У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

STAR WARS. Падение

Объявление


Давным-давно в Далекой-далекой Галактике...

20 год Явинской Битвы.
Империя и Республика
Тьма и Свет

Добро пожаловать в по-настоящему суровый мир Звездных Войн.
В нашей Галактике мы уважаем старый канон Расширенной Вселенной, однако, следуем по нему авторским сюжетом. Вы можете присоединиться к одной из солирующих на галактической арене партий, или основать свою собственную, но помните, что у нас будущее зависит только от нас самих, а любая ошибка может стать последней.


17.07.2019 - Обновлены списки эпизодов и добавлены новые акции. 08.07.2019 - В Holonet добавлены статьи по самым известным организациям ДДГ, так же пополнен раздел "Государств", где нас знакомят с Хейпсом и Хаттским Пространством.
25.05.2019 - Обновлен дизайн, изменено расположение некоторых разделов для удобства, а так же выставлены все очки Силы и навыков за закрытые эпизоды.
19.02.2019 - Техники Силы, наконец, перенесены в соответствующий раздел, в ближайшее время вам будут выставлены положенные баллы, можете выбирать свои навыки :) Список практически полный, на рассмотрении находятся еще несколько техник, в случае их добавления, мы вас оповестим.
21.01.2019 - Итак, дорогие мои, мы отгуляли все праздники и каникулы, пора потихоньку возвращаться в строй и раздавать поднакопившиеся за время безделия долги.
10.12.2018 - Нам исполнился ровно год, с праздником, дорогие форумчане!
В виду массовой загруженности, до середины января у нас объявляются мини-каникулы, амс никому не будет напоминать про посты и, вообще, особенно "отсвечивать" в Силе, подготавливая и расставляя по местам все обновления.
Galaxy
Tirant
GM



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » STAR WARS. Падение » holonews » Неверный расклад [Бастион]


Неверный расклад [Бастион]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

"НЕВЕРНЫЙ РАСКЛАД или ПРАКТИКА ИНТРИГ "
http://i.yapx.ru/B5XU4.gif  http://i.yapx.ru/B5XU1.gif
//Antinnis & Ozay//

Дата:
//20.02.20 ПБЯ//
Место:
//Бастион, Цитадель//



После беседы с учениками, посещения Следственного Комитета, дождавшись назначенного срока, Верховный Инквизитор впервые переступает порог величественной Белой Цитадели Бастиона, все еще окруженной аурой Тьмы, чтобы, наконец, иметь беседу с Прокуратором Империи, осуществляющим пока, фактически, функции правителя.

