STAR WARS. Падение

Объявление



10.12.2018 - Нам исполнился ровно год, с праздником, дорогие форумчане!
В виду массовой загруженности, до середины января у нас объявляются мини-каникулы, амс никому не будет напоминать про посты и, вообще, особенно "отсвечивать" в Силе, подготавливая и расставляя по местам все обновления.

Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

20 год Явинской Битвы.
Империя и Республика
Тьма и Свет

Добро пожаловать в по-настоящему суровый мир Звездных Войн.
В нашей Галактике мы уважаем старый канон Расширенной Вселенной, однако, следуем по нему авторским сюжетом. Вы можете присоединиться к одной из солирующих на галактической арене партий, или основать свою собственную, но помните, что у нас будущее зависит только от нас самих, а любая ошибка может стать последней.
Tirant Ark
Galaxy GM

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS. Падение » galactic games » Обмануть и выжить [Бастион]


Обмануть и выжить [Бастион]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

"ОБМАНУТЬ и ВЫЖИТЬ"
http://i.yapx.ru/B5XU4.gif  http://i.yapx.ru/B5XU1.gif
//Linton Keto & Ozay Keto & Adria Inara//

Дата:
//16.02.20 ПБЯ//
Место:
//Бастион, кабинет Прокуратора, Белая Цитадель//



Стоило учителю уехать, странное и страшное видение посетило Линтона. Сбившись с толку, молодой человек решил обратиться к кузену, чтобы устранить свои страхи. Только Прокуратор в кабинете не один, он увлечен разговорами о криминальных звоночках на бывшем Сиутрикском секторе с Адрией.

