нормальный диалог с максимальными двадцати или тридцати секундными паузами на обдумывание или подчеркивание важности. Время не резиновое у обоих присутствующих в этом номере и зачем его искусственно растягивать Вэкс не мог понять. Ладно там когда ты на особо важный переговорах и куча народу присутствует в одном помещении и занимается этими переговорами, надо выслушать каждого, обдумать его предложения, претензии, притязания и только потом давать конструктивный ответ. Это скорее было похоже на дешевую постановку с запугиванием своих подчиненных длинными паузами, чтоб они много чего передумали в этот временной промежуток.
К счастью конкретно такой метод никак не мог запугать Вэкса, потому что он сам по себе ничего не боялся, также сам практиковал запугивание и пыточное мастерство, поэтому нужно было что-то более конкретное и перспективное чтоб хоть немного задеть чувства инквизитора. Долгие паузы не входили в что-то конкретное.
И ты обладаешь для меня доказательствами того, что Империя недовольна вашей деятельностью, находя ее малоэффективной. Вэкс?
Вот тут уже можно было слегка напрячься, но Вэкс наоборот расслабился. Дело не в том что у него были или не были доказательства, а то, что он может предложить Тремейну. Большие перспективы по развитию влияния инквизитория в империи. Конечно конкретных доказательства не было, но были другие доказательства совершенно других вещей. Нужно было только правильно составить ответ.
Вообще Вэкс и не говорил ни о каких недовольствах работой комитета, никогда о таком не слышал и не видел. Возможно в докладах Дариус мог что-то напутать, неправильно сказать или выразить или же все правильно и такая информация ушла от зоркого взора Вэйгона, что было просто не допустимо. Он всегда проверяет свежие новостные сводки каждый день, даже если это скучные экономические спады, перепады, разнящиеся индексы и прочее. Все может оказаться важным. Только вот ни о каких недовльствах работой следственного комитета Вэкс не знал. Но нельзя же говорить верховному о том, что этого нет. Или о том что есть. Также поправлять его было бы тоже ошибкой.
Ходить по минному полю без металоискателя - вот какие чувства вызывает разговор с верховным. Как бы случайно не наступить на мину.
- Лучше.- выждав небольшую паузу, секунд в пять, после вопроса Тремейна ответил Вэйгон.
- У меня есть план повышения влияния на Империю Бастиона Инквизиторием.- размеренно и четко проговорил Вэкс не давая и шанса Тремейну усомнится в собственно слухе и сослаться на то, что он чего-то не услышал.
Инквизитор выдержал достаточную паузу, секунд в пять, чтоб дать время высшему осмыслить сказанное Вэксом, а затем продолжил.
- Десятого Велона прошлого года Озай Кето собрал неофициальное совещание в ныне известном баре на Гли-Ансельме "Ноль-Пять". На нем присутствовали только три человека. Озай Кето, Я и Дариус Морт. Никаких записей и стенограмм там не велось, поэтому реальных доказательств кроме моего устного свидетельства нет.- достаточно решительно начал говорить Вэйгон, выдавая полный отчет, словно механический болванчик.
- На этом совещании Озай Кето обратился к нам с просьбой поддержать его политическое влияние и "присмотреть" за Академией, подмечать многообещающих адептов и в тайне их обучать, формировать из них полноценные боевые единицы по стандартам Инквизитория.-  Вэкс опять сделал паузу, совсем короткую, секунды на две, подчеркивая этим то, что подобная информация прошла мимо Тремейна и отчетов об этом он явно не получал. Еслиб Озай договаривался с верховным, то не стоило бы никакой нужды созывать это совещание в баре.
- Дариус не глядя согласился на поддержку, не получив никаких гарантий или обещаний. В свою очередь я поинтересовался оплатой труда. Как стоило ожидать сулились "золотые горы".- подытожив это все довольно абстрактным термином Вэкс надеялся что будет понятно то, что обещания были такими же абстрактными и не конкретными как фраза про горы. Ну и обвинение Дариуса в измене Инквизиторию звучало вполне ясно и конкретно, словно у него заранее был резон спутаться с Озаем Кето для получения личной выгоды. Вполне возможно он расчитывал на то чтоб стать военначальником армии одаренных, которую желает собрать Озай Кето. Для чего? Неизвестно, но вполне возможно это прямая угроза Инквизиторию.
- После этого на нас напали наемники с внешних регионов. Некоторые из них работали на наемническую организацию правого толка "Крача Прето" с внешних регионов. Я узнал их по характерным отметинам на лицах. Дешевая шваль вроде пушечного мяса. Есть предположение что их наняли вовсе не для ликвидации нас, а чтоб просто вспугнуть. Нам удалось отбиться и скрыться незамеченными. Остальное вы, наверное, видели в новостях.- конечно такое событие как резня в баре на курортной планете - довольно громкое событие и его вполне могли крутить по всей галактике в новостях.
- Сразу после произошедшего ко мне, по приказу Прокуратора приставили его двоюродного брата. Линтона Кето. В качестве помощника.- Вэкс снова сделал паузу на пару секунд.
- Столь быстрое назначение непонятно кого на пост моего помощника в обход моего утверждения воспринялся мной с долей здорового подозрения. Подозрения мои вполне оправдались, так как Линтон очень упорно набивается ко мне в ученики, чтоб я обучил его по стандартам инквизитория. Я сразу понял что Озай Кето приставил ко мне своего человека для надзора и надежности.-
Вэкс вполне отдавал себе отчет в том что сейчас делал этим своим отчетом. Вся эта информация вовсе не красила Озая в глазах Тремейна, а лишь могла стать катализатором разрыва дипломатических отношений, но суть была не в том, что уже произошло.
- Парень оказался не самым смышленым представителем рода Кето и попытался меня подкупить миллионом кредитов за помощь в организации преступного синдиката. Запись этого разговора у меня имеется.- инквизитор еще раз сделал паузу, но подлиннее, еще раз давая время Тремейну осмыслить поступившую информацию. Все-таки миллион кредитов это очень и очень большая сумма. Заоблачная, которой на три или четыре жизни хватит в полном расточительстве.
- Доказанный факт попытки дачи взятки должностному лицу в особо крупном размере сулит парню тюремный срок на десять лет с отбыванием его на рудниках, а его двоюродному брату - Озаю Кето, расследование по этому делу и привлечение прессы встанет очень дорого. Оппозиция вцепится в него всеми зубами, как и репортеры. Его политическая власть будет серьезно подорвана и сама фамилия Кето будет опозорена. После такого инцидента он вполне может выбыть из гонки по заполнению вакуума власти, образовавшегося после гибели почти всего Триумвирата.- сделав паузу всего на секунду Вэкс "подчеркнул":
- Но...-
Без секундной паузы подчеркивание было бы не заметным и малоэффективным, но инквизитор сделал паузу и затем продолжил это свое "Но".
- Я подумал что идея парня о создании серьезного криминального синдиката, держащего под контролем всю преступную деятельность в Империи Бастиона и подконтрольный лично Инквизиторию, с тайной поддержкой самой империи - весьма интересная. По плану я собираюсь сообщить лично Озаю Кето то, что его племянник скоро окажется под следствием и чем ему это сулит. Также я предложу ему альтернативу, по которой Линтон сядет в тюрьму на десять лет по обвинениям, Озай публично осудит его действия и отречется от племянника, но при этом поможет воплотить в жизнь план Линтона по созданию синдиката, так как он будет значительно выгоднее самой империи Бастиона в экономическом, внутриполитическом и социальном плане. Таким образом Озай Кето не потеряет лицо и власть, а только ее приобретет, но реальная власть окажется за вами.- Вэкс специально легкой утвердительной интонацией подчеркнул слово "вами", указывая на Тремейна лично, а не на инквизиторий.

Отредактировано Vax Vaegon (19.09.18 16:46)

+2

9

Инквизитор молчал,  устремив непроницаемо неясный взгляд темных глаз в полотно, продукт новейших технологий, что заменяло ему настоящее окно в мир живых и суетно снующих. Тремейн обрел заповедь молчания не в первую и не в последнюю минуту, он хранил блаженство тишины все время, пока его гость говорил, подмечая, что самодовольству, и в прежнюю пору присущее Вейгону, неизменно при нём и в этот момент. Будь у Вэкса некий индикатор, он светился бы аейчас нимбом перламутровым над головой как ознаменования удовольствия, что испытывал его подчиненный, рассказывая о том, каких высот достиг в коварстве. Тремейн не улыбался, его лицо кзалось каменной маской, призванной запечатлеть памятником бесстрастие, как человеческий дар в мимике, но внутри себя он не был так безразличен к тому, что слышал и наблюдал. Вэкс проявил определенную хитрость, Антиннис это допускал, но откровенно видел и то, что, за всем, лейтмотивом звучащим хвастовством, его заслуги не было. Ему лишь повезло оказаться в нужном месте и получить вокруг себя достаточно недальновидных или попросту идиотов, чтобы собрать этот расклад пазаака, с которым он и пришел сюда.
Неплохо.
Неплохо, но совсем не отлично, и даже не идеально. Как ударная машина пехоты, сидящий рядом человек привык мыслить особенными для своей специфики форматами, и для них все это, безусловно, было в ином цвете, но Тремейн, в расцвет и упадок Империи бывавший так высоко в кругах элиты Империи, как только можно взобраться, не раз наблюдал истинные примеры настоящей политической хитрости, умения пройти по лезвию виброклинка, даже не оцарапав подошвы дорогих сапог, и этот дар не лежал на дороге для каждого страждущего, он был редким нектаром в крови избранных. И все же, Верховный отдал гостю должное, Вейгон пришелся сегодня особенно по душе тем, что что-то делал, в особенности, что делал умно; понимание своих слабых старон дает большое преимущество, и решение прежде дела доложиться выше всех возможных по прямой линии внутренней субординации чину могло бы даже считаться наиболее разумным. Могло бы....
- Ты прекрасно проявил себя, - негромкий голос инквизитора таинственным образом умудрялся заполнить при этом собой всё помещение, благодаря насыщенности, но сейчас он звучал сдержанно и лишь для ушей гостя, а потому казался лишённым привычного богатства обертонов. - Среди прочих достоинств наиболее отмечаю я преданность делу, трудолюбие и разумность действий, что тебе хорошо известно, и по всем из них ты, Вэкс Вейгон, показал сегодня себя достойным.... - Оборвав предложение, Тремейн легко, для своего возрамта поднялся, так и не договорив уточнений тому, чего именно, по его мнению, достоин его собеседник. -Желаешь выпить? - арсенал бара в номере позволял усладить любой вкус, и, пока сам себе бокал Верховный вновь наполнял соком, на Вэкса он поднял кратковременно взгляд с выражением хозяина, не призывающего всех прочих следовать его пристрастиям, дозволяя выбирать то из напитков, что больше по душе. - Ты принес мне весть не благую, но подсластил ее после. Прокуратор фигура на доске видная, он обязан следить за исполнением законов Империи...  - и снова, отвлекшись на то, чтобы убрать в прохладу графин, прежде закупорив его, Верховный замолчал, оборвав фразу. Ему было бесконечно безразлично, какой подтекст усмотрит в этих паузах инквизитор младшего чина, не в правилах или помыслах Антинниса было беспокоиться о верном истолковании его слов; тот, кто ошибется в этом, сам и оплатит свою ошибку. - Расследование терракта на Орд-Мантелле незавершено, - резко вернулся он к тему, которую они плавно оставили прежде, - и, знай Галактика, что инквизиторы руководят расследованием, в столь долгий срок не дав ни одной стоящей зацепки, Инквизиторий будет опорочен. Я пробуду на Бастионе еще определенное время, - на этом достаточно конкретики, для слушающего, - и займу на это время кабинет Дариуса. Ты лично проследишь за тем, чтобы все, вплоть до незначительных, данные о ходе следствия завтра были на моем столе, и будешь следить впредь за этим делом. - Тремейн не повышал голоса, не менял интонации, как будто рассказывал коллеге о том, как провел отпуск на Паланхи. Верховный почти всегда в личных аудиенциях держал такую манеру, но горе тому, кто посмел бы принять его слова за панибратство и ослушаться, или проявить нерасторопность там, где Антиннис подтекстом полагал исполнительную сноровку. - И предоставишь мне все весомые доказательства того, что рассказал сегодня. - Он не смотрит на гостя больше, два взрослых инквизитора не на свидании, чтобы была нужда в зрительнлм контакте, равно как и в запугивающих тяжелых взглядах каждую минуту. Перед ним не глупый и впечатлительный мальчик, а частая демонстрация мощи, что помнил Тремейн по себе, начинает раздражать больше, чем внушать трепет.[b] - А после приведешь ко мне этого мальчишку, хочу взглянуть. [/ b]- Нет смысла пояснять подробнее, и так все очевидно.

Отредактировано Antinnis Tremayne (09.10.18 01:37)