0

2

На белом кресле с высокой спинкой, окруженный такими же белесыми панорамами, сидел человек. Он был сплошным контрастом светлому фону в своем тяжелом длинном мундире из чёрной кожи с множеством заклёпок и ремней. Руки в черных перчатках лежали по подлокотникам, ноги в узких брюках из плотной темной материи, заправленных в высокие офицерские сапоги, перекрещены в лодыжках и отведены назад  под кресло. Несколько бессонных ночей превратили его в еще большее подобие брата. Теперь глазницы казались запавшими в череп, от темных кругов вокруг глаз. Почти залитые кровью лопнувших капилляров белки и подыхающие янтарным пламенем радужки. Узкая точка зрачка почти теряется в этом свечении, делая вид вполне демоническим. Для обывателя. Для ожидаемого же гостя – ситским и ничего удивительного. Бледные губы выделялись розовато-синей полосой горизонтального очерка, плотно сжатые, а щеки впали и осунулись. От этого лицо казалось еще острее, а подбородок и лоб – массивнее. Золотисто-русые волосы были гладко зачесаны назад, но все равно топорщились щеткой над головой до затылка и этим раздражали Прокуратора. Но более длинная стрижка мешала в бою, более короткая походила на щетину хряка и оба варианта его не привлекали.
Полированный до блеск стол был пуст. Только одинокое комфортное кресло напротив. Они почти равны – да не равны. Тремейн должен об этом помнить, иначе проблем не избежать. Их уже не избежать. Но разводить лишних это не повод. Верховный Инквизитор – жук опасный. А в свете грядущего собрания – еще и проворный. И от этих мыслей переносица и щека горели раскаленным прутом, прижатым к коже и сжигающим уже мясо до кости. Так было всякий раз, когда дело требовало тонкой игры интригана и политика, а сваливалось на плечи воина и разведчика. Он и так отдавал себе отчет, что без всех советов ученицы уже наломал бы дров, ее хитрость помогала обходить кое какие острые углы. Чего только стоит этот план к собранию моффов с их воплями в преддверии паники! Но вместе с тем Озай осознавал и то, что она такой же соглядатай, который уверенно толкает его не в сторону, где лучше ему. Нет. В сторону – куда хотел бы Ритхилт. И это подводило все острее к мысли разом избавиться от всех оков. Убрать Адрию. Добить брата. Сесть во главе Империи. Своей Империи.
Император Кето.
И собственная натура в унисон с голосами Тьмы нашептывала и нашептывала. Подталкивала к этому решению, и частенько уже сопротивление оказывал лишь тот самый мальчишка, который отказывался снова оказаться совершенно одним в этом мире. Озай и сам поражался тому, насколько сильна в нем была эта обычно притихшая сторона души, что смело восставала против таких сладких амбиций. И хотя бунт на кооабле подавлялся, этой стычки хватало чтобы остыть и заставить свой разум оценивать решения, оттолкнув прочь этого ненадежного советчика, желающего то не власти Озаю, а власти над. В сущности Темной Стороне ведь плевать, чего он достигнет. Она обещает сладкий куш лишь чтобы заполучить еще одну душу.
Пошла в Бездну.
Он думал было позвать сюда Инару, но пересмотрел решение. В голове свежи были воспоминания, что якобы Тремейн с ней был знаком. Зачем лишний раз искушать такую особу? Виджил – хитрый, жестокий, расчетливый интриган и манипулятор, он гарантировал ей все то, что она имела и за что цеплялась. Позиции же Озая Кето не настолько стойкие теперь – и как знать, какой ценой встанет верность, предложи Верховный ей по старой связи более заманчивую ставку. Золотисто-янтарные глаза загорелись пуще прежнего из под опущенных на треть ресниц, а пальцы скрипнули нажатием по обшивке подлокотника. Страх. Он неизменный спутник любого темного. Каким словом не назови, правда одна – мы боимся предательства. Интересно, Виджил… ты тоже боишься его? Моего? Или Адрии? Чьего же ты боишься больше, так чтобы аж дух захватывало и в горле пересыхало? Хотел бы я знать. Но ты и не скажешь – мы всего лишь братья, а не друзья.
- Впустить. – отчеканил он в селектор, активиров кнопку, когда камеры наблюдения показали в приемной посетителя. Но они были лишними – приближающуюся мощь Темной стороны он почувствовал еще раньше.