0

2

Отъезд начальника куда-то по своим делам стал неожиданностью для Кето. Так-то расследование по делу о взрыве на Орд Мантелле никуда не делся и притом один из начальников умудрился свалить.
Ладно хоть у Линтона особо работы не было, поэтому когда он закончил с последними документами, то решил отправиться в свои апартаменты. Там хотя бы можно спокойно помедитировать, чем и хотел заняться Кето.
К тому же, у паренька была надежда, что рано или поздно, но появится видение о том, в каком направлении можно будет искать неведомого террориста благодаря видениям. Правда вот нужное видение всё не приходило и не приходило пока что, да и если честно, у него особо не было возможности еще сильнее развить провидение. Ладно хоть он не позабыл как это делается и не потерял форму и на том спасибо.
Присев на пол комнаты, Линтон погрузился в медитацию.
Хотелось вновь ощутить Силу. Ощутить её гораздо лучше можно как раз при помощи медитации.
Он чувствовал Силу, ощущал её.
Но вместе с этим он взывал к Тьме. Хотелось вновь ощутить в себе мощь Темной Стороны.
По сути, ему не нужно так сосредотачиваться, чтобы вызвать видения, но хотелось погрузиться в Силу, чтобы видения были как можно более четкими и более понятными. Хорошо хоть ему не нужно долго медитировать, как это он делал еще в Секте, когда учился видеть будущее.
Но помимо мощи Темной Стороны он хорошо ощущал страх и ярость внутри себя.
Они словно дикие звери, которых заперли в клетке и готовы вот-вот вырваться наружу.
Кето приходилось прилагать много усилий, чтобы успокоить свои страхи и свою ярость.
Сейчас не время упиваться своими эмоциями.
Когда имеешь дело с видениями, нужно сохранять трезвый рассудок, хотя бы пытаться это сделать, ибо полностью он трезвым никогда не бывает.
И ему пришло видение.
Фон черный, четко были видны только Вэкс Вэйгон и Верховный Инквизитор - Антиннис Треймен. Юноша не мог не узнать этого человека. Озай все же понятно умеет доносить информацию об опасных людях. Тем более раз уж задание Линтона связано с инквизиторами, то грех не узнать о наиболее важных из них.
Они о чём-то разговаривали, да только никаких звуков не было. Но они двигали губами, а значит, разговор есть. Как в немом кино прям.
Лишь можно примерно понять, о чем они говорят. В основном говорил Вэкс. Он держался хоть и достойно, но не без доли почтения, по крайней мере так казалось пророку. Собеседник же был относительно спокоен, уверен в себе и казалось, очень внимательно слушает Вэкса.
Единственное, что парень слышал - это весьма мрачную мелодию. Которая не несла в себе и намека на покой. Она хоть и спокойная, но слишком уж мрачная. Такая точно не для детских ушей.
Дальше была следующая картина.
Озай, стоящий на коленях. Но все зубы и ногти на руках были вырваны, а к кузену были прикреплены нити. Как у марионеток. Но не видно, кто этот самый кукловод. Лишь сверху виднеется мужская рука, держащая нити.
Потом третья картина. И будто бы она разделена на две части.
На одной из них был... он сам. В квадратной клетке. Сам же он метался по ней словно дикий зверь. То злился, то боялся, то мигом пытался сохранить гордость и достоинство представителя дома Кето. А на второй половине был тоже он, только без головы. Сама же голова лежала рядом с телом. И лежал он в луже собственной крови.
И всё это сопровождалось той самой мрачной мелодией, которая была в разговоре Вэкса и Треймена. Она вообще не прекращалась.
Неужели они как-то связаны?
Видение оборвалось.
Линтон в ужасе открыл глаза.
Что такое? Неужели он увидел собственную смерть? Что означает клетка? Неужели враг его пленит? Кто? Республика? Джедаи? Инквизиторы? А может, кто-то из знати Ондерона? Не все ведь любят дом Кето.
Но что еще более странно, так это Озай без зубов и ногтей, к телу которого прикреплены нити. Что это значит? Чьей жертвой он станет на этот раз?
Так, надо успокоиться. Стоит помнить о том, что одна картина может иметь разные значения. Ведь и собственное безголовое тело нельзя воспринимать только в прямом смысле. Мог умереть и "старый" Линтон, чтобы возродился "новый", а может его и в самом деле убьют.
А вот что означает отсутствие зубов и ногтей кузена? Блин, непонятно.
С разговором Вэкса и Треймена понятно всё. Наверняка о чём-то шла речь. Только вот о чём? Мелодия, которую он слышал тоже добавляла вопросы. Ясно одно - что ничего хорошего не будет. Но что именно произойдет?
Надо бы поговорить об этом с кузеном.
«А он не шибко воспринимает предсказания. По крайней мере, мои. Ритхилтовые наверняка слушает.» - С некоторой обидой подумал юноша, сам не поверив в то, что проявляет обиду из-за такой мелочи, пусть и мысленно.
А к кому обращаться? Можно пойти к кому-то из пророков в Академии, но это наверняка не останется тайной. К Озаю же Кето спокойно наведывался и это точно не было тайной, поэтому и вопросов толком не вызовет. Тем более его кузен был все же очень опытным адептом Темной Стороны. Пусть его дар и не имел провидческой направленности, однако знания все же наверняка есть.
Заодно можно и другие вопросы обсудить с кузеном. Линтон долго думал, говорить или нет, но все же решил сказать.
Интересно, а ему дадут объясниться, или сразу убьют об стену?
От этой мысли хотелось смеяться.
Любимый кузен. Хоть и любимый, да может убить. Когда Кето соприкоснулся с Темной Стороной во время битвы с Вэксом в лесу Бастиона, то понял, что далеко не всё так просто. Его родич наверняка по уши в Темной Стороне и может спокойно убить его в случае чего.
Но делать нечего.
Линтон итак ввязался в опасную игру. По уши в дерьме. Если его собственное обезглавленное тело имело сегодняшнюю дату, то пусть хотя бы Озай убьет. Не так обидно будет, чем доверять это дело каким-нибудь грязным животным.
А учитывая его задание и что наверняка многие поняли, почему его повысили до пусть и младшего, но помощника Вэкса, то еще хуже всё. Наверняка рано или поздно он совершит ошибку и попадет в их лапы. Лучше уж отрубленная голова, чем пытки, которые сломают его. Сломают тело и разум. Утопят в бесконечный океан боли, где будет стерт с лица галактики Линтон Кето.
Поднявшись, парень сделал шаги к выходу из комнаты, но заметил, что его ноги трясутся.
Он испугался.
В гневе Линтон дал себе оплеуху.
Нужно пойти к кузену на твердых ногах. Видения пугают, а последствия возможного провала задания пугают еще сильнее, Но он представитель дома Кето!
Ондеронец мигом направился в Цитадель.
Хорошо хоть Озай разрешил к нему заходить, лишь в особых случаях говорил не беспокоить, но пока такого приказа не было.
Линтон постучался и вошел в кабинет Прокуратора.
Только вот сам Прокуратор был не один, и они явно обсуждали что-то очень важное.
- Здравствуйте, - вежливо поприветствовал юноша Адрию, которая была в кабинете с кузеном. Затем Линтон мигом повернулся к Озаю и начал говорить, пока не последовал какой-нибудь выговор.
- Здравствуйте, господин Прокуратор, мне нужно с вами поговорить. Это срочно. Очень срочно, - быстро произнес Линтон.
Да, Озай просил обращаться без этих идиотских формальностей, да только они были не одни, к тому же в кабинете, а не в тренировочном зале, где состоялся их разговор до трагедии на Орд Мантелле. Да и он не знал, можно ли опустить эти формальности в присутствии Адрии.
Хоть эти двое и знают друг друга давно вроде как, но мало ли.