+1

10

Вэкс сидел смирно и слушал все что говорит Тремейн не смея перебивать и даже пыхтеть, шумно дыша, в паузах его речи. Да, нерасторопность в разговоре не раз раздражала Вэйгона и он всякий раз старался ускорить все возможные разговоры либо придугадываю слова и мысли оппонента, либо просто превращая разговор в монолог. Так экономилось время, которое всегда считалось жизненно важным ресурсом. Его нужно тратить с умом, а не на пустую болтовню. Инквизитор не бессмертный и не может вечность слушать доклад какого-нибудь офицера или просто пустую болтовню. Трата времени на пустую болтовню о погоде или качестве шерсти с плотностью и фактурой ткани раздражала не хуже подкожного паразита.
- Ты прекрасно проявил себя, -
Голосо Тремейна сейчас больше походил на голос императора Палпатина, который Вэйгону приходилось слышать несколько раз. Негромкий, обволакивающий, почти безразличный, но наполненный какой-то могущественной сущностью показывающей свое абсолютное превосходство над всеми формами жизни. Говорить таким спокойным тоном, не громко и при этом испытывать сильные эмоции - верх выдержки, которой зачастую Вэксу не достает. Но он старается изо всех сил держать себя под контролем. Это важно.
- Среди прочих достоинств наиболее отмечаю я преданность делу, трудолюбие и разумность действий, что тебе хорошо известно, и по всем из них ты, Вэкс Вейгон, показал сегодня себя достойным.... -
Нельзя было скрыть своего самодовольство от верховного. Даже когда ты сидишь, держишь себя под контролем, сделав из своего лица спокойную и даже безразличную "маску" и не показывая эмоций, не распыляясь ими во все стороны. Да Вэкс испытывал определенную степень самодовольства, так как был доволен проделанной работой, кто как не считал. Да, пусть он не капал носом землю чтоб получить все результаты и по сути они сами пришли ему в руки, но искусство ожидания именно в этом и заключается. Ты всего лишь ждешь нужного момента чтоб слегка пошевелится и получить все что тебе нужно. И не надо копаться в мусорке для получения каких-нибудь доказательств.
- Желаешь выпить? -
Предложение верховного не было особой неожиданностью, так как Вэкс следил за ним, но никогда не смотрел в глаза, а смотрел в район груди. С такого расстояния все равно было похоже будто смотришь в лицо человеку. Еслиб Тремейно подошел ближе, то инквизитору пришлось бы смотреть на лоб верховного или на подбородок. Можно даже на кончик носа или между бровей.
- Благодарю. Я на службе не пью.- бегло ответил Вэкс на вопрос. Это был скорее машинальный ответ, заранее приготовленный и натренированный годами для начальства. Хотя и в самом деле на работе Вэкс и не пил-то толком. Ему всегда нужна ясная голова. И без того дурмана хватает.
- Ты принес мне весть не благую, но подсластил ее после. Прокуратор фигура на доске видная, он обязан следить за исполнением законов Империи...  - было начал Тремейн, но отвлекся на свои напитки. Видимо верховному очень нравился звук своего голоса и он явно тренировал именно такие интонации такое построение своей речи. Многие считают таких властных людей "напыщенными придурками". С какой-то стороны они даже правы.
- Расследование терракта на Орд-Мантелле незавершено, -
Резко вернулся Темейн к довольно острой повседневной теме. Еслиб это был Дариус, а не Тремейн, то Вэкс не удержался бы от того чтоб шлепнуть себя по ноге с возгласом: "А банту-то мы и не заметили!"
Но тут другое дело. Суть медленного течения расследования заключалась в том что само расследование было совместным с органами республики и почти полного отсутствия конкретного распределения работы в самом следственном комитете. не организованны даже отделы занимающиеся узконаправленными делами. Все занимаются чем попало и множеством параллельных расследований. Именно поэтому Вэкс работает практически в режиме 24 на 7 регулирую все расследования вместе взятые и собирая оперативные совещания все чаще и чаще. Направлять Дариусу официальные просьбы на формирование отделов и выделение бюджета под это было бесполезно. Около десяти, а то и больше официальных просьб попросту были проигнорированы. Никто ничего не собирался делать и потому приходилось выкручиваться, так как полномочий на самостоятельное управление следственным комитетом у Вэкса не было. Он выдавалось только тогда, когда Дариус по долгу отсутствовал и выписывал специальный документ.
- и, знай Галактика, что инквизиторы руководят расследованием, в столь долгий срок не дав ни одной стоящей зацепки, Инквизиторий будет опорочен. Я пробуду на Бастионе еще определенное время, -
Вот тут можно было бы и напрячься, но это скорее была проблема больше Дариусы. У Вэкса другие задачи и он с ними пока справляется.
- и займу на это время кабинет Дариуса. Ты лично проследишь за тем, чтобы все, вплоть до незначительных, данные о ходе следствия завтра были на моем столе, и будешь следить впредь за этим делом. -
Вэкс и так следил за этим шумным делом и все документы следствия были собраны и систематизированы. Предоставить их Вэйгон мог хоть через час, но раз завтра - значит завтра.
- И предоставишь мне все весомые доказательства того, что рассказал сегодня. -
Собрать доказательства о темных делишках Озая Кето? Это что, шутка чтоль? Тем более уже прошедших. Вэкс не шпион и на это его не тренировали и он совсем не той комплекции чтоб прятаться по углам с подслушивающими устройствами и записывать все подряд. Хотя если он не может, то можно нанять того, кто это может. Разве что цена на такие услуги гораздо больше чем на ликвидацию.
Инквизитор хотел еще спросить про те действия, которые стоит предпринять по поводу просьбы Озая, но вовремя всплыла мысль что сначало нужно предоставить необходимые доказательства, а потом спрашивать.
- А после приведешь ко мне этого мальчишку, хочу взглянуть. -
Эта фраза была больше похожа на просьбу показать свое домашнее животное. Конечно ничего предосудительного в этом не было, но такие просмотры не всегда хорошо заканчиваются для экспонатов. Но да ладно.
- Будет исполнено, повелитель.- умеренно покорно и вполне уверенно, даже немного торжественно ответил Вэкс на все что до этого сказал верховный.
- Что прикажете предпринять по поводу коррупционного скандала? Продолжать обозначенный мною план или действовать иначе?- Вэкс задавал свой вопрос четко, уверенно, по делу. Ему нужно было точно знать что делать с ситуацией Линтона Кето, задуманного синдиката и Озая Кето. Может у верховного есть какие-то замечания, дополнения на этот счет. Или же он прикажет все отменить и тогда ничего не произойдет.
- Насчет доказательств в баре...- начал Вэкс слегка сомневающимся тоном. Вероятно сомневаясь вообще в собственных мыслях, но начиная о том что произошло в Гли-Ансельме.
- Вы могли бы заглянуть в мою память. Там все есть. Даже с четким изображением.- наконец все же уверенно сказал Вэкс. Обычно подобный уровень доверия нужно еще заслужить, чтоб позволять кому-то копаться в твоих воспоминания когда ты не в тюрьме и по доброй воле. Можно сказать что кому-кому, а Тремейну Вэйгон доверял, так как это единственный человек заинтересованный в том, чтоб Вэкс выжил и продолжал свою работу исправно. Да и в воспоминаниях у Вэйгона не было ничего его порочащее, кроме юных годов в инквизитории. Те ошибки он уже давно искупил.
Было неловко, но инквизитор постепенно развеял все свои возможные ментальные блоки и очистил сознание прикрыв глаза, максимально подготавливая свой разум для пропуска в него чужого.

Отредактировано Vax Vaegon (29.10.18 00:10)