+1

3

Белая башня, взлетающая пиком под самые небеса посреди нарочно пустующей площади, казалась перстом, указующим в тьму небосвода, туда, где роились в хаосе тяжелые тучи, видимо,  по известной причине находящиеся в непосредственной близости от шпиля постоянно. Ы её строгих формах и прямых линиях безошибочно угадывался многим знакомый алдераанский стиль, разумеется, тот, что был на одноименной планете; тот, что творили выжившие в новом мирке, не дотягивал до старой классики, избранной некогда известным народом для домов своей родины.  В такой дали от прежней точки расположения Алдераана, почти в глуши на задворках Галактики, Тремейн, вышагивая в своих полированных до зеркального лоска сапогах по белому полу, в котором мог рассмотреть свое отражение, удивился бы этому архитектурному решению, если не владел той информацией, что бывший советник Императора Арманта и ныне гранд-визирь принадлежал к крови этих вечных бунтарей и демократов.  Смешно ли, что люди, сохранившие королевскую власть и влияние аристократии, критиковали всех и вся за деспотичность режимов, но Антиннис просто знал, что это было в их природе, считать себя во всем лучшими  и единственно верно владеющими правдой и истиной.
Мягкая подошва почти без звука отрывалась от пола и равно так же ступала на него вновь в каждом широком уверенном шаге, и только длинный и широкий, подбитый темно-фиолетовым атласом, плащ, как гигантские крылья, покачивался за спиной, спадая с широких худощавых плеч.  Мундир, застегнутый под самое горло, с таким же фиолетовым кантом шнуром, тонул в ярком свете настенных ламп, растрачивая попусту насыщенность своего цвета, но тому, кто был настолько глухо закован в форму, вплоть до перчаток, не важно, насколько сумеет случайный взгляд персонала башни оценить изысканность этого кроя и сложность получения мастерами именно такого тона.  Тремейн всегда был склонен к критичной оценке своего внешнего вида, находя небрежность и безвкусицу отражением дурного нрава, знающий себе цену человек всегда должен любить соответствовать этой цене, как товар на полке, не только внутренне, но и внешне, и не находил свое пристрастие к хорошей подборке вещей в своем гардеробе абсурдной. Если виброклинок хорош в бою, не значит, что его стоит держать в темном углу, в пыли и ржавчине, а полированный до блеска, украшенный драгоценными камнями по рукояти, разве станет от того менее смертоносным?
Он терпеливо дождался, почти по стойке смирно в холле перед кабинетом, пока массивные двери разойдутся, дозволяя войти внутрь, и не испытывал в этом никакого раздражения, поскольку и сам нередко заставлял посетителей ожидать милости перед дверьми, покуда не закончит со всем важным и не сочтет, что готов. Годы в строгой дисциплине служения Императору выбили из мужчины все ненужное раздражение и эмоции, которые лишь мешали. Антиннис спокойно шагнул вперед, окунаясь в пространство скромно, но все в том же алдераанском аскетическом духе, обставленного кабинета. Прокуратор смотрелся здесь безупречно, но многое подсказывало, что он такой же гость тут, и это его сковывает. Если знать, куда смотреть, можно безошибочно выучиться подмечать любое скрываемое состояние духа того темного адепта, оценить которого пришла необходимость, и Тремейна слишком хорошо выдрессировали в свое время, чтобы он позабыл навык.
- Господин Прокуратор, - инквизитор не стал кланяться, приветствуя ситха лишь скупым и тщательно выверенным наклоном головы. Озай Кето был такой же темной лошадкой, как и его брат, возможно, даже несколько более затемненной.  О его деяниях или провалах оказалось почти невозможно накопать хоть сколько достоверные сведения, и Тремейн, готовясь к этой встречи, признавал предстоящую игру на грани риска хождения вслепую по полю, окутанному не меньшей, чем его, тьмой.  – Признателен, что в своем плотном графике вы смогли уделить мне время для этой встречи, - вежливость тоже была привычкой дрессуры, нежели истинным желанием. Они оба, глядя из глаз в глаза, не питали обоюдо нежных чувств и не желали, что вероятно, обмена пафосными речами с восхвалениями собеседника, но Антиннис пришел сюда не для того, чтобы напомнить ондеронцу о том, как высоко сидит сам, этот ход при всей соблазнительности обрезал бы все перспективы ненавязчиво получить нужные сведения, когда ситх взъерошится от брошенного негласно вызова.  Вспыльчивая, горячая кровь его соотечественников была притчей уже многие века, а одной из прошлых встреч на Дксуне инквизитору хватило, чтобы утвердиться в правдивости этих легенд.  Разум, подверженный захвату гнева, проще обыграть рассудком холодным и сдержанным, но для такой рокировки требуется время, которого в распоряжении не будет, если Прокуратор вспылит.  Гонор подсказывал, что он не станет легкой добычей для ситха, и потому не было страха, но уроки Вейдера давно приучили мыслить чуть дальновиднее, поверх мелких амбиций.

+1

4

- Верховный Инквизитор Тремейн, - Озай ответил точно таким же кивком и ничего больше не было добавлено.  Бесстрастное, уже не молодое лицо с ярким янтарным блеском желтых глаз, изумительно копировало мимику и манеру Ритхилта С’анара, что подметил бы любой кто имел честь – или несчастье – лицезреть Виджила без маски. Но Озай не носил маски, когда был сам собой, и отличием от брата на бледной коже выделялся только старый шрам, идущий наискосок от переносицы к  челюсти у уха.  Когда Кето много времени проводил на воздухе, и его кожа на солнце загорала до привычного смуглого цвета, шрам был почти незаметен. Но на изможденной, с проступающей сеткой капилляров плоти он расцветал, как весеннее деревце. Память о том, что надо быть осторожным. Надо быть лучшим. Ситхи многие свои отметины поражений носили на себе, как напоминание – каждодневное – о том, что следует впредь учитывать. Тремейн не был исключением, даже новые протез и аккуратная работа лицевого врача-дроида не скрывали от опытного глаза полностью ту память, что носил он сам.   – Я не менее признателен, что в своих обязанностях вы смогли выделить время, дабы нанести визит в Империю и мне в частности.  – Всю эту светскую чушь он хорошо знал, достаточно заменял в