Отредактировано Linton Keto (27.10.18 04:18)

+2

3

Озай в предсказания верил, как скептик в богов. Даже при том, что его родной брат и кузен были предсказателями, это не изменило внутреннего настроя ондеронца – поэтому верно несмотря на все практики в Секте, он так и не постиг высокого уровня в этой науке, мешало собственное предубеждение. Кето считал, что будущее нельзя изменить. Великая Сила все равно могущественнее любого своего адепта, и показывая что-то, она лишь дразнит, обещая возможность обмануть судьбу. О – это сладостное чувство надежды на то, что человек – один, единственный – может плюнуть в лицо самой судьбу так соблазнительно, что на него клюют все. Но если задуматься – вдруг все совсем иначе? Вдруг Сила просто насмехается над смертным букашкой, зная, что все попытки отменить событие из видений именно к такому исходу и приведут? Озай не знал ни одного достоверного повествования о том, чтобы кому то действительно удалось переиграть судьбу, тогда к чему все эти знания? Лишь мучить свой разум, который, в вечных объятьях Тьмы, и без того в постоянной опасности.
Он возвышался над столом, не как босс во главе, а стоял сбоку, за спиной Адрии. Скрестив руки на груди, ситх взирал через плечо женщины на едва заметно мерцающую карту Сиутрикского сектора, воспроизводимую над столом голопроектором.  Массивный кожаный мундир с нашивками, обозначающими титул Прокуратора Империи, придавал и без того не маленькой фигуре мужчины еще большую объемность, на фоне же небольшой ученицы превращая почти в гиганта. Но портупеи, проходящие поверх, были пусты: табельный бластерный пистолет прямо в кобуре, отстегнутой с магнитного замка, покоился на столе, а стафф – на подставке, скрытой от любопытных взглядов посетителей за тонированным стеклом, на полке за спиной Озая в текущий момент его положения в пространстве. Униформа была обязательным элементом теперь, когда вся власть Империи сосредоточилась в его руках, поскрипывая от непривычки в сжатых пальцах, обтянутых плотной кожей перчаток, но в оружие  - сейчас – нужды не было. Даже вздумай Адрия причинить ему вред, что само предположение делает диким, только слабак ощутит покой, лишь имея в руках меч. 
- Не думаю, что у них хватило бы наглости лезть в сердце Империи, - задумчиво произнес Кето, поднимая одну руку, чтобы пригладить короткие светлые волосы к голове. Они все равно вернутся в прежнее положение, ему это известно, и по факту это просто невербальное выражение сомнения в собственных словах. Кто бы не орудовал в тех местах теперь, когда трон Империи пошатнулся,  их наглость – сомнительное счастье. Только так ли все просто?  - Это больше похоже на ловушку, Адрия, или у меня паранойя? Слишком уж дерзко, по таким следам я выйду на них к вечеру того дня, как прибуду туда. Либо это полнейшие идиоты, либо – взгляд загорелся отчетливой желтизной, белок глаз налился кровью по внешнему контуру радужки, будто тьме внутри той стало тесно  и она решила покуситься на все яблоко, - вся суть акции состоит именно в попытках выманить Прокуратора с Бастиона. Хм. – Левая рука, опустившись, подперла пальцами подбородок, пока правая, все еще поперек груди – поддерживала ее под локоть.  – Что ты думаешь на этот счет, у тебя ведь большой опыт общения с наемниками и криминалом?
Он почти положил руки на плечи женщины, когда двери кабинете разъехались в стороны, и пришлось запоздало пожалеть, что не приказал не беспокоить. Даже так, тех кто имел право пройти в кабинет имперца без доклада, был очень короткий список, его адъютант был на задании, Адрия – здесь. Оставался только Линтон, который и нарисовался на пороге спустя несколько секунд от этой мысли, встречаемый тяжелым взглядом ситха. Озай сам не понял, что произошло, но уже который день от одного имени кузена его накрывало мертвенным холодом, пронизывающим до самого желудка, и это ощущение – которое не сулило хорошего, но и ясности не добавляло – настолько раздражало Кето, что ничего поделать с собой не мог. Но причиной такому взгляду было не только это, Озай не терпел, когда его прерывали от важного разговора. Их беседа с Адрией сейчас не несла в себе особых секретов, но он мог беседовать с ней и о чем то более важном, и потенциально это прерывание тоже злило. Но таков Линтон – влетел, весь взъерошенный как перепуганный порг, с бледным лицом и лепечет что-то невнятное.
Брови Прокуратора, одна от другой с легким запозданием, характерно выгнулись и приподнялись на лоб. Отеческие чувства в сторону родича были для темного так же неуместны, как и все прочие, обозначающие привязанность, но если уж они решили провести эксперимент и попробовать переиначить древние принципы ордена ситхов, то запрещать себе все это не было нужды. Другое дело, что все требует контроля, при характере Озая немало стоящего.  И вот с младшим Кето, кажется, он этот контроль пустил кому то под хвост…
- Если срочно, - с едва приметным вздохом, подавив раздражение, ответил мужчина, отводя взгляд с непрошенного визитера и опуская его на затылок Адрии, - проходи, я тебя выслушаю. Адрии не смущайся, - короткая поправка, вызванная воспоминанием о том, что первым делом растерянный взгляд Линтона метнулся на ученицу. Не то, чтобы у Озая не было подозрений или секретов на ее счет, но так откровенно выставить женщину вон означало ясно ей об этом сказать. Да и из всех в этой комнате, кто мог его предать, они с Линтоном были наравне, чего же тогда беспокоиться о разговоре, который к нему имел кузен. – Присаживайся,- он дернул подбородком в сторону свободного кресла, виднеющееся сквозь арку в противоположной стене. В ондеронском стиле там был оборудован небольшой уголок для отдыха. Мягкий ковер лежал под ногами почти во всю ширину этой уютной комнаты, большой диван и два кресла стояли почти по кругу, объединенные в центре вокруг низкого столика. – Поговорим. – И, делая шаг в ту сторону, опустил ладонь на спину женщине, и ее деликатно подталкивая в том направлении.[icon]http://i.yapx.ru/Cg8GT.jpg[/icon][status]прокуратор[/status]

Отредактировано Ozay Keto (27.10.18 13:16)

+2

4

Считается, что своего наставника надлежит опасаться и адски ему завидовать, мечтая о том дне, когда сможешь занять его место, но Адрия не испытывала ни того, ни другого чувства. Она, спиной ощущая близость темной, как ночь, ауры Кето, не ощущала даже дискомфорта от нарушения своей зоны личного пространства.  От Озая не исходило волн ужаса, как от его брата, поэтому было лишь обычное, вполне себе человеческое тепло живого тела.  Она и сама не знала, почему была так неосмотрительно доверчива к ондеронцу, он все-таки был ситхом, какие бы дружеские связи не держали их с давних пор. Но сейчас, конечно, срабатывало еще понимание своей нужности для мужчины, как верного союзника, более сведущего в тех вещах, куда они окунулись волей судьбы.
-  Идиотов хватает, - лениво отозвалась женщина, поправив волосы, слишком съехавшие вперед и теперь щекочущие лицо, обратно за спину. Теперь, в отсутствие Ритхилта, она с превеликим удовольствием вернулась к более привычной одежде, сегодня натянув на себя плотный, облегающий каждый изгиб тела, темно-зеленый комбинезон, от середины грудной клетки до ворота оставив расстегнутым, нарочно вызывающе демонстрируя окружающим край нижнего белья. Сверху, разве что, на плечи накинула тонкую полупрозрачную, расшитую вручную накидку без рукавов, спадающую до самого пола, благо что вместо армейских ботинок на ноги надела высокие сапоги на тонком каблуке, и это все вместе смотрелось даже очень новомодно. Хорошо, что лично Озаю все равно, хоть голой к нему явись, хоть в шубе из меха эвоков, ондеронец даже комментария не отвесит ни в том, ни в другом случае, максимум, фыркнет себе под нос. – Могли и не просчитать, но, как мне кажется, версия с ловушкой так же жизнеспособна, сейчас ничего нельзя отметать, не проверив, много народу хо… - рот свой она захлопнула вовремя, как раз, когда на порог шагнул дальний родственник Озая по отцовской линии. Оставалось удивляться, как не повезло Галактике, что именно эта семья разрослась форсами, как грибами после дождя. Виджил, Сэйган, этот вот малыш.  Все амбициозные, рвутся в верха, за властью, а что с ней делать потом, до конца не понимают. Вздохнув, Адрия молча выслушала приветствие, но ограничилась лишь ответным кивком, означающим, что профессор оценила вежливость, и уже собиралась двинуться на выход, когда Прокуратор вынес свой вердикт. И заслужил от нее уже удивленный взгляд искоса, потому что Инара честно полагала, что  подозрительность у Кето должна была обостриться в свете последних событий, если, конечно, он не делал это осознанно, чтобы дать ей ложную уверенность в том, что у него нет тайн от подруги. Это было бы очень приятно, если бы Адрия имела шансы считать, что все это еще искренне, да только искренность и ситхи уже давно для нее несовместимое.
Женщина молча проследовала по указанному направлению, куда ее выразительно так подтолкнули под спину, будто несмышленого детеныша ответственный родитель. Темно-рыжие брови только и успели выгнуться, подтверждая, что их владелица с этого жеста разозлилась, но потом вернулись к исходному положению на лице. Позволить своему гневу захлестнуть ее сейчас было крайне неуместно, поэтому, прикусив собственную губу до отрезвляющего привкуса крови во рту, она дошла до выбранного кресло, на которое и уселась, почти по-хозяйски, после чего закинула ногу на ногу и, положив локти на подлокотники, а пальцы оставив на своих коленях, по очереди посмотрела сначала на Озая, потом на Линтона. Идей касательно пользы пребывания при разговоре двух кузенов Инара, хоть убей, отыскать не могла, сочтя, в конце концов, что Прокуратор просто не считал, что разговор будет долгим, вот и надеялся продолжить их прежний, едва Линтон озвучит свой вопрос.

+1

5

Линтон понимал, что попал в не самую хорошую ситуацию конкретно здесь. Да, он проявил вежливость и поприветствовал всех одинаково ровно, но все же, паренек немного услышал часть разговора и это наверняка касалось чего-то незаконно. Значит, обсуждали тут какие-нибудь важные дела.
Да и вид Адрии, признаться, его немного смутил.
А вдруг это была прелюдия к какому-нибудь жаркому сексу, а я вот так помешал? Блиин, мне же стыдно теперь будет. - Невольно подумал Кето.
Можно было бы порадоваться за кузена, что у него кто-то есть и можно было бы пожелать им счастья и удалиться, а не лезть со своими видениями. Тем более Озай явно не особо рад его приходу.
Может и правда они готовились к чудесному дню? Может всё спланировали бедненькие, но не могли воплотить из-за этой кутерьми с расследованием дела о взрыве?
Даже стыдно как-то.
Однако делать нечего, нужно все же донести до Озая всю опасность ситуации. К тому же он может подкрепить лишь часть своих видений реальными фактами. Все же Вэкс и правда куда-то там улетел по своим делам. А вот Дариус вроде как на своем рабочем месте начальника Следственного Комитета. Странно всё это.
Линтон мигом занял предложенное кузеном кресло.
Обстановка здесь и правда была уютной. Была бы, если бы не напряженность в целом.
- Простите, что помешал и я бы не стал беспокоить вас по пустякам, вы же наверняка были очень заняты, - извиняющим голосом произнес Линтон, опустив даже голову в знак раскаяния.
Мда, что-то не так он начал. Пожалуй, не стоит излишне затягивать с тем, зачем он пришел.
- Постараюсь не затягивать. Так вот. Я медитировал, в надежде вызвать видение, которое хотя бы даст намек на то, где можно найти улику по делу о том взрыве на Орд Мантелле, но пришло другое. Большое довольное, поделенное на три других. В первом из них я видел Вэкса и Тремейна. Они о чем-то разговаривали, но о чем конкретно я не знаю, ибо губы двигались, а слов не было. Так еще и мрачная мелодия звучала. Ну, знаете, такая вот спокойная, как для колыбели, только скорее для ужастика, не знаю как точно описать. Но у меня сложилось такое впечатление, будто бы Вэкс там о чем-то отчитывался, ибо говорил в основном он, а вот Тремейн слушал и что-то говорил своё, - на одном дыхании начал говорить Кето, да только ему все же необходимо было отдышаться, чтобы потом вновь заговорить.
- Далее я уже видел тебя, кузен. Ты был на коленях. Зубы и ногти у тебя были вырваны, но без всякой крови. К твоему телу были прикреплены нити. Ты был словно марионеткой в чьих-то руках. Но я видел только одну и не знаю, кому она принадлежит. А потом я видел себя в клетке и свою смерть, - договорил Линтон. От волнений он даже забыл, что хотел обращаться к своему родственнику исключительно официально, мало ли что.
Вообще парень сам не знал, зачем тут понадобилась Адрия. Вернее, почему родич еще и её заставил выслушивать его видения. Ведь Линтон мог бы просто побыстрее рассказать то, что увидел, что-то решить и быстренько смотаться, оставив этих двоих наедине потом. Ну да ладно, все же так, наверное, даже лучше. Не так страшно было рассказывать обо всём этом.
- И все эти три картины сопровождались одной и той же мелодией. Как будто я сериал посмотрел из трех серий, коротких серий. И я понимаю, что в это трудно поверить и я понимаю, что мой дар провидения не такой, как у более опытных пророков, но те видения были очень четкими и более понятными, чем я видел ранее, - сказал Кето, надеясь, что Прокуратор хотя бы прислушается к нему. Наверняка кто-то хочет сделать из него куклу, в переносном смысле, конечно, но Сила знает, может и в прямом смысле даже.
- А еще Вэкса нет на рабочем месте. Он куда-то улетел. Притом Дариус вроде как никуда не улетал в тот день, - добавил пророк. Вот как раз эти слова и должны были стать решающими доказательства своей правоты. Ведь почему так вышло, что Вэкс значит уехал, а Дариус нет? Если правда последний никуда не уезжал.
К тому же, тут всё вяжется с разговором Вэкса и Треймена в его видении. По сути так-то у видений не бывает точной даты, но ведь почему-то ему пришло именно это видение, разве нет? Значит так решила Темная Сторона.
А еще стоило у кузена еще кое-что спросить. Не связано с видением, но для своего дела может поможет. Можно было бы еще про доступ к архивам академии выпросить и конкретно к вполне хорошим техникам Темной Стороны, но эту просьбу на всякий случай парень решил оставить напоследок, если Озай будет в хорошем расположении духа.
- У меня еще один вопрос, раз я тут так удачно пришел, но из-за одного которого я не стал бы беспокоить вас, господин Прокуратор. Хотел спросить: а есть преступные главы Бастиона, которые опасны? Ну, с которыми лучше не связываться. Хочу просто знать, на кого точно не стоит нарываться. Для общего образования. Сейчас ведь времена достаточно неспокойные, - невинным голосом спросил пророк у своего старшего родственника, широко улыбаясь.
А я ведь наверняка еще тебе хлопот добавил. Надо было изначально к тебе обращаться. Вэкс может и не кинет меня, но вдруг его машина прослушивалась? А я тут наговорил ведь. Но и ведь он инквизитор и адепт Темной Стороны, а для нас предательство не что-то новое. И если вдруг третье лицо есть, оно может нагадить через меня кузену. Наше родство и против так-то сыграть может. - Подумал со стыдом Линтон.
Он ведь не сразу вспомнил о том, что родство с Прокуратором не только может помочь открыть некоторые двери, но может стать и оружием против этого самого Прокуратора.
Достаточно натворить что-нибудь эдакое.

Отредактировано Linton Keto (05.11.18 20:11)

+1

6

Сам Озай садиться не стал. Он остановился  возле кресла, опираясь бедром на его спинку, скрещивая руки на груди. Мерцающие янтарным сиянием глаза пристально смотрели на кузена, пытаясь в перепуганном выражении лица того отыскать причину, по которой юношу принесло в его кабинет сегодня. Линтон часто переоценивал важность своих видений, да и с обычными снами их путал, бывало, но каждый раз трясся как в первый – и все же лучше было потерпеть и выслушать, чем потом кусать локти. Конечно, ситх был недоволен.  Он редко имел возможность без отрыва от важных дел провести время с Инарой для того, чтобы вдумчиво все обсудить, и сейчас это время утекало из пальцев прочь, потому что Линтон… Линтон был грешен в одном уж точно – страсть как любил попиздеть.  Из его рта, стоило тому открыться, водопадом сразу лилось столько слов, смутных, сумбурных, хаотично связанных, что Озай порой чувствовал себя там тонущим, под этой какофонией звуков.  Почему кузен никак не мог навостриться говорить медленно, вдумчиво и по существу вопроса, выстраивая диалог так, чтоб не вываливать на собеседника разом все свои мысли, ондеронец в толк взять не мог – сам он был не очень красноречив и вообще болтать не любил. Ему по душе было молчаливое созерцание.
- У меня голова скоро заболит, - довольно таки резко осадил он кузена, устав предполагать, сколько еще хаоса в этой черепушке. Начал за видения, скатился к преступным элементам, и так всегда, будто боится не успеть жить, все торопится. Торопится. Надо все, сразу, немедля. И сделать. И изучить. И сказать. – Я тебя сколько раз просил излагать вопросы свои медленно и разбив по темам? Одну тему решил – ко второй перешел. – Раздражение от прерванного диалога с женщиной начало выливаться и в интонации, хотя – пожалуй – было что то еще. Оно явилось с приходом Линтона, как давящая к полу  темная пелена, окутывающая сам воздух вокруг мужчины, мешая ему думать, двигаться, дышать.  Дурное предчувствие. И его принес кузен. Оттого то янтарные глаза вновь начали менять цвет, и вдоль радужки запылал обручем кроваво-красный овал, плавно сливающийся с медово-желтым цветом глаз, но слишком контрастирующий с белком. Казалось будто на том полопались все капилляры. – Свалил все в кучу, как обычно!
Нога, закованная в блестящую кожу офицерского сапога, нервно притопнула каблуком о пол, породив гулкий звук – который эхом покатился по всему кабинету, угасая.
- Ты хоть что поняла? – взгляд на Адрию переводить было незачем, она и так не перепутала бы обращения.  На самом деле, все было не так плохо, он в принципе разобрал весь этот сумбур, но не дождаться советов и мыслей от ученицы, если та все прослушала. – Линтон, Вэкс является прямым подчиненным Тремейна, вполне естественно, что они разговаривают о чем то, – сухо заметил он кузену, проведя с усталостью в выражении лица пальцами по голове, приглаживая волосы.  Если теперь меня начнут отвлекать по поводам того, что глава СК говорит с своим замом или зам с Верховным, я сдохну. Если весь Бастион ломанется ко мне рассказывать сны о том, как их тетя поговорила с дядей, это будет полный пиздец.  Линтон, твою ж мать, и это причина, которая тебя сюда принесла?  - Не находишь, а? Такое бывает, начальники иногда разговаривают с подчиненными. О качестве работы там спрашивают… об успешности выполнения задания, - глаза отчетливо сверкнули, а голос интонационно выделили последнюю часть. Доложи лучше, ты то хорошо мое задание выполняешь? Мне не нужно мифическое будущее, я хочу узнать суровое настоящее. То факт, что кто то видел его обессиленным и в роли куклы, Озая обозлил, но не слишком затронул. Его все время кто то теперь пытается подмять под себя и взять манипулирование. Хотя бы факт того, что его вынуждают предъявить собранию моффов  Ритхилта, который – по недавним заявлениям, к сожалению нужным, жив и здоров. Еще один кандидат на эту функцию ничего не изменит.

+1

7

От свалившейся на его голову власти Озай становился злее и раздражительнее, и уж она-то это отлично подмечала, недовольно щуря свои зеленые глаза, когда останавливала взгляд на чем-то в стороне, задумчиво постукивая ноготками по подлокотнику или сиденью.  Чем больше Адрия наблюдала за этой семейкой ситхов, тем отчетливее поняла, что, хотя все темные рвутся к власти, не все они для нее созданы; часто их собственная натура подводит на этом пути. Вот взять Сагана: силен, свиреп, хитер, бесстрашен, но все это, когда дело касается лобовой атаки, для него нет значения, один противник или тысяча, и каждая капля боли только усиливает его ярость и мощь. И ведь  ни на секунду не мелькнет страх или сомнение в медово-желтых глазах, но, едва дело касалось подковерной игры, интриг, манипулирования толпами злобных чиновников, как ситх начинал терять самообладание, нетерпение отражалось в трепетании раздутых ноздрей, в пощелкивании костяшками пальцев, в порывистых движениях, будто у хищного зверя, запертого в клетку; на этом пути высшей власти этого мужчину из рода Кето необходимо было постоянно одергивать назад, как собаку в строгом ошейнике, чуть зазеваешься, и хана всему, Озай сорвался с контроля, а там уж понесла святая по всем ухабам голой задницей. Дай ему волю, он перережет все собрание моффов, едва те вякнут хоть слово по тому поводу, отчего же не явился гранд-визирь, если уж жив и здоров.  Ритхилт был другим; тот упивался властью, интригами, манипуляциями, играл нитями судьбы, как опытный шулер картами меж подвижными пальцами, и в глубине души Адрия до сих пор со скепсисом относилась к тому, что на Орд-Мантелле её возлюбленный так фатально просчитался, какой-то ехидный голосок, как шепот самой Темной Стороны, подначивал, а не является ли это тоже частью очередного плана, многоходовочки, которые так обожал гранд-визирь.  Она была даже еще месяц назад поверить в это, но теперь, покусывая изнутри губу, пока Линтон говорил, начинала сомневаться; по ее мнению, если это игра, то Виджил затягивает. Основной принцип игры в пазаак – не только уметь блефовать и считать, риск, хоть и благородное дело, но и не в нем дело. Главное – уметь вовремя выйти, остановиться.  Алдераанец считал себя сильным и слишком умным, но она то знала по своему жизненному опыту, что, в конце концов, именно эта категория, быстро взбираясь наверх, всегда падала внезапно; Озай выходил из-под её контроля, медленно, но верно, власть и Тьма, постоянное моральное напряжение расшатывали нервы ситха, и все это в период, когда и так много тех, кто готов костьми лечь, чтобы поставить Империю обратно на колени.
А вот Линтон – мальчишка пока был темной лошадкой. Его преданность Озаю казалась такой очевидной, что у нее, привыкшей к постоянному предательству вокруг, вызывала подозрения; но даже если так, инициативность плюс молодость плюс привязанность частенько способны создать проблемы, нежели их решить. Благими намерениями, как говорится, дорого в Бездну выложена.
- А скажи мне, Линтон, - голос женщины звучал мягко, обволакивающе и очень дружелюбно, как говорила бы любящая матушка со своим дитем. – Почему ты счел нужным рассказать нам об этом сейчас? Озай прав, переговоры между наставником и подчиненным не редкость, даже среди темных, чтобы так беспокоиться. Или, - Адрия, склонив голову и загадочно скользя туманным взглядом по младшему Кето, широко улыбнулась, - у тебя есть более весомые поводы подозревать Вэкса в предательстве, чем видения? Подумай, мой милый, может, ты что-то упустил из виду, что осталось в твоем подсознании? Что-то слышал или видел, что спровоцировало твой рассудок подозревать комиссара Вейгона в чем-то, что может нести угрозу Империи или Прокуратору лично? – предостерегающий взгляд, мимолетно брошенный на лицо Озая, призывал оного успокоиться немного и не давить, как тот любил, чтобы юноша не сбился с мысли. Она уже привыкла к тому, что молодые темные в Академии – создания, по своему, очень ранимые, их легко вывести из равновесия, а любой страх у них переходит в агрессию, что, в принципе, неплохо, только вот и толку от этого мало, потому что подсознание блокируется напрочь. - И с какой целью тебя интересует криминалитет внутри Империи? Это ведь не твоя юрисдикция.

+1

8

Озай был зол, это плохо. Линтон понимал, что слишком быстро говорит и слишком часто скачет из одной темы на другую, словно блоха, но ничего поделать не мог. Видение не было пустяковым, не было каким-то размытым, оно было четким, пусть и имел переносный смысл, но все же видение было и это игнорировать нельзя. В Секте его этому учили.
- Прости, просто понадеялся сэкономить время, - ответил Линтон, широко улыбаясь, смотря кузену прямо в глаза.
Ох уж этот взгляд!
Ох уж эти глаза!
Линтону казалось, будто сейчас Озай призовет темные силы и долбанет его. Интересно, он сможет черпать силу из той боли, которую ему может причинить кузен? Не откажет ли разум ему? Ведь не всякую боль можно стерпеть и не всегда получится быстро собраться с мыслями.
Цвет глаз изменился и молодой Кето словно завороженный следил за этими изменениями.
- А почему не Дариус? Он же главный и он должен докладывать обо всём, что должно докладываться Тремейну, или я ошибаюсь? Это разве не обход прямого начальства? Или я ошибаюсь? - Принялся засыпать вопросами своего родича Линтон. Вообще паренек и сам не знал, нормальная ли это практика идти в обход прямого начальства. А может Тремейн сам его пожелал вызвать? Что-то тоже не сходится, но наверняка инквизиторы друг друга знают, тем более не все из них на Бастионе, что тоже важно учитывать.
К тому же сам Озай попросил говорить помедленнее, вот тебе и помедленнее.
И не помешало бы подготовить Прокуратора к тому, что он задумал, а то вываливать всё вот так сразу наверняка чревато неприятными последствиями.
Правда эти неприятные последствия меня итак ожидают. Учитывая, что я по сути делаю то, с чем он там борется официально как Прокуратор. - Подумал пророк.
Дальше уже заговорила Адрия и Линтону пришлось невольно оторвать взгляд от кузена и посмотреть уже на женщину.
Правда надолго задержать на ней взгляд и сохранять самообладание в тоже время он не мог.
Как бы да, во время своего прихода он не особо на неё смотрел, просто поздоровался и всё внимание он уделял кузену, так как видение было пугающим, но пока женщина разговаривала, он был вынужден был уже смотреть на неё дольше секунды.
Правда потом поспешно отвернулся. Адрия далеко не страшная, так еще и свою фигуру подчеркнула как на зло комбинезоном, который там всё облегал.
Тут как бы в штанах тесно не стало и не сбиться бы с мысли.
Линтон даже занервничал еще больше.
- Нуу, просто интересуют. Хочется кому-нибудь из них оторвать голову и подарить кузену, перевязав её ленточкой, - с нервным смешком ответил Линтон, то смотря, то наоборот, отворачивая голову от женщины.
Господи, лучше бы помимо текстов Силы он ознакомился еще и с порно журналами, по крайней мере выработался бы иммунитет, наверное. Но лучше бы она надела на себя бесформенный мешок, оставив лишь лицо, не так отвлекает.
Так, ладно, надо взять себя в руки, итак вероятность получить люлей высокая.
- И угроза Прокуратору, точнее Озаю, - последнее он нарочно подчеркнул при этом. Кето было плевать на Империю. Плевать на этих моффов, шмофов, моржей, пусть они все сгорят в синем пламени. Плевать на адмиралов различных, плевать ему вообще на Бастион. Он был верен лишь кузену.
Вообще Линтону даже приходила в голову такая мысль, что Бастион лишь игрушка Ритхилта и Озая. Если не вся Империя, то приличная её часть. Они темные пророки и притом далеко не простые. Если Озай силен физически и не особо умеет в провидение, то сводный брат Озая еще какой пророк. Ведь если увидеть максимально точную картину нужного будущего и как именно воплотить её в реальность, то можно захватить хоть всю галактику. Только вот умение видеть будущее далеко не идеальное, иначе Ритихлит бы не впал в кому (порой что-то даже шепчет Линтону о том, что хорошо бы гранд-моффу откинуть копыта поскорее) и на кузена не свалилось бы столько много за раз.
- Я короче к чему, - начал говорить аристократ, прокашлявшись., - Я думал оторвать кому-то из них голову и заодно забрать себе всё, что им принадлежало из их криминальной империи, или что там у них. Деньги, оружие, подчиненных и главное шпионскую сеть. В основном шпионскую сеть, ибо лучше узнать о чем-то заранее и предупредить, - начал говорить Линтон.
- А что касаемо Вэкса, то да, не только видение. Я попытался выставить его вперед в этом крестовом походе по отжиму криминального имущества для себя. Не за бесплатно. И я не знаю, вышло ли или нет, ибо потом после он поехал к Тремейну и в моем видении их беседа не сулило мне и Прокуратору ничего хорошего, - проговорил он достаточно медленно. С каждым словом Линтон всё сильнее вжимался в кресло. Он понимал, что натворил какую-то дичь. Слова приходилось уже подбирать осторожно и буквально на ходу. Ну не мог же он сказать что-то в духе "Озай, я короче проебался и попытался купить инквизитора, но я походу где-то накосячил и мое видение подсказывает, что нам можно обмазываться вазелином".
- Но я знаю что можно сделать в случае чего! Должно сработать! - Уже громче и быстрее произнес Кето на тот случай, если вдруг кузен сохранит способность здраво слушать даже после услышанного пару секунд назад. Пожалуйста, только не взбесись. Надеюсь хоть моя идея сработает. Придумал правда не неделю назад, но все же. Ведь он же согласился на деньги. Согласие есть и весьма четкое. Нас могли и прослушивать. Надеюсь, что нет, доказать если что мои намерения без улик будет сложно. - Подумал паренек из рода Кето.

Отредактировано Linton Keto (Вчера 23:57)

0


Вы здесь » STAR WARS. Падение » galactic games » Обмануть и выжить [Бастион]