+2

11

Верховный так много видел в своей жизни, что мог потратить на подробный рассказ о пережитом, прочувствованном и увиденном десятилетие, вкладывая в каждое сказанное слово кусок своей жизни. В ней было все, о чем только способен допустить мысль в своем воображении человек, и даже больше, за гранью способности восприятия, и все это хранилось там, за тюрьмой из плоти и кости, под оболочкой разума, союзника сомнительного, хрупкого и не всегда  верного, и потому, владея мастерски даром извлекать знания оппонента из его хранилища, Тремейн слишком хорошо знал, как уязвим рассудок.  Техники темных часто грубы, жестоки, причиняя боль, они заботятся лишь о быстром получение того знания, что таится в головах их врагов, но не осознают, как драгоценен сосуд, который они ломают вместо того, что бережно открыть. Любые ментальные блоки можно снять, вопрос встанет лишь в времени и трудах, что будут потрачены, и вот перед ним один из таких, что не пощадит разум чужой, окажись тот в его руках, но тем более впечатляющ жест этого доверия, дозволения проникнуть в свое сознание, где Вэкс уже будет не иметь власти утаить что-то от Верховного. Все предстанет, как на ладони, и может сыграть против самого старшего инквизитора.
Тремейн сделал еще глоток, после чего приблизился достаточно, чтобы его рука могла достать до лба собеседника, не заставляя унизительно тянуться, пусть даже сам Верховный отличался высоким среди людей ростом, и редко испытывал трудности с нехваткой длины конечностей.  Опустив ту, что держала бокал, согнутой к боку, почти с отеческой любовью протянул вторую, единственно настоящую, расслабленно ладонью с отчетливыми прожилками синих под кожей вен, по которым пульсировала жизнь, питающая измотанной служением Тьме тело сильнее, чем мог измотать возраст, прикладывая ее ко виску Вейгона. Но в этот момент ничего не произошло, если сторонние зеваки ждали шоу в виде вздувшихся капилляров, закатывания глаз или мистического свечения вокруг; не произошло потому, что эти трюки не были цирковыми фокусами, требующими зрелищности, и даже прикосновение было лишь облегчением воссоздания контакта, но больше потому, что проникать в открытый разум инквизитор не спешил, его холодные глаза меж расслабленными веками внимательно наблюдали не за тем, что творилось в голове подчиненного, только за тем, что он демонстрировал здесь. Покорность воле Верховного всегда похвальна, и тешит самолюбие, но и Тремейн преклонял колено перед прежним, пока тот служил Инквизиторию и его членам такой же верой, какую требовал в ответ. Мимолетен ли этот порыв в исполнении того человека, что перед ним теперь, или тщательно взвешен, потому что в темных углах своего сознания Вейгон не готов пойти против воли его?
По кончикам пальцев прошла легкая искра, как укол статического электричества от прикосновения к шерстяному плащу, из той редкой белой шерсти, которые так любил Палпатин. Тремейн имел честь лицезреть этот плащ когда-то, те времена давно канули в прошлое, заставив инквизиторов медленно угасать, теряя нюх и хватку в той забаве обеспеченных жиробрюхов центральных миров, полностью оплаченных капризах, усладах и покое от внешних и внутренних угроз. Он ощущал, как его жизнь, бесценна и не бесконечная, утекает в эти красные сухие земли Пракитта, утягивая из-под кожи силы молодости, оставляя лишь опыт и уготованное всем им безумие, которое однажды, каждому в свое время, откроет свои объятья. Палпатин этого не избежал, не сможет никто другой, потому что есть вещи необратимые. Константы бытия. Каждый из инквизиторов жаждал власти, но Антиннис знал систему изнутри, которая изначально была, в каждом уроке, построена так, чтобы по настоящему научить его подчиненных лишь служить, и потому он не увидел ужаса в предложении союза с Бастионом. Но так же не увидел в тот день и того, кому он готов отдать свою службу, ибо, даже если суждено Силой этому случиться, преклонять колено перед тем, в чьих руках имперское знамя, слепо он не собирался. Преданность инквизитора – дорогая и редкая монета, которую необходимо заслужить, завоевать.
Контакт никогда не проходил легко, безболезненности в нем быть не могло, но Верховный постарался снизить мучительность ощущений до минимума, как темное облачко, проникнув в разум, по которому скользил незримой тенью, наблюдая так, чтобы не нарушить сохраненного равновесия, впитывал в себя крупицы тех знаний, что хранила память Вейгона, пока не собрал достаточно, и не отнял руки, разрывая плавно и интеллигентно их связь, покидая чужой разум. От этого привычно накрыло болезненное покалывание в висках, точно сама Сила изнутри принялась колоть раскаленными иглами мозг в височные доли, однако, инстинктивное желание потереть собственную голову Тремейн так же привычно преодолел. Опустил руку, завел ее за собственную спину, оставив прислоненной к пояснице наискосок, храня молчание ближайшие секунды, пока, окончив свою паузу для раздумий, не заговорил снова.
- Во времена Императора, в расцвет твоей молодости, старший инквизитор, нам часто доводилось встречаться с прочими слугами Палпатина, чьи способности превосходили обычные. У каждого из тех, кто подчинялся его власти, были свои умыслы, свои учения и мировоззрение их нельзя было назвать единым, но их ценность для себя Император видел в здравом разделении их знаний и возможностей. Инквизиторий был нужен для того, чтобы выискивать и ловить тех, кто осмеливался выступать против воли Палпатина и могущества Империи, Руки Императора стали его верными шпионами и соглядатаями, вестниками его личной воли в тех мирах, куда их направляла его длань.  Но еще были те, чьим советам Император внимал подчас более пристально, чем Дарту Вейдеру, и ими были те, кто именовал себя служителями Секты Пророков темной стороны. Много ли ты знаешь о них, Вэкс?  Этот Линтон Кето, - Верховный позволил себе тонкую ироничную улыбку, - в твоих воспоминаниях выглядит слишком наивным, настолько, что в искренность ее даже поверить трудно, но, если допустить, что он правда таков, я задаюсь одним лишь вопросом: неужели Прокуратор настолько страдает от недостатка верных ему людей, что приставил к одному из моих лучших инквизиторов такого… ребенка? – Более жесткое слово, что рвалось с языка, Тремейн благополучно придержал. – Или цель у этого иная, предусматривающая именно то, чтобы ты подумал все именно в таком порядке, как изложил мне? Пророки, - взгляд Тремейна перестал блуждать в задумчивости, снова остановившись на панораме мнимого окна, - почти истреблены, но не все. Хотя их имен давно нет в списках, которые Инквизиторий мог бы увидеть, я знаю, что они где-то здесь. Кто-то из них, в этом нет сомнения, усмотрел бы выгоду явную или мнимую в том, чтобы служить Империи и ситху снова.  – Правый глаз отчетливо загорелся красным отблеском искусственного под имитацией радужки, когда инквизитор перевел взор на собеседника. – Ты согласился, и это тоже есть на записи, не так ли? Вы в равном положении тогда, и уязвимы оба, цена лишь в том, кого дискредитировать на самом деле больше хотел Озай Кето, известный прежде, как пророк Темной Стороны Сэйган, подсылая к тебе такого демонстративно глупого соглядатая, что проще с виду, чем стакан в моей руке.

+2

12

После предложения инквизитора в номере наступила тишина. Абсолютная, как бывает по вечерам в главных залах инквизитория. Чувствовался только "могильный" холод исходящий от двух адептов тьмы. Естественно это был не чисто физический холод, который охлаждает напитки, а скорее на духовном уровне, который обжигал не хуже огня и заставлял нервничать и съеживаться кого угодно.
Верховный приблизился к Вэксу с вытянутой рукой и последний закрыл глаза концентрируясь на тех воспоминаниях которые хотел показать Антиннису. Прошло не так много времени чтоб все забыть и детали вполне были сохранены, как и произнесенные слова с интонациями. По сути Тремейн смог увидеть бы вполне хорошую кино-картину, показывающую сюжет и происходящее через пару глаз одного из участников. Там был и Озай, там был и Дариус и тот самый стол за которым они все расселись за баром.
Было видно как небрежно приветствуя пришедших, словно царь положения Озай пригласил всех к себе за столик: – Приветствую. Добрались без проблем надеюсь?
- Ровным счетом никаких проблем.- послышался знакомый голос, голос Вэкса уже присаживающегося за стол.
- Благодарю за приглашение, граф, – почти тут же можно было услышать знакомый Тремейну голос Дариуса, а затем и видеть его усаживающегося рядом с Озаем.
Я весьма удивлен, признаюсь. Такие посиделки не в традиции Империи. Но мне интересно узнать, что вы за человек. В той степени, в который вы сами решите рассказать. Очень интересное место вы выбрали. - продолжал Морт, распинаясь перед Кето. Хотя возможно с точки зрения Тремейна это были и не распинательства и пустая болтовня. - Принесите мне винную карту, пожалуйста.-
Морт оказался любителем элитарных напитков, но заказывать винную карту в баре?
- Простите Сейган, если мои манеры кажутся вам неучтивыми. Я больше человек действия и не привык к светским беседам. К сожалению, тренировки на Пракитте не включали обучение этикету. Я думаю, Вы уже знакомы с моим заместителем, Вэксом Вэйгоном, - сразу захлопотал Морт.
- Озай Кето, - прокуратор протянул Вэксу руку для знакомство. Вне сомнения Вэйгон знал кто это такой и знал его в лицо. Но ни одна эмоция не шевельнулась к этому человека. Не было ни страха, не уважения, ни трепета перед столь высокой персоной. Полное безразличие.
- Лучше зовите меня просто Сэйган. Не стоит тут сверкать титулами и именами. - сказал Кето только что сверкнув именем, за которым был закреплен определенный титул.
- Империя меняется, - заговорил снова Сэйган отпив после пару глотков из бокала. Как еще больше можно выделится в баре? Пить из бокалов.
Как и мир вокруг нас.  Мы уже не можем позволить себе кусать друг друга и демонстрировать себя обособленно, не сейчас. Четыре года не прошли бесследно, - Озай явно к чему-то клонил. К чему-то решительному.
Мы провели много удачных акций, усилили свою мощь. Но подписание мирного договора свяжет нас по рукам и ногам, и в этих условиях я не вижу толку в обособлении. Новый Орден разрастается и крепнет при поддержке Сената, а мы раздроблены. – тут играла место геополитика, но ничего конкретного. Хотя если вникнуть глубже, то можно было понять что речь не просто о политике, но еще и о адептах тьмы. Настоящих, представляющих реальную силу.
- Я хочу исправить это хотя бы в рамках Бастиона. - ну, казалось бы, хочешь и хочешь - иди исправляй.
- Находясь в Инквизиторие, я не понимал, к какой цели я иду, для чего все эти тренировки, в чем мое предназначение. Все казалось бессмысленным. - начал говорить Морт и можно было заметить как его буравит взгляд Вэкса за такие слова.
- Но когда Антиннис заключил договор с Империей Бастиона, я первый вызвался присоединиться к вам, потому что верю, что великое прошлое можно возродить совместными усилиями.- поток болтовни от Морта нельзя было переоценить.
- Когда я был еще мальчишкой, только постигая пути Силы, я считал, что мир жесток ко мне. В раннем возрасте я лишился всего: родительской любви, дома. Попал в незнакомое место, в котором даже просто выжить уже казалось подвигом. Но сейчас я смотрю на все иначе. Это был шанс, благодаря которому я теперь тот, кто я есть. А Инквизиторий...он всегда славился строгой дисциплиной. И этот бесценный опыт можно применить и в Империи. Только таким образом можно создать реальную грозную силу, способную противостоять джедаям, а не кучку адептов темной стороны, грызущих друг другу глотки.- действительно нельзя было переоценить.
- То, что вы сказали, Сэйган, очень воодушевляет. Раздробленность темных адептов всегда была нашей главной слабостью. Как жаль, что одного Инквизитория, несмотря на все заслуги Антинниса, кои я не смею принижать, недостаточно, чтобы противостоять Ордену. - раздробленность темных адептов всегда была их силой, а не слабостью, Морт. Большое скопление темных в одном месте приводило только к одному, обособленному и сильнейшему выжившему.
- Ну а что же ты считаешь по этому поводу, Вэкс? – обратился Кето уже напрямую к Вэйгону, который до сих пор не проронил не слова, а только слушал и наблюдал.
Я хорошо понимаю ваши чувства. Вас обоих. Я не состоял  в Инквизитории и для вас я чужак, один из тех кого вы возможно гоняли по Галактике с целью уничтожить.- не дождавшись ответа начал входить в доверие Озай.
Я не жду от вас любви и не собираюсь ее требовать.  Дисциплина весьма важный фактор в этом деле, ваша правда, Дариус.  У нас есть Академия, которая призвана обучать форсов. Официально она звучит как Серая, но я скорее сожру тонну улиток, чем позволю ей таковой стать. – тут уже начала разворачиваться более интересная манера разговора.
И я бы хотел, чтобы вы присматривались к ее адептам, подмечали многообещающих – чтобы мы могли воспитать их так, как надлежит. Это не приказ - это мое пожелание. И вы вольны отказать конечно. Но насколько я помню, в прежние времена Инквизиторам не было равных в определении потенциала и в обучение адептов, не только дисциплинированных, но понимающих смысл и идею.  Будь моя воля – Инквизиторию не место более так далеко от Империи, но это было решение Верховного Инквизитора и могу лишь уважить его. – вроде бы ничего такого и не сказал, а по сути предлагает поработать на него, увеличить его мощь и при этом отправить в отставку Тремейна. А что взамен? Собрать с нуля целую армию чувствительных к Силе и обученных убивать адептов, которые еще и будут преданны безоговорочно. Но кому? Это огромная сила при правильном управлении.
- Я не откажусь, - послышался Морт, переведенный на него взгляд уловил что тот обращался к официантке.
- Ваше предложение весьма ценно и интересно, Сэйган. Я вижу, что вы идете нам навстречу, и это дает мне надежду, что наше сотрудничество на благо Империи станет успешным. Со своей стороны я готов всячески помогать в развитии Академии.- на встречу? Морт, ты что несешь? Он еще не предложил толком ничего, а только озвучил свои хотелки. А ты уже сразу падаешь к его ногам и предлагаешь свои услуги. Жалкий червяк.
Вэкс долго думал как правильно выразится, чтоб точно указать свои позицию и понимание происходящих вещей. Разговор велся в тени и вовсе не шел о выборе новых штор в особняк.
- Мы все тут понимаем что Триумвират подходит к своему логическому завершению.- это предложение было построено именно так чтоб спровоцировать двух адептов на эмоции, вывести их из равновесия и каждому дать понять всю серьезность ситуации.
- Я хотел бы узнать что вы предлагаете в обмен на поддержку.-
В ответ Озай поперхнулся содержимым своего бокала в ответ, а Морт вообще оцепенел и застыл. Да, провокация прошла успешно. Как укол в фехтовании.
- Твоя дерзость невероятна, - тихо сказал Озай, явно стараясь намекнуть на то, что сейчас будет давить авторитетом.
Но в ней есть нечто интересное.  По крайней мере, мне она куда больше по душе, чем страх.  –
Ну вот, как и было обещано.
Не волнуйся, Вэкс – если однажды настанет этот день ты не пожалеешь, что встал на мою сторону. Как и Дариус... - вот карты и открылись. Естественно Озай хочет их использовать для своих целей, но что дает взамен - весьма расплывчато. Он просит их предать все что было позади и при этом лишь манит чем-то абстрактным, не обещая ничего конкретно. Что значит "не пожалеешь"? Ты умрешь настолько быстро что даже не заметишь или получишь почет, власть и уважение? Весьма и весьма расплывчато. Так переговоры обычно не происходят. Если ты просишь кого-то переметнутся, то он точно должен знать что ему будет положительного. Но Вэкс даже и не думал о том чтоб переметнутся под знамена Кето. Он работал.
- Я поддержу вас, Сейган, - выдавил Морт и было видно что он не хотел этого говорить, хотя чуть раньше говорил то же самое, но другими словами и вполне уверенно. Либо он запутался, либо что-то тут не чисто. Во всяком случае ситуация сложилась такой, что надо было уходить оттуда живым, а когда против тебя в бою выступят два адепта не из самых слабых звеньев, то лучше уж с ними согласится и у нести ноги целым и невредимым, а не вступать с ними в конфронтацию. Сейчас она меньше всего нужна.
- Я в деле.- Вэйгон сказал решительно и довольно, но лишь потому что нужно было уходить живым и жить спокойно, не ожидая удара в спину от того же Морта. В Этом разговоре Вэкс посадил всех в одну лодку, куда бы она не плыла. Но это не значило что никто не может из нее выпрыгнуть.
- Многообещающие не всегда были сильными и способными познать темную сторону. Если мы хотим создать армию темных адептов, то придется снизить стандарт обучения, чтоб увеличить количество выпускников. Если же нет, если оставить планку на ее месте, то армию мы будет собирать больше ста лет. И не факт что сильнейшие, прошедшие обучение, не захотят сами прийти к власти. Это вопрос сложный.- вполне подходящая манипуляция связанная с правдой.
- А равных нам по силе и не нужно. Власть - лакомый кусочек, но много ли от него останется если начать делить и на них? – здесь был неожиданный разворот оценки, давший понять фундаментальную вещь, еще сильнее подпитавшую недоверие Вэкса к Кето. Этими словами он подтвердил то, что властью ни с кем делится не собирается и скорее всего прикончит и Морта и Вэкса, когда добьется своих достижений и, вполне возможно, подомнет под себя инквизиторий, чтоб не мешал.
Дальше последовали быстрые и сумбурные воспоминания о зарождающемся бое и происходящей потасовке со взрывами и мордобоем. Затем Вэкс показал Тремейну встречи с Линтоном Кето и его предательство Озая, пусть и, возможно, мнимое, но с весьма хорошей актерской игрой.
Видимо увидев все необходимое Тремейн отошел от Вэкса, оставив после себя легкую боль в голове, словно к ней подключали только что высоковольтный кабель.
- Сдается мне что он сам их нанял...- прошептал Вэкс говоря о Озае и наемниках с которыми дрались в баре. Иначе нельзя было объяснить как так получилось что они могли выследить Кето, Вэкса и Морта и уже находится там, где была назначена встреча? Неизвестно только зачем, но вполне возможно чтоб замести все следы. Грубовато, но эффективно.
Головная боль начала раздражать. Она была не острой, а скорее ноющей, как ушиб какой-то.
Вэйгон приставил руку к виску и слегка его помассировал, затем сконцентрировался на своей боли, ощутил ее поток и небольшим усилием воли направил его в нужное русло. Теперь он не чувствовал боли, а она начинала питать его силы, как подключенная к энергосети зарядное устройство. Сила входила через эту боль, через этот поток и распределялась по каждой клеточки тела.
Тремейн видел только то, что показал ему Вэйгон, ведь остальные воспоминания его не интересовали и были по сути не нужны. Еслиб Тремейн начал идти глубже, уже в другие воспоминания, то это превратилось бы в пытку, выжигание мозгов и сбором нужной информации, не обещавшей быть полезной, а нанесенные сознанию травмы могли быть непоправимыми.
- Во времена Императора, в расцвет твоей молодости, старший инквизитор, нам часто доводилось встречаться с прочими слугами Палпатина, чьи способности превосходили обычные. У каждого из тех, кто подчинялся его власти, были свои умыслы, свои учения и мировоззрение их нельзя было назвать единым, но их ценность для себя Император видел в здравом разделении их знаний и возможностей. Инквизиторий был нужен для того, чтобы выискивать и ловить тех, кто осмеливался выступать против воли Палпатина и могущества Империи, Руки Императора стали его верными шпионами и соглядатаями, вестниками его личной воли в тех мирах, куда их направляла его длань.  Но еще были те, чьим советам Император внимал подчас более пристально, чем Дарту Вейдеру, и ими были те, кто именовал себя служителями Секты Пророков темной стороны. Много ли ты знаешь о них, Вэкс?  Этот Линтон Кето, - Тремейн иронически улыбнулся, - в твоих воспоминаниях выглядит слишком наивным, настолько, что в искренность ее даже поверить трудно, но, если допустить, что он правда таков, я задаюсь одним лишь вопросом: неужели Прокуратор настолько страдает от недостатка верных ему людей, что приставил к одному из моих лучших инквизиторов такого… ребенка? Или цель у этого иная, предусматривающая именно то, чтобы ты подумал все именно в таком порядке, как изложил мне? Пророки почти истреблены, но не все. Хотя их имен давно нет в списках, которые Инквизиторий мог бы увидеть, я знаю, что они где-то здесь. Кто-то из них, в этом нет сомнения, усмотрел бы выгоду явную или мнимую в том, чтобы служить Империи и ситху снова.  – Правый глаз верховного отчетливо загорелся красным отблеском искусственного под имитацией радужки, когда Вэкс уловил взгляд Тремейна. – Ты согласился, и это тоже есть на записи, не так ли? Вы в равном положении тогда, и уязвимы оба, цена лишь в том, кого дискредитировать на самом деле больше хотел Озай Кето, известный прежде, как пророк Темной Стороны Сэйган, подсылая к тебе такого демонстративно глупого соглядатая, что проще с виду, чем стакан в моей руке.-
Конечно Вэкс задумывался о таких вещах. Конечно он задумывался о том, что возможно Линтон мог его проверять перед Озаем. именно поэтому он и составил такой план.
- Я знаю о пророках ровно столько, сколько мне нужно знать чтоб их нейтрализовывать.- уверенно ответил Вэкс на первый вопрос, констатируя факт. Естественно он читал предоставленные данные о этой секте в полном объеме, но их история в общем-то не впечатляющая и не особо достойная внимания. Разве что место их расположения и изначальный создатель - Миллениал.
- Если касаться моего согласия, то я сделал все возможное чтоб оно было мнимым и вписывалось в рамки закона. Мое согласие входит в понятие "оперативная необходимость", а сама ситуация описана в деле номер тысяча двести семь к которому приложены аудиодоказательства с мои письменным разъяснением. Дело я еще не зарегистрировал, поскольку сначала хотел встретится с прокуратором по этому поводу. Еслиб я его зарегистрировал, то оно неминуемо пошло бы в оборот и невозможно было бы его изъять, а пока оно проходит как "служебное расследование" и в результате разговора с Озаем его либо можно будет изъять, либо вообще уничтожить словно его и не было, а можно и зарегистрировать и пустить в ход.- Вэкс говорил ровно и с некоторым почтением. Ничего что Тремейн мог не знать каких-то определенных ньюансов, это нисколько ничего не портит. При этом Вэйгон старался делать свой тон таким, чтоб не казалось что он сейчас спорит с верховным. Скорее он просто поясняет ньюансы.
- Так что же мне делать в связи с этим, повелитель?- покорно спросил инквизитор, нисколько не сопротивляясь тому, что его план могут и переиграть, и повернуть по другому, и вообще стереть, и написать новый. Ничего в этом страшного нет. Главное подчерпнуть знания в логике создания нового плана и усовершенствовать свои собственные парадигмы.

+1

13

Сок плескался  в бокале, расходясь едва приметными кругами по периметру от центра, подобно резонансу в Силе, от любого события, большого и малого, свершившегося в любой точке Галактики. Всесильная и всебезразличная, она принимала в себя деяния тех, кто существовал в ней, осознавая или нет свое бытие, и отражала их на всех, кто прямо или косвенно имел связь с последствиями.  Сила – бесконечна, её нельзя соразмерить и постичь до конца, всем, кто имел особую настойчивость в обратном заблуждении, она подносила хлесткий и памятный урок, навсегда заставляя его уяснить, или, забыв, вскоре сгинуть, часто слишком глупо, чтобы это запомнилось потомкам, как нечто ценное, что они могли бы восхвалять и на что равняться. Тремейн, глядя на бывшего ученика, одного из многих, половины лиц которых он даже не помнил уже, находя это по-своему глупым, отдавать место в собственной голове тем, кто вышел недостойным, и думал, что, возможно, недооценил где-то этого человека.  Чем старше и сильнее становится инквизитор, тем большее искушение темной стороны начинает преследовать его, соблазн отличиться, выделиться, урвать с одного укуса большую кусок власти и выходы, чтобы пожертвовать его – ей! Самый могущественный из тех темных, кого знал Антиннис за всю свою жизнь, был Вейдер, который добровольно не входил в бездонное черное озеро, надеясь переплыть его до самого конца, но рухнул вниз в свободном падении, позволяя плотным водам сомкнуться над головой и увлечь себя ко дну, давая в руки такое могущество, которое мало кому снилось, но забирая в ответ чудовищной цены плату.  Молодым, инквизитор мечтал последовать путем наставника, каждый раз, как ощущал исходящую от того мощь, но, однажды рискнув, не смог преодолеть свой страх смерти до конца, забился, ринулся наверх, к поверхности, чтобы глотнуть воздуха,  и, отдышавшись, выйдя после бакта-камер, понял в череде долгих медитаций и раздумий, что такое погружение должно быть готовым расплатиться жизнью.  Вейдер не боялся смерти, утратив все, что давало ему тягу к жизни, кроме ярости, а, однажды, исчерпала себя и она, и тогда Император потерял свое оружие устрашения, главное  и самое ценное, потому что там, где воцаряется безразличие ко всему, Тьма терпит поражение. Эмоции – это ее дом, любые, лишь бы только сильные, и потому особенно печально осознавать, смотря на инквизитора перед собой, что внутри холодит сердце такая же пелена бесстрастности ко всему. Инквизиторий угасает, отказываться признавать это будет безумием, и Тремейн был слишком умен и опытен, чтобы упорствовать в этом из страха признать очевидную реальность в ее неприглядности.  Сначала пророки, которых почти всех уничтожили, не важно уже, чьей рукой, стоило предполагать, что Инквизиторий может стать следующим, что зачистят на пути освобождения от памяти о Старой Империи.  Но, вздохнув, вслух мужчина произнес совсем другое.
-  Прокуратор способен изъять любое дело, дан ему ход или нет, - прошествовав неторопливым шагом по траектории движения вокруг стола несколько шагов, заложив руки за спину, холодно приструнил Верховный размечтавшегося подчиненного. Ему импонировал план Вэкса, в этом была та самая кристаллическая щепотка красной соли, которая раздражала рецепторы, пощипывая язык, и этот вкус обещал нюху дрессированной ищейке новый путь, о котором, разумеется, Треймен раздумывал, прежде не находя лишь действительно хорошего шанса для зацепки. Но опыт приносит осторожность, которая, хоть и казалась в наличии у Вейгона, была в нем  принижена молодостью и горячностью крови в жилах. Тот впервые брался за план столь глобального размаха, и, привыкший натиском и нахрапом своей силы брать врага за жабры быстро, не встречая достойного сопротивления, притуплял этой уверенностью оценку возможностей врага. Тремейн не имел дел с Озаем Кето настолько плотно, чтобы оценить по достоинству в сложной ситуации действия этой персоны, но зато вдоволь насмотрелся на гранд-визиря, чтобы полагать о том, какие высокие требования тот стал бы выдавать к тому, кому позволит занять такую должность.  – Он получит возмущение Следственного Комитета, конечно, если не понять, что ты не один такой, Векс Вейгон, кто хочет , чтобы его высоко оценили и достойно наградили. – Карие глаза с красноватой полосой отсвета уставились на посетителя внезапно и накрепко вцепившись в него, а рот превратился в жесткую линию, когда все морщины на лицо стали резче.  Колышущаяся плащом вокруг темная энергия в этот миг пришла в движение, плотно окутывая высокую фигуру Верховного. – Любой из вашего отряда готов будет лично изъять нужное из оборота, чтобы получить возможность сожрать тебя живьем и занять твое место… или место повыше и потеплее, что легко способен дать им Прокуратор, ограничиваемый сейчас лишь гранд-адмиралом. Только Пэллаэон человек старой закалки, он не пойдет рушить все, что отстроено таким трудом, ради глупой болтовни мальчишки, которую легко подстроить, ведь, - указательный палец  уставился в сторону Вэкса, будто напоминая, - парень твой ученик и помощник.  Слово Прокуратора, завоевавшего уже у ответственного и законопослушного адмирала определенное уважение своими поступками на благо Империи, или слово мальчишки, будь тот хоть десять раз Кето. Всем известно, - Антиннис позволил себя, возвращая руку обратно ко второй, за спину, добродушно усмехнуться, - что род Кето отличается многими качествами в веках, только одного в них нет, это верности друг другу. Заводи дело, раз начал, я даю тебе добро, как вышестоящее начальство, и в час, когда наступит нужда, я подтвержу, что дал это слово. Но на этом поле ты один, и помни это, а потому – замани их обоих в ловушку, если сможешь. Но так, чтобы мы остались в выигрыше в любом случае…    - завершив маршрут и снова представ перед инквизитором вблизи, Тремейн опустил руку тому на плечо, почти отечески подбадривая. –  Дай хсиссу заглотить кусок наживки глубже, прежде, чем тянуть за крючок. Понимаешь ли ты, к чему мои слова, Вейгон? – мужчина прищурился испытующе, ожидая, как обычно, правильного ответа от того, на кого возлагал такую ответственность. Иначе стоило подозревать, что подчиненный может и не справиться, как надеялся на это Верховный в своем разуме, оценивая ситуацию и ее перспективы.

+1

14

Прокуратор способен изъять любое дело, дан ему ход или нет, - изрек вполне очевидную мысль верховный. Думал-ли об этом Вэкс? Конечно. Более того он даже знает что прокуратор может изъять это дело используя всю полноту своих полномочий, однако все равно в этот казус окажется вовлечено больше людей чем хотелось бы. С каждым договариваться? Это значит сделать себя должным большому количеству людей, а это не особо хорошо, когда кому-то даешь ниточку манипуляции. А так в дело вовлечено всего три человека и тут все уже проще и даже веселее, особенно если одного из них ты уже вовлек в какие-то свои процессы и он проявляет к тебе определенную лояльность.
Он получит возмущение Следственного Комитета, конечно, если не понять, что ты не один такой, Векс Вейгон, кто хочет , чтобы его высоко оценили и достойно наградили.
Также вполне очевидная мысль, но до сих пор игнорируемая подсознанием Вэкса, словно нечто несущественное, не существующее, выдумка. Можно сказать что он практически забыл о существовании других инквизиторов в комитете помимо него и Морта. А напрасно. Можно было считать это упущением. Нельзя было не обращать на этот факт внимания, ровно как и на тут возможность что Озай мог начать контактировать и с кем-то из них, чтоб укрепить свои позиции в самом комитете и не дать всяким хитрожопкам его вокруг пальца водить. Нужно будет присмотреться к остальным. При малейшем подтверждении опасений контакта с прокуратором Вэкс сразу сделает некоторые реформы штатного состава. Незачем ему конкуренты. В этот момент Вэкс увидел взгляд Тремейна нацеленный на него, словно ястреб смотрящий на свою добычу. Тягаться с этим взглядом вовсе не стоило, поэтому Вэкс почтенно направил взгляд в пол, в районе ступней верховного.
Любой из вашего отряда готов будет лично изъять нужное из оборота, чтобы получить возможность сожрать тебя живьем и занять твое место… или место повыше и потеплее, что легко способен дать им Прокуратор, ограничиваемый сейчас лишь гранд-адмиралом. Только Пэллаэон человек старой закалки, он не пойдет рушить все, что отстроено таким трудом, ради глупой болтовни мальчишки, которую легко подстроить, ведь, - указательный палец  уставился в сторону Вэкса, будто напоминая, - парень твой ученик и помощник.  Слово Прокуратора, завоевавшего уже у ответственного и законопослушного адмирала определенное уважение своими поступками на благо Империи, или слово мальчишки, будь тот хоть десять раз Кето. Всем известно, - Антиннис усмехнулся, возвращая руку обратно ко второй, за спину, - что род Кето отличается многими качествами в веках, только одного в них нет, это верности друг другу. Заводи дело, раз начал, я даю тебе добро, как вышестоящее начальство, и в час, когда наступит нужда, я подтвержу, что дал это слово. Но на этом поле ты один, и помни это, а потому – замани их обоих в ловушку, если сможешь. Но так, чтобы мы остались в выигрыше в любом случае… -
Все что было сейчас сказано вполне входило в понятие полного разрешения и карт-бланша на действия. Конечно никому не хочется особо оголять свою задницу перед чужим сапогом и в таких деликатных делах ты можешь расчитывать только на себя. Тут скорее разговор был о том, что удар по заднице в критический момент будет нанесен не со стороны иквизитория, который по прежнему останется у тебя за спиной, как дом и хорошее убежище.
–  Дай хсиссу заглотить кусок наживки глубже, прежде, чем тянуть за крючок. Понимаешь ли ты, к чему мои слова, Вейгон?
Доселе молчавший и внимательно слушающий и внимающий словам верховного Вэкс оживился, словно каменное изваяние пришедшее в движение. Он поднял глаза и голову к верховному. Словно подставляя свое лицо под свет кажущегося величия верховного. Конечно для Вэйгона это величие не было мнимым, а вполне конкретный и не обсуждаемым.
- Понимаю.- отчетливо и твердо ответил инквизитор, с явной уверенностью в этом слове.
- Что скажете насчет помощи в создании личной армии темных адептов? Принимая во внимание тот факт, что это потенциальная угроза для инквизитория, для нас, - Вэкс специально заострил внимание на слове "нас". - Я думал помочь ему в создании такой армии, используя людские ресурсы академии, выбирая наиболее предпочтительные варианты, но используя тактику создания двойных агентов, используя внушение на подсознательном уровне, активируя его контрольной фразой. таким образом они будут верны Озаю, но в критической ситуации, используя контрольную фразу можно было бы сделать их верными нам. Это может стать хорошей гарантией нашей неприкосновенности. Я собирался использовать ошибку кузена Кето для того, чтоб отвлечь внимание прокуратора, заставить его понервничать и не заметить такого элегантного хода. Сначало расстроить, а потом прельстить.- снова Вэкс говорил ровно, складывая кусочки мозайки воедино, полностью посвящая верховного в свои планы.
- Но для этого мне понадобится группа верных нам учителей, которые смогут присутствовать постоянно в месте обучения адептов. Я думал вы дадите группу хороших преподавателей, которые справятся с этим поручением. Тайно, разумеется. Если возникнет какое-то противодействие моим планам со стороны уже присутствующей группы на Бастионе в составе следственного комитета, то я хотел бы разбираться с такими индивидуумами абсолютно самостоятельно.- Вэкс говорил почтительно, смотря в район груди верховного и четко обозначая нужные ему ресурсы для исполнения планов, которые были выгодны в первую очередь инквизиторию.
- Однако меня беспокоит затянувшееся отсутствие Морта на посту. Сейчас он как нельзя кстати пригодился бы. Нам нужен глава следственного комитета.- нельзя было скрыть то, что построение сказанного было манипулятивным. Вэкс явно намекал на том, что Морт исчез весьма некстати и кто знает чем он занимается, никого не посвятив в свои планы и не прийдя на вызов верховного. Но с другой стороны перед верховным сейчас стоит вполне перспективный новый руководитель следственного комитета, которого стоит только порекомендовать Озаю в повышении на место пропавшего Морта.

+1

15

Растопырив пальцы и упираясь подушечками друг в друга обеими руками, точно образуя пирамиду, навершием указательных Тремейн упирался себе в ямку под нижней губой.  Пока Вейгон держал речь, отвечая на заданные и нет вопросы Верховного, тот не только успел убрать по-отечески возложенную Вексу на плечу руку, но и неторопливым шагом, преисполненным чувства собственного достоинства, вернуться к своему креслу, покинутому ради беседы с гостем, откинуть полы в стороны, опускаясь в него, и, возложив локти на подлокотники, принять текущую позу глубокого раздумья.  Вопреки возможным предположениям со стороны, инквизитор озадачен был не желанием гостя выдернуть из, без того обнищавшего за последние годы по части людских ресурсов, Инквизитория себе на помощь персонал, Тремейна беспокоило то, что Вейгон озвучил лишь в конце. Дариус.
Хотя принято считать, что темные – сиречь машина, не имеют ни чувств, ни привязанностей, холодны и безжалостны, это было определение человека, далекого от Темной стороны Силы. Это та иллюзия, которую темные сами активно поддерживают в глазах несведущих, во избежание желания тех самонадеянно использовать человеческие эмоции против их обладателей, и все же была ложью эта сторона жизни. Все они, по крайней мере те из, что принадлежали к близкородственным расам человеческого племени, имели те же погрешности создания, что и простые смертные. Нельзя было запретить чувствовать, подобную вакцину не изобрели еще даже арканианцы, хотя каждому в Галактике известно, насколько жадно эти белесые черти желают властвовать над каждым доселе не побежденным аспектом науки, поэтому темных учили не чувствовать вовсе,  а не подчиняться при принятии решения этим чувствам.  Дариус был его учеником и почти сыном, если это допустимо к отношениям внутри иерархии Инквизитория даже как приблизительный термин, и до сего дня еще ни разу не предавал доверия темного наставника. Из всех именно его Антиннис счел достойным возглавить такую важную миссию вдали от Цитадели, в самом сердце по сути – врага. Но им была не Империя, а только тот, чья безжалостная воля и хитрый разум возглавлял её теперь, на своем веку мужчина видел достаточно темных и созерцал близко нескольких ситхов, чтобы опрометчиво надеяться, что этот не способен на предательство и горазд искренне выполнять все обязательства до последнего. Для него инквизиторы – такой же инструмент, как было для Палпатина, и, сломайся инструмент, его, разумеется, выкинут. Что случилось с Мортом, Тремейн не знал. В его распоряжении были только сведения о том, что совсем недавно Дариус был на месте, они согласовывали встречу, и вот, неотложное дело куда-то увело его бывшего ученика, чтобы до сих пор не вернуть обратно. Космические перелеты – дело не скорое, Антиннис это признавал и не спешил предаваться беспокойству от уходящего времени, долг службы мог завести главу СК и на другой конец Галактики, в конце концов, дело о покушении все еще не раскрыто, но если что и беспокоило темного в этом по настоящему, так это возникший режим радиомолчания. Зная, что наставник прибудет, совсем не в духе Дариуса было замолкать, уходя с эфира….
- На что же Следственному Комитету заместитель главы, если отсутствие второго способно парализовать работу? – взгляд Верховного сложно было бы назвать теплым, но полным гнева или злобы он тоже не стал.  Его стоило интерпретировать бы как «ироничный, но уже в границы недовольства». – Или, вдали от Цитадели, мои ученики утратили способность централизованно работать без постоянного надзора?  - он не собирался выгораживать любимчика всеми доступными способами, вероятнее считал в самом деле, что это не является препятствием. Будучи Высшим довольно долгие годы, Антиннис месяцами порой не видел Верховного, занятого своими личными делами и игнорирующего нужды Цитадели, но, как очевидно стало в ходе истории, это не было проблемой для функционирования налаженного в своих обязанностях по каждой шестеренке механизма. Однако, Тремейн, созерцая Вейгона, прекрасно понимал, к чему тот завел эту речь, он слишком хорошо знал каждого из своих «псов», чтобы наивно обмануться в их мотивах.  – Скоро у меня встреча с Прокуратором, я знаю, что он спросит меня не только о результатах хода расследования…. - пауза. – Я рассмотрю то, сколько инквизиторов смогу тебе выделить, после этой встречи. – Тонкие губы инквизитора вдруг улыбнулись совершенно неожиданно, а голос приобрел елейные нотки, какие часто звучали в интонации Палпатина, в моменты, когда в мозгу императора зарождалась какая-то забавляющая его мыслью. – Но я рассмотрю твое прошение о повышении, Вейгон. – улыбка исчезла. Тремейн вновь превратился видом своим в безликую статую с холлов Цитадели.  - Рассмотрю, если… ты не облажаешься. Теперь можешь идти. - У Верховного больше не было насущных вопросов для обсуждения с инквизитором, и терпеть чужое присутствие становилось излишним, особенно, в случае, если и у того нет вопросов к командованию. Но, если они есть, любой инквизитор знает, как теперь их озвучить, и это дилемма больше не занимала разум Тремейна, готового погрузиться в собственные раздумья в окружении клубящейся вокруг Тьмы.

+1


Вы здесь » STAR WARS. Падение » holonews » Вопросы внутренней юрисдикции [Дубриллион]