STAR WARS. Падение

Объявление


Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

10.11.2018 - А мы с вами медленно, но верно подползаем к нашей годовщине, дорогие друзья. Появляются новые статьи и акции, и недалеко уже новый выпуск Holostars, а пока не забываем нажимать ТОПчик и писать посты. :)
01.08.2018
ОБНОВЛЕНИЕ
Если вы не нашли какой-то темы, не волнуйтесь, идет обновление тем, они очень скоро вернутся на свои прежние места:)
01.08.2018
КОШМАР и ДИКТАТУРА!
Не стоит пугаться, это шутка. Летний сезон медленно клонится к закату, а мы все вводим и вводим новшества. Череда обновлений в этот раз будет длинной, и мы обязуемся о всех вам сообщать, как только они появятся. Пока что мы переходим в более холодную гамму, и все комментарии (пожеланий) можно озвучить в теме Приёмная АМС. В связи с этим, так же начинают свое видоизменение и многие шаблоны, однако, для текущих участников переоформление профиля под новшества - исключительно по вашему желанию.
23.06.2018
СЕЗОН КАНИКУЛ!
Мои дорогие, поскольку с конца мая по начало сентября погода за окном располагает к лени и отдыху, в том числе в заморских краях, администрация напоминает, что в этот период времени не будет строго смотреть за вашей посещаемостью и частотой отписи в игре:) Но просим, по возможности, слишком не злоупотреблять и отписываться в удовольствие наше и своих соигроков хотя бы в сюжете.
10.05.2018
НАМ ПОЛГОДА!
Сердечно поздравляем всех наших участников с этой датой и благодарим их за тот вклад, что они вносят в развитие нашей истории.
С праздником, наши дорогие!
Попутной музы вам, крепкого здоровья на пороге лета и позитивного настроения.






































Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS. Падение » Dreams » Неудачное приключение


Неудачное приключение

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

НЕУДАЧНОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ


ваше изображение к эпизоду, не более 600*200


авторское фэнтэзи

Дата:

Место:

настоящее, конец лета

некий остров в океане, покрытый с виду дремучими тропиками

Участники:

Предупреждение:

Сетанааль Ин-виверн// Мирак Геллерд//Ваанду

18+

аннотация:

►►► Прекрасный корабль "Розалис", гордость торгового флота Лилланды, нес свой груз по волнам океана в жаркую Дамастию, и на его борту немногочисленные пассажиры наслаждались солнцем и свежим ветерком с ароматом воды и соли, как вдруг, вслед за тучами, из-за поднявшихся волн появился грубоватый, но до зубов вооруженный пиратский корабль. Бой был жарким, но недолгим, численный перевес сделал свое дело, и даже маг, бывший на борту "Розалис", не смог его компенсировать, истощив в бою свои силы. Медленно шел ко дну разграбленный корабль, а бесчувственное тело в черных одеждах пираты забирать не стали, из магов - плохие рабы, ну их к черту....◄◄◄

+1

2

Жадно накрывали уже наполовину осевшую в воду корму темные тягучие волны, утягивая отяжелевший корабль за собой в подводный мрак, и была гордость торгового флота стала не более ценна, чем одна из миллиардов ракушек на песчаной полосе Дамастии.  Облупится краска, сползут в соленой толще изысканные узоры лучших кистей Лилланды, покроются вездесущими кораллами дорогие доски бортиков. И с каждым накатом пена окрашивалась в багровый, смывая с палубы кровь и привлекая ее терпким ароматом морских хищников, голодных до дармовщинки – им будет чему порадоваться, пираты оставили за собой немало трупов. Смело сражался экипаж «Розалис». Смело – но этого было недостаточно.
   Грудная клетка одного из трупов с виду все же шевелилась, едва заметно. Опускалась и поднималась неровно, вымученно, но уверенно, поддерживая в теле жизнь. Волна, лизнув сапоги, накатила выше, вцепилась в край черной мантии на груди, потянула ее за собой в движении, и под материей даже в тусклом свете вспышек молний на затянутом тучами небе блеснула выделка камзола. Изумрудный цвет, знак дома Западных Драконов, было уже не разобрать, да и бронза гербов на нагруднике трудно примечалась, кинь кто взгляд.  Хотя ожидать от кого то из этих широт узнавания сын Ортана Геллерда вряд ли мог при всей своей славе в родной Лиллинде. Его бледное острое на черты лицо обращенное к небу и потоку дождя казалось восковым, глаза были плотно закрыты, и идеально соответствовало общей картине положения тела, с беспомощно раскинутыми руками, хотя своего посоха маг так и не выпустил. Черное древко будто сотворенное из перевившихся между собой тонких ветвей было узким, точно древко боевой глефы, и переходило в навершие, напоминающее переплевшиеся острые рога оленя, меж которых застряла правильной формы темная сфера. Худые пальцы крепко-накрепко сжимались вокруг  посоха, точно жизнь в этом худощавом теле поддерживалась им и в каком то степени они действительно были зависимы друг от друга, Мирак отдал бы свое любовное творение рук к выпускным экзаменам в Академии только испустив последний дух  и никак – никогда! – иначе.
   Очередная волна погрузила корабль еще ниже, и теперь вода уже укрывала молодого человека до плеч, заползала под полы мантии, спину, тянула вниз по наклону влажных досок за собой в пучину. Капюшон сполз, обнажая плотно облепившие голову черные волосы длиной на мужскую ладонь, которые плавали в воде точно странного вида шелковые водоросли.  Еще волна, и тело медленно и неохотно скользнуло наконец вниз, по склону палубы, снова и снова, пока не уперлось в перегородку. В этот момент раздался отвратительный скрежет, за ним продолговатый натужный стон корабля, и наполнившись до отказа в трюме водой, корабль содрогнулся и встав почти вертикально, пошел ко дну стремительно. Но сын дома Драконов опередил его на несколько минут, камнем ринувшись ко дну едва изменился наклон, и тяжелая металлическая окантовка нагрудника и наручей под мантией потащили его в глубину….
   Но посох все еще упрямо держали пока живые пальцы.
[icon]http://i.yapx.ru/BuVk1.gif[/icon][nick]Miraak Gellerd[/nick][status]маг [/status]

Отредактировано Darth Metus (30.06.18 18:32)

+1

3

Воды тихие, воды темные, воды незнакомые и пугающие. Ваанду уже пять дней — со дня того ужасающего шторма — не слышала голосов своих сестер, чужие течения шептали ей совсем другую песнь. Песнь горя и отчаяния, песнь горьких безымянных вод, откуда молодая русалка не знала как выбраться.
Очень хотелось есть. Последние три дня не удавалось нагнать ни одного косяка макрели, а стоило ей настичь хоть один, то тут же появлялись хищные акулы, потому приходилось вновь отступать на глубину. Но сейчас всю рыбу распугали воюющие над головой чернобрюхие киты из дерева, «коа-ра-бли-и», которых приручили двуногие. Они яростно плевались друг на друга огнем, гремели и грохотали, будоража безмолвные глубины, и медленно вниз оседали их куски и темные фигуры людей, «моа-раа-кьов», которые видимо не удержались на скольких спинах китов. Ваанду оставалось только прятаться среди волн и ждать, когда жаркая битва утихнет.
Тут раздался тяжелый скрип и дрожь прошла по воде, разнося предсмертный крик пораженного чернобрюхого кита по морю гораздо дальше, чем по воздуху. Гигантское тело начало оседать и погружаться, носимая течением прямо на голову затаившейся русалки.
Спасаясь от водоворота образовавшегося вокруг оседающей на дно туши гиганта, юная ундина метнулась в сторону, но тут что-то привлекло ее внимание. Фигура, окруженная колышущимися водорослями, которые люди зачем-то постоянно натягивают на себя — ведь они так стесняют движения! — отделилась от черного бока левиафана, едва шевеля руками и делая последние отчаянные глотки воздуха, пуская пузыри. Беспомощный, умирающий, но еще живой.
В конце-концов двуногие тоже еда...
Быстро работая хвостом Ваанду осторожно подплыла вплотную к переставшей барахтаться фигуре, глядя на то, как образовавшиеся вокруг заросших кораллами боков «коа-ра-блиа-а» водные завихрения стремительно тянут на дно. Изловчившись, русалка стремительно рванулась вперед, выцепив добычу из цепкого захвата невидимых морских дьяволов и поволокла за собой.
Но трепыхающиеся невыносимо тяжелые водоросли, намотанные вокруг утопленника не давали нормально плыть, обвиваясь вокруг рук и плавников, закрывая обзор.
Следуя наитию и одному четкому позыву «Есть!!!», Ваанду подалась навстречу мощному подводному течению, которое подхватило ее и ее добычу.
***
Волны лениво ласкали белый песок, трепыхались под соленым бризом широкие литься пальм, солнце пекло в голову. Ваанду открыла глаза и осмотрелась. Она была на острове — течение вынесло ее на сушу. Сердце от страха затрепетало маленькой рыбешкой, попавшей в зубы акуле. Отчаянно озираясь, русалка наткнулась взглядом на кучу мокрого тряпья, которые всколыхнули воспоминания в ее короткой русалочьей памяти.
«Еда!» — радостно подумала ундина, подползая на руках к своей добыче. Желудок отозвался болью, столь давно она ничего не ела. Сев на мокром песке, Ваанду склонилась над своей находкой.
Это был самец. Сильный, высокий, черноволосый, но он, как и любой двуногий, вкусив соленой морской воды, тут же терял сознание. Слабые сухопутные существа. Тонкая рука с острыми коготками и почти прозрачной белой кожей протянулась из-под спутанных, присыпанных пляжным песком, красных волос, и легла на мертвенно-бледную щеку незнакомца. Проведя по ней пальчиком, Ваанду нащупала жилку на шее. Еще живой.
Значит свежий.
Взяв маленькими тонкими ручками руку утопленника, русалка с интересом повертела ее, перебирая пальцы, с удивлением отметив, что на них нет перепонок. Коснулась щекой ладони, ощущая, как внутри медленно бежит кровь по жилам.
Бледные губы коснулись самых кончиков пальцев, нежно скользнул по холодной коже красный язычок, и... Острые мелкие зубки морского хищника резко сомкнулись на запястье двуногого.

Отредактировано Vaandoo (01.07.18 11:50)

+2

4

Он пришел в себя тогда, когда корабль уходил ко дну и успел задержать дыхание, но сопротивляться  течению оказался беспомощен, слишком много сил выпил из него посох, в минуты нехватки энергии поглощающий жизненные силы самого чародея.  Тускло зелеными глазам, уже не ощущая как щиплет их соль в воде, он смотрел наверх, где за проблесками света, играющего на воде, скрывался от него привычный мир и знал, что своими силами не выберется. Рвет уже легкие и дерет нехватка воздуха, толща воды давит, через муку двинуть даже рукой и намокшая одежда лишь дополнительное грузило, как и посох. Но даже брось он свою гордость и сосредоточение своей силы, освободиться от мантии и нагрудника не успеет, и стало быть такую судьбу суровые северные боги, которым молился дом Западных Драконов, уготовали ему – утонуть. Стать пленников владыки синих вод, верным рабом, который в черную полночь будет выводить из безопасных бухт рыбаков на опасные рифы….
Его наручь был обращен к песку, иначе бы голодный морской хищник заметил, как засветился слабым светом таинственный символ на его поверхности. Боль от впившихся зубов пронзила еще живой разум вспышкой безумия, и пробудила ото смертного сна. Еще не открыв покрасневших от соли и полопавшихся в удушье капилляров глаз, он дернулся и взметнулась рука, сжимавшая посох – все еще – нанося его навершием наотмашь удар прямо в голову ундине. И одновременно с этим тело выгнулось дугой, горлом пошла вода, которой он успел наглотаться все таки, не удержав до конца под водой сознания, чтобы хватило сил держать и защитное заклятие.  Горло нещадно драло, все внутренности скручивало, но превозмогая муку,  молодой человек рванулся назад, прочь. Напитавшиеся водой поды одежды липли противной сыростью к телу, подступал озноб, ноги не слушались, а волосы от резкого движения обрушились на лицо и теперь мешали обзору. Он бы свалился снова, скрученный спазмом, не успев и на колени встать, если бы не верный посох. Воткнув сам не осознав когда его в песок почти на треть длины, теперь вцепился и повис, как на соломинке, выкашливая судорожно последнюю воду.
- Вон, отродье! – хриплым каркающим голосом, похожим на лай осипшей собаки рявкнул маг, понимая, что тепло в левой руке – его собственная кровь из разодранного запястья, и гнев застилает рассудок. Будь в нем только на единую каплю больше сил, за одно это он бы превратил эту тварь в горстку пепла. Посметь вонзить зубы в Мирака Геллерда, сына Ортана из дома Западных Драконов, несущего в своих жилах королевскую неприкосновенную кровь великой династии! Зелёные глаза казались теперь цвета малахита, но на одном лишь гоноре далеко не уедешь, сколько не желай этого человек, а там, где в Мираке оставалась еще бравада – сил еще не прибыло. И была большая вероятность того, что именно это злило его куда сильнее, чем все прочие неурядицы дня.
- Ты кто… такое? – нехотя буркнул он, чувствуя что разум опасно плавает будто в неведомой пучине, рискуя вновь отбросить своего владельца прочь от сознания, и опустился держась за посох на колени на песок, прислоняясь спиной к большому склизкому валуну. Ветер с океана нес теперь холод, наполняя им намокшую одежду и тело быстро растеряло все тепло и даже выглянувшее солнце не спасало, ему необходимо укрыться и просушить одежду. В одном все же здесь, на суше, Мирак был более уверен – здесь, где воздух в легких и почва под ногами, на одном только ослином упрямстве сожрать себя он не позволит, пусть – кто бы не облизывался – не надеются.
[icon]http://i.yapx.ru/BuVk1.gif[/icon][nick]Miraak Gellerd[/nick][status]маг [/status]

+1

5

БУМ-С!
На мгновение мир потемнел, в глазах взорвались звезды, а на лбу, прямо между глаз вспыхнула боль. Не усидев на песке, русалка плюхнулась на чешуйчатый зад, замотав головой. Большие, словно блюдца, зеленые глаза тут же наполнились слезами, и, прослушав все вопросы несостоявшегося двуногого обеда, Ваанду разревелась, громко хлюпая носом.
Тем временем незнакомец успел прочистить горло от соленой воды, неловко поднялся на ватные ноги и теперь возвышался над Ваанду подобно крайне раздраженной горе, закрывая солнце черной тенью. Сквозь слезы русалка смотрела на незнакомца снизу вверх, глотая всхлипы: что-то, как это обычно бывает в рыбьих мозгах, щелкнуло, и наверх, будто недельный утопленник со дна, всплыла мысль.
«Красивый
Перестав хлюпать носом, русалка посмотрела на человека снизу вверх, молча хлопая ресницами и изумленно открыв рот.

Отредактировано Vaandoo (01.07.18 12:48)

0

6

Отдышавшись немного, маг наконец нашел в себе достаточно сил, чтобы подняться с колен на ноги во весь рост, пусть опираясь на посох по прежнему для большей устойчивости, не имея абсолютного доверия к своим возможностям.   Откинув с лица назад – где им и полагалось быть по замыслу прически – одеревеневшие от соли и омерзительно мокрые пряди одной рукой, он пальцами провел по векам, смахивая оттуда песок и соленые кристаллы, после чего неприятно щурясь на солнце смог оценить своего противника. Прежде отодвинутый край рукава теперь налип на раненое запястье, впитывая туда куда впитывать уже казалось невозможным еще и сочащуюся кровь, которая беспокоила молодого человека менее прочих обстоятельств.  Беглый взгляд по сторонам выявил для него картину неприглядного мира – какой то остров, с виду не крохотный – но оценить это с низины достоверно весьма затруднительно – кругом с одной стороны песок и воды, и скалы уходящие ввысь, на которых произрастают густой растительностью явно тропические джунгли. 
   Содрав с плеч намокшую до нитки мантию, он сделал шаг назад и скривился, осознавая что странное чавкающее хлюпанье не мираж воображения, а вода этого океана, щедро заполнившая его сапоги.  Уже несколько секунд назад морское чучело перестало занимать его сколько либо достаточно, чтобы он отвлекался теперь на нее, когда убедился что может стоять на ногах без посторонней помощи. Из оружия – кроме посоха – остался только кинжал, закрепленный сзади в небольших ножнах к поясу, но холодная сталь для мага его квалификации больше безвыходность, чем действительный план.  Он изначально в самом деле не видел необходимости в том, чтобы брать с собой в поездку подаренный дедом клинок с рукоятью из кости какого то там древнего чудовища, потому не испытывал и тени расстройства от его утраты в пучине моря. Хотя такое сокровище пираты могли и прихватить, к своему сожалению чей то коварный удар по затылку выключил его способность созерцать происходящее….
Сдернув один сапог, маг перевернул его и вытряс все содержимое на песок небольшой лужицей, после чего натянул обратно на ногу и повторил процедуру ровно с тем же усердием с другим.  Глаза все еще щипало, саднило запястье и шею, видимо помимо укуса приобрел еще несколько царапин, которые теперь разъедало контактом с солью в морской воде.  Досадно – однако не настолько, чтобы лишить возможности к действию, поскольку оставаться на берегу ожидая, пока сюда заявятся те же пираты – по такому шторму далеко им не уйти, как знать, может этот остров их любимая резиденция, по которой расхаживает потенциальное состояние. Мирак никогда не задавался вопросом о своей стоимости на рынке пленников, но имел все основания полагать что единственный сын от любимой второй жены отца может стоить достаточно дорого, чтобы этого хватило на десяток оснащенных кораблей.
   Теперь – без мантии – в одной тунике и кожаном удлиненном жилете с широким поясом под ним, узких штанах и высоких под колено сапогах он казался еще тоньше, чем прежде. Со спины легко принять за совсем еще юношу, что и в залах Лилланды изрядно приводило молодого человека в бешенство.  Ему уже давно перевалило за двадцать, целых семь зим назад, но унаследованный от материнской крови благородных южан силуэт никак не хотел меняться, представляя с уходящим временем Мирака все более и более образцовым представителем воплощенного стереотипа смертных о магах.
- Ты ответишь мне или нет? – наконец вспомнил он о горе-рыбе и уставился на нее нахмуренным, жестоким взглядом, по одному лишь которому можно без труда было признать дитя крови западного дома с их характерными резкими чертами, острыми скулами и пронзительно холодными глазами зеленого, бирюзового или аквамаринового цвета.   – Если ты глупа как пробка и неразумна, то твоя душонка на чары может и сгодится, - навершие посоха ощутимо засияло таким ледяно голубым светом, точно внутрь поместили кусок ледника когда пальцы, сжавшись, выдернули древко из песка.[icon]http://i.yapx.ru/BuVk1.gif[/icon][nick]Miraak Gellerd[/nick][status]маг [/status]

0

7

Наблюдая за всеми телодвижениями бывшего утопленника с выражением глуповатого любопытства и влюбленности на лице, Ваанду даже не потрудилась отпрянуть от колдовского оружия, все также глядя снизу вверх. Сейчас русалка не выглядела опасной: миниатюрная, стройная, она больше походила бы на человеческого подростка, если бы не торчащие плавники, прикрывающие ушные раковины, да длинный и мощный рыбий хвост, поблескивающий серебристо-зеленой чешуей на солнце. Густые рыжие волосы, отяжелевшие от соли и воды, укрывали хрупкую верхнюю часть туловища, падая густыми прядками на огромные, словно блюдца, зеленые глаза без белков.
Переведя на мгновение взгляд на горящий потусторонним светом посох, Ваанду снова уставилась на его владельца. Бледные губки приоткрылись, открывая ряды острых мелких зубов, и из горла вырвалось одно единственное слово:
— Красивый!
Странный, неестественный голос, который совершенно точно не подходил такому женственному созданию: глубокий, резковатый, то и дело срывающийся на хрип, при этом он чем-то очень напоминал голос мага, стоявшего перед сиреной.

Отредактировано Vaandoo (01.07.18 15:25)

0

8

Легко спрыгнув с камня на камень, эльфийка присела на корточки. Картина открывалась презабавная: ундина и человек, кажется, занятые какими-то своими разборками. Для ее племени что те, что те не представляли особого интереса, да и сама Сетанааль не сильно горела желанием вникать в суть происходящего,  морская обитательница под палящим солнцем, вся в песке, и, наоборот, до портков мокрый человек выглядели и без лишнего оформления комично, и Ин-виверн с радостью бы запаслась порцией кокосов и бананами, чтобы с своего удобного насеста наблюдать за развязкой сей умилительной драматичной пьески, если бы ее не угнетал тот факт, что  из всех, кого можно встретить, блуждая по острову уже три дня, эти первые.  Вот что бывает, когда прыгаешь в наспех сотворенный портал, при условии, что спутники твои не успевают…сволочи.
- Эй, там, на берегу! – зычным и сильным, хорошо поставленным голосом окликнув компашку, эльфийка выпрямилась во весь рост, демонстрируя слегка небрежно поднятыми руками добрые (ну, вроде как) намерения, легко спрыгнула вниз с почти четырехметровой высоты скалистого бережка, сразу по соприкосновении с песком сапожками упав в перекат, чтобы не повредить ничего. Хоть эльфы существа и гибкие, и прыгучие, а все-таки ну его, от греха подальше. Отфыркиваясь, она легко вскочила на ноги, но приближаться не стала, застыв на месте и все еще демонстрируя пустые руки, обтянутые потрепанными кожаными перчатками. Рыжие до медного отблеска волосы из искусно заплетенной косы за эти три дня и так пришли в беспорядок, а после такого пируэта по песку вообще превратились в всклокоченную копну. Хорошо дочь леса, а? Ничего не скажешь, хоть сейчас на бал королевский в Лилланде, мать её… и короля, кстати, тоже, с его прихотями. Это ж надо было, такое задание дать – принесите мне, ишь ты, щит отца моего, который тот в пещере тролля забыл.  А то, что тролль то издох, сказал, а то, что стража три недели до того доложила, что издох то тролль потому, что его толпа упырей завалила – забыл.  – Извините, конечно, что я вас тут так нагло прерываю, господин… - сколько не щурься, в мокрой одежде ни одного герба не разглядеть, ни одной характерной перевязи, - …Как-Вас-Там, и вас, мадемуазель, а только мне бы пару вопросов задать, и я отвалю. – Оскал в широченной улыбке у нее больше походил на хищнический,  от которого впору не очароваться, а в штаны отложить особо чувствительным, но сама Ин-виверн откровенно издевалась над ситуацией, в которой находилась, иначе никак, можно и головой тронуться от безысходности. Эльфы живут до тысячи лет, а перспектива еще несколько столетий провести тут совершенно одной, согласитесь, вообще не впечатляет.
[nick]Sethanaal In-Viverne[/nick][status]никакое дитя лесов[/status][icon]http://i.yapx.ru/Buwry.jpg[/icon]

0

9

  Красивый? Кто красивый? Вот же глупое создание! – Раздражения в мыслях было не унять, тем сильнее становилось оно, чем меньше прояснялась картина.  Ему было совершенно опрометчиво надеяться на то, что это несуразное создание окажется достаточно разумным чтобы разговаривать внятно, четко и доступно для ответов на вопросы, которые занимали мага. Если боги решили уготовить вот Это единственной компанией ему на этот день, то могли не стараться вовсе – он лучше чувствовал бы себя один….
   С прытью – которой сам от себя после пережитого не ждал – он шарахнулся в сторону, перехватывая двумя руками посох и оборачиваясь на новый голос, насмешливый и громкий в своем звучании откуда то с высоты.  Прежде чем он получил возможность рассмотреть его обладательницу, та резко спрыгнула вниз и предстала вскоре уже ближе, чем сделала созерцание удобнее.  Перед ним стояла – ухмыляясь – обычная лесная эльфийка с растрепанной неухоженной медной косой и яркими зелеными глазами, в одежде толковость которой он никогда не смог бы оценить, потому что элементы брони казались больше символическими, а одеяние – уместнее сказать, что оно больше открывало, чем скрывало.  В столице можно без труда перепутать род ее деятельности между воином и шлюхой.
- Я пожелал бы вам хорошего дня, - глядя на эльфийку, но боковым зрением стараясь не упускать из виду и морское чудо, лилландец выпрямился и опустил посох. – Если мог бы сыскать в нем хоть малую толику того хорошего, чего стоит желать.  Я готов ответить вам, коли вы без дурных намерений, если и вы ответите после мне на мои вопросы. – Он коротко мотнул головой в сторону человекоподобной рыбешки. – Она же похоже ответов не даст вам, глупо это порождение моря видно как винная пробка. 
[icon]http://i.yapx.ru/BuVk1.gif[/icon][nick]Miraak Gellerd[/nick][status]маг [/status]

Отредактировано Darth Metus (01.08.18 22:17)

0

10

- А ей и не надо, - приблизившись окончательно и остановившись уже на расстоянии двух вытянутых рук от мужчины и взглянув на диво морское, хмыкнула эльфийка. – Это же дева морская, в воде она – хищник, а не демагог. Привет, краснокудрая, что на берегу то забыла? – с улыбкой приветствовала она  обитательницу морских глубин, не особо надеясь на ответ, потому что, оценив степень мокроты парня, догадывалась уже, что.  Видимо, благородный господин оказался недостаточно благороден, чтобы позволить себя сожрать твари из воды, и, очухавшись, воспротивился.  – Ладно, задавайте, но, для начала, неплохо бы с берега убраться, мы здесь, как опятки на пне посреди полянки, - подняв руки и потянувшись, эльфийка не особо заботилась, что ее «юбка» поднялась еще выше, еще миллиметр, и будет видно все, что под ней, в самом, так сказать, интимном месте.  Не то, чтобы эльфы не были скромными, просто лично Ин-виверн, столько лет занимающаяся наемным делом, разучилась вообще заботиться тем, кто и что о ней подумает. В Лилланде вообще полно народу, который, в праздном шатании не зная, чем себя занять, обожает думать про всех все, что на ум придет. О длинноногих эльфийках с их изящными формами и прекрасными чертами лиц вообще такоооое болтали, что, узнай те, прокляли бы болтунов до повисших членов на всю их оставшуюся жизнь.
- Так что, попрощайтесь со своей подругой, - помахав русалке пальчиками, эльфийка бодро развернулась на носках в сторону, откуда пришла, оценивая высоту насыпи теперь уже снизу. – Хм, ладно, поищем обход, - и, не дожидаясь согласия господина, все еще не известного ей, двинулась вдоль насыпи, подбирая место, где можно забраться наверх с минимальной угрозой скатиться обратно кубарем, ободрав все конечности. Это золотое правило похода – показать, кто главный. В том, что сработает чистая закономерность, и, какой бы он не был высокомерный, оставаться одному теперь ему не захочется, а, значит, припустит следом, Сетанааль не сомневалась, удаляясь широким легким шагом все дальше от места странной встречи, пока не нашла более-менее устраивающий ее подъем метрах в двухстах от изначальной точки.
[nick]Sethanaal In-Viverne[/nick][status]никакое дитя лесов[/status][icon]http://i.yapx.ru/Buwry.jpg[/icon]

0

11

Подняв глаза на незнакомку, вышедшую из густых джунглей, Ваанду почему-то почувствовала, на довольно милое приветствие отреагировав хищным шипением. Неизвестно, что больше заставило русалку нервничать: то, что она теперь стала легкой добычей для двуногих, рассевшись тут на песочке, или то, что бойкая эльфийка могла увести в близлежащие кусты любовь всей ее жизни. Что, к слову, та и сделала, по-кошачьи потянувшись и направившись в лес, маня пальчиком мага.
Глядя на удаляющиеся спины, под аккомпанемент урчащего желудка, дочь морей протянула вслед тоненькую белую ручку, украшенную бледными коготками, издав что-то среднее между жалобным стоном и досадным рычанием.
— С-стой-те-е, — голос странным образом исказился, на изломах напоминая то мягкий баритон колдуна, то звучное сопрано незнакомки.
Когда эльфийка и человек скрылись за деревьями, Ваанду попыталась безуспешно поволочь хвост за ними, но у нее решительно ничего не получалось. Досадливо посмотрев сначала на остров, потом на свой хвост, потом на шумящий невдалеке прибой, ундина злобно шлепнула плавниками по песку, впервые в своей жизни задумавшись над тем, что неплохо бы было вместо хвоста иметь те неуклюжие человеческие отростки — ноги.
И произошло чудо...

0

12

Прощаться ни с кем в этом окружении маг не был намерен и смысла в ином даже не видел. В его холодном разуме исказить мироздание мог лишь страх, подпитываемый сумасшедшей болью – так думал по крайней мере он сам и по сей день жизнь не доказала ему обратного.  Случись беда сейчас, он не бился бы галантно за жизни этих двух особ, только за самого себя, и никто в роду Геллердов не счел бы это вопиюще не мужским. В его доме рисковали жизнью только за членов семьи, только за тех, кто был достойным этого, и всю свою жизнь, помня это, Мирак старался подняться выше и стать достаточно сильным, чтобы не нуждаться в признании своей «достойности», а иметь возможность самостоятельно отстоять свою жизнь и свое здоровье в любом бою. Но абсолютно неуязвимым и непобедимым стать не удавалось никому и в глубине души молодой человек это с горечью признавал, но никогда не признал бы вслух. Гонора и упрямства у сына Геллерда на это хватило бы.
Но человек стадное создание, в одиночестве его силы истончаются и ломаются как хрупкие ветки под напором урагана. И страх заполняет душу, лишая разум хладнокровия, сводит с ума. Сумасшествия Мирак боялся больше, чем позора, и сделав свое острое лицо «кирпичом» со всем возможным высокомерием, выждав паузу как положено, с демонстративной леностью движений двинулся за эльфийкой. Та вообще не беспокоилась о его присутствии, и мага это задевало, не привычного к игнорированию своей персоны, тем более когда никого больше вокруг нет. Ему казалось, что эльфийке все равно, есть он или она абсолютно одна, и это говорило ему, что он более слаб духом выходит, раз не хочет остаться один. И робкое успокоение в виде увещевания о том, что ее возраст может быть несколько сотен лет и в этом ее преимущество перед ним, не очень хорошо помогало.
- Она мне не подруга, - зачем то буркнул он воительнице, обгоняя её у подъема и двинувшись вперед. Подъем был крутоват, но не обремененный большой мышечной массой маг был достаточно ловок, чтобы хорошо разбежавшись, почти на одном рывке взлететь наверх. Только на верху уже пришлось уцепиться одной рукой за каменистый выступ и немного помочь себе для завершения подъема, откуда уже можно было развернуться и пренебрежительно взирать на остроухую сверху вниз.
- Помочь? – иронично спросил он.
[nick]Miraak Gellerd[/nick][status]маг [/status][icon]http://i.yapx.ru/BuVk1.gif[/icon]

0

13

Сейчас бы найти в памяти тот день, когда человек оказался проворнее эльфа, и Сетанааль, наоборот, отступила, давая смертному возможность показать себя во всей красе, прихвастнуть, так сказать; все это лишь для того, чтобы потом легко и непринужденно, прыгая по выступающим камням, как грациозная лань, с небрежной демонстрацией превосходства достигнув высшей точки.  И там одарить человека пренебрежительной усмешкой с угла искривившихся губ, после чего, поправив волосы, откинув их назад, на спину, дернуть плечом и обойти помеху, направившись в сторону леса.  То, что по ощущению собственной важности парня она точно прошлась, наемница даже не сомневалась, но эльфам было, откровенно говоря, и прежде-то наплевать  на чужую гордость, а в такой ситуации, тем более. Ну, не любила она до глубины души этих столичных выскочек; всего достижения, что родился в богатой семье, а нос задран до небес, самые знатные из ее рода так не гордятся собой.
Дальше она шла молча, всем своим видом впереди идущей демонстрируя бесполезность попыток с ней заговорить или сблизиться как-то иначе. Это приключение преотвратное, компания навязанная, и единственное желание эльфийки было лишь скорее вернуться в город, чтобы набить кое-чью морду за подставу, а потом, получив причитающиеся деньги, сесть в таверне и хорошенько выпить, со смехом вспоминая эту оказию.  Идти до леса было не так долго, в общей сложности, где-то минут двадцать отнял у нее этот переход, и, оказавшись  в тени густых крон пальм, отойдя вглубь еще на десять метров, так, чтобы пустынная часть берега и море были под обзором, но саму не так легко оттуда приметить, Ин-виверн с раздражением бросила вещи, которые несла, кроме доспеха, к одному из самых массивных стволов, сладко потянувшись, чтобы расправить уставшие мышцы.
- Здесь и остановимся, - яркие глаза цепким орлиным взором скользили по спокойному и безмятежному морю, - не хочу ночью ломиться через джунгли. А ночи здесь наступают быстро. – Что верно, с тем не поспоришь, говорил ее дедушка, а солнце, еще заливающее светом окружающие воды, здесь закатывалось за горизонт так стремительно, словно неведомый бог пинка давал. – Давай, красавчик, придется замарать твои холеные ручки, пойдем собирать хворост для костра, если, конечно, нет желания познакомиться со всей здешней фауной…. – и, нагнувшись и демонстративно подняв какую-то сухую веточку из-под ног, Сетанааль кинула ее на прогалину меж пальмами в песок, обозначив место костра.
[nick]Sethanaal In-Viverne[/nick][status]никакое дитя лесов[/status][icon]http://i.yapx.ru/Buwry.jpg[/icon]

0


Вы здесь » STAR WARS. Падение » Dreams » Неудачное приключение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC