STAR WARS. Падение

Объявление



10.12.2018 - Нам исполнился ровно год, с праздником, дорогие форумчане!
В виду массовой загруженности, до середины января у нас объявляются мини-каникулы, амс никому не будет напоминать про посты и, вообще, особенно "отсвечивать" в Силе, подготавливая и расставляя по местам все обновления.

Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

20 год Явинской Битвы.
Империя и Республика
Тьма и Свет

Добро пожаловать в по-настоящему суровый мир Звездных Войн.
В нашей Галактике мы уважаем старый канон Расширенной Вселенной, однако, следуем по нему авторским сюжетом. Вы можете присоединиться к одной из солирующих на галактической арене партий, или основать свою собственную, но помните, что у нас будущее зависит только от нас самих, а любая ошибка может стать последней.
Tirant Ark
Galaxy GM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS. Падение » galactic games » Династия [Ондерон, 16.09.19]


Династия [Ондерон, 16.09.19]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

"ДИНАСТИЯ"
http://i.yapx.ru/B5XU4.gif  http://i.yapx.ru/B5XU1.gif
//Adria Inara & Ozay Keto//

Дата:
//16.09.19 ПБЯ//
Место:
//Ондерон, Дксун//



Обычная поездка по обычным делам способна превратиться в настоящей квест в логове змей. Король Ондерона внезапно слег с неизвестной болезнью, и прокуратору приходится отвлечься от банальных бесед за ужином, чтобы понять, что происходит, и чем это грозит Ондерону. И постепенно понимает, что, кажется, не он один из дома Кето внезапно решил появиться на горизонте....

0

2

Ондерон всегда был неотъемлемой частью его души, сколько Озай не пытался вытравить из себя это родство. Сама кровь текущая в жилах выдавала в нем это родство. Начиная от внешнего вида – рослый, поджарый как степной катх, с светлыми волосами выгоревшими будто от рождения на знойном солнце и смуглой оливкового оттенка кожей – и заканчивая характером – горячим, своенравным, вспыльчивым, взрывоопасным как газ тибанна.  И смотреть в иллюминатор на эти песчаных тонов виды без странной тоски в сердце он не мог. В который раз ему суждено возвращаться в Изиз и в который раз этот визит не очень то радостен. На этот раз слег дедушка, что означает обострение схватки за трон, в которую его – Озая – втянут не только родственники как первоправного наследника, ведь ближе родни у короля нет, но две трети Ондерона скорее удавятся, чем пустят на трон вновь сына дома Кето, но и собственные амбиции. Они с Виджилом оба ситхи теперь. Но титул короля Ондерона выше титула графа Алдераана, ко всему прочему Ондерон то на месте. И процветает.
Такова исторически участь темных – сколько не планируй мир и покой, натура все равно будет толкать на конкуренцию и подкидывать поганенькие мыслишки подобного толка. И Тьма будет ломать помыслы, корежа психику постоянным давлением своей мощи, нашептывая разное. То что никогда не станет приятным.  Озаю она неизменно подбрасывала фразы о том, что он – старший брат! – уступил младшему первенство во всем, даже в любви в каком то смысле.  Добровольно притом. Что может быть большей глупостью для адепта Тьмы? И какие оправдание этому найти, если семья, честь и чувства привязанности для всех темных лишь синонимы слабости?
Вздохнув, мужчина перевел взгляд левее от иллюминатора, остановив его на своей спутнице, которая казалась совершенно безмятежной. Ее безукоризненный профиль демонстрировал расслабленность, и это своеобразно влияло на самого Кето. Упираясь правой рукой в угол иллюминатора, а левую держа на собственном поясе, на котором и сейчас покоилось в кобуре оружие, полагающееся Прокуратору Империи, ситх наблюдал за своей ученицей. О чем она думает? Что таится в её голове? Предполагалось, что наставник всегда выше ученика, но в их отношениях эти правила претерпевали существенные коррективы. Озай одного понять не мог, что его куда больше беспокоило, - почему Ритхилт отдал ему на обучение Адрию? Счел, что лорду Метусу не под статус возиться с форсом уровня юнлинга? Или понял, что совсем не хватает времени за всеми интригами государственного уровня? Тьма лично была весьма конкретного мнения – решил проверить. На преданность. Искушения ведь рычаг самый что ни наесть лучший для таких проверок. Сам же Озай отвечал на это злобному голосу снаружи черепа, но слышимому только ему, что это тупость – которую б Виджил не совершил. Ведь хорошо искушать тем, что не искусится в ответ. Зачем ему бы рисковать утратой преданности и брата, и возлюбленной? Это безумие. Особенно если учесть, что Инара за все эти четыре года ни разу не предстала Кето счастливой. Замученной, загруженной, задумчивой – да. Но не счастливой. А люди, обреченные постоянно жить под давлением неудовлетворения своим существованием, способны на бездумные поступки. Особенно – женщины.  Уж вспомнить хотя бы их общую мать….
- Вот и Изиз. – Констатация факта как начало разговора. Оттолкнувшись от стены, мужчина приблизился к спутнице лишь едва пошатываясь, хотя корабль заходил на посадку и атмосферная тряска уже наполняла вибрацией весь корпус. Только это не проблема, когда под рукой Великая Сила. – Кажется,  в нем ничего не изменится даже когда я буду глубокий старик. – Улыбнувшись почти простодушно, он присел на сиденье напротив. Резкий крен вынудил ситха схватиться за поручень, чтоб не свалиться на пол и тихое ругательство тут же скривило губы. – Если… доживу. – Бейн драл бы его по морде ссаными тряпками за такие откровения перед ученицей. Заслуженно драл бы в принципе с точки зрения учения. Но Озаю было глубоко на эти догмы плевать с текущей позиции – Адрии он мог по своему убеждению доверять куда больше, чем родной тётушке. Которая даже и не форс.

+1

3

Она всегда любила Ондерон больше, возможно, многих других миров, хотя со стороны не каждый отыщет здесь что-то красивое, на выгоревших под солнцем камнях, припорошенных крупинками песка, принесенными ветрами с пустошей за городом.  Но для нее он был красив, под сводами таилась многовековая история, которая и дня не была мирной; горячая кровь в жилах этого народа была подобна лаве Мустафара, а взрывной темперамент довершал ею начатое, создавая на ровном месте прецедент к очередной склоке. Взглянуть хоть на Озая, который, пошатнувшись, опустился рядом, и уже трудно не улыбнуться воспоминаниям. Она хорошо помнила его ребенком, уже тогда отпрыск дома Кето представлял собой своеобразное зрелище: вспыльчивый, гордый до невозможности мальчишка, готовый вспыхнуть, как факел, с одного слова, даже просто с взгляда, с недостаточной почтительностью брошенным в его сторону. Сын богатого рода, наследник, не нужный никому достаточно сильно, чтобы хватило смелости просто любить его таким, какой он есть; Саратис старался слепить сына по своему образу и подобию, не понимая, насколько они на самом деле похоже, почти копия друг друга. Поэтому между ними никогда не было мира и быть не могло, старший Кето требовал от младшего своего характера, жесткой силы воли, упорства, решительности, но раздражался жутко, когда получил весь этот набор в свою сторону, стоило им разойтись во мнениях, а она свидетель, расходились они все чаще. Деспотичный Саратис пытался диктовать свою волю, а вступивший в расцвет переходного возраст Озай реагировал на любой приказ с озлобленным упрямством мазохиста. Делайте со мной, что хотите, называется, один хрен не уступлю. Говорят, все озлобленные люди на самом деле очень несчастны, поэтому так наполнены злобой ко всему на свете, это печально, знать, что так много народу вокруг, но ты посреди этой толпы совершенно одинок.
Подавшись вперед, она похлопала ладонью по колену ситха, улыбнувшись.
- Доживешь,  - подмигнула лукаво, - вы, Кето, неописуемо живучие, так просто с лица Галактики не сотрешь.  Однажды ты станешь седым сморщенным старичком, вроде Палпатина, и таким же брюзгой, наверной. Хотя, вру, - точно призадумавшись, она сделала короткую паузу, - в состязании на брюзжание, думаю, безоговорочно победит Ритхилт, он уже временами напоминает старого, вечно всем недовольного деда.  – Шутка, в которой юмора меньше, чем правды, уж Озаю это хорошо известно. Конечно, ворчал его младший брат не так уж часто, но, хотя Адрия и видела его наедине редко, вынуждена признать, что каждую встречу ситх находил, по какому поводу заскрипеть несмазанной рессорой. Можно понять, что ему, привыкшему все продумывать и держать под контролем, наверняка казалось, что ближайшие к нему люди совершенно бестолковы и хаотичны, принимая решения в последний момент, как боги пошлют. Озай в этом плане был намного ближе, прикрыв глаза, смотрел на правила и нормы, равно, как и на то, что и как стоит делать. Он следовал Силе и своим собственным чувствам, и ведь тоже выигрывал порой. Хотя, конечно, он, как и многие инквизиторы, полагался на пробивной таран силы и Силы, нежели на хитрость.
Впереди показалась посадочная площадка, корабль заходил на нее теперь с отчетливым снижением, опускаясь, и маневровые двигатели теперь обеспечивали им отличную качку, будто попали в шторм. Невольно придерживаясь рукой за подлокотник, женщина угрюмо поджала губы, недовольная тем, как ведет их транспорт пилот, но не в ее положении было тут нос морщить.
- Нас вообще ждут? – не скрывая раздражения, уточнила она у Озая, бросая на него взгляд, в котором отчетливо читалось, как ей не нравится, что их так трясут, скорее бы уже сели. И тут же вибрация изменилась; зайдя на платформу, корабль начал опускаться, выставив опоры. - Или мы как снег на голову? - основная причина резко изменившегося настроения все же была в том, что Адрия просто напросто прикусила кончик языка, когда корабль первый раз сильно тряхнуло.

+1

4

Изиз. Город древнего наследия, которое он ненавидел так сильно, как любил. Любого человека манит место, откуда он вышел когда то, ступив на дороги Галактики своей ногой. С ним связаны самые теплые воспоминания, которые позабытым в подсознании теплом объятий матери греют душу. С ним же связана вся та первая боль, которую было суждено познать на этом большом пути.  И ни то, ни другое оставить в прошлом до конца уже не выйдет – поэтому джедаи предпочитали сократить себе возню, забирая младенцев. Темные не заморачивались. Все твои воспоминания, твои слабости и желания деформируют, пока ты не превратишь их в оружие чтобы стать сильнее. Или не сдохнешь, потому что твой конкурент преуспел раньше. Тебя заставят гореть, чтобы жить. Или превратиться в ледяной туман, отбросив все человеческое, в конце концов – так или иначе – твоё выживание только твоя личная задача. Никто не вернется, если ты отстанешь. Никто не станет тебя спасать, если влипнешь. Так мы приучены…. Но Изиз подобен яме с ядовитыми гадами. Как те, в которые кидали своих учеников древние, требуя выжить. Только здесь важна не Сила, здесь важна власть. И эта схватка здесь снова в самом разгаре… даже интересно, на что пойдет Раймастия, чтобы убрать меня с дороги?
Свою тетку Озай Кето в положительном ключе вообще не рассматривал. Она была для нее лишь маской зла, красивой маской – куклой, заполненной ядом. Ее можно было понять по своему, весь род Кето испокон веков не отличался благочестием и жрать своих, чтобы пробиться наверх, было почти фамильным девизом. Так и было бы, будь он всего лишь графом Кето – но он ситх. Имперец. И бросать вызов Сагану не то же, что Озаю. Здесь необходимо быть куда больше уверенной в своем выигрыше, а в свете последних событий он был готов предположить, что тонкая наманикюренная ручка леди Кето к ним приложилась. В ее стиле – нет конкурента, нет проблем.
- Снег в Изизе явление настолько непривычное, что это будет убийственное сравнение, - сквозь зубы хмыкнул темный, легко удерживая равновесие даже при тряске всего корпуса. Корабль заходил на посадку, уже поднимая стены из песочной пыли, и Кето ощущал как где то под ребрами слева неприятно похолодело. Как будто лезвие ледяного ножа приложили и резко отняли, и тьма внутри взметнулась яростным гулом – бывший пророк зафиксировал взгляд на женщине. Та казалась спокойной, но ему то не знать как обманчиво это бесстрастие. – Разумеется нас тут ждут. Страстно и пылко ждут. Но именно не предвещает нам ничего хорошего. – собственнические замашки Тьмы заставляют вставать на дыбы при мысли о потенциальном даже ущербе всему, что принадлежит ему, но о Инаре такой не возникало.  В таланте выживать у нее ему повода усомниться не доводилось, драться она тоже готова до последнего, а отсутствие здесь форсов означало и повод не волноваться, что ученица облажается на этом фронте. И вынудит учителя биться на два фронта – в Секте к этому Сагану было не привыкать, но и трепали его тогда тоже более чем частенько. В этом минус атакующих техник, конечно. Они хороши для себя одного любимого – но не тогда, когда надо оглядываться на ослабшего товарища и успевать еще отводить и от него чужие клинки. А если загонят в угол, зажмут. В углу хорош Виджил… Не в укор брату. Воин тот был неплохой. Даже очень. Просто их приемы и техники были разными и подходили для разных условий. Адрия, по неведомой случайности, склонялась к его манере ведения боя, но в предполагаемой сейчас картине это был бы минус.
Холод опять прошелся под ребрами, спирая дыхание – и на этот раз ситх вскинулся. Это переставало быть иллюзией, превращаясь в явный намек собственной интуиции, усиленной Силой. Хорошего здесь их точно ничего не ждало…
- Пойдем. – Слишком резко рыкнул он спутнице, едва пол под ногами обрел устойчивое положение – корабль полностью сел. – Чем скорее закончим с этим делом, тем быстрее вернемся в Империю. Не хочу задерживаться тут – гноем со всех сторон несет.

0


Вы здесь » STAR WARS. Падение » galactic games » Династия [Ондерон, 16.09.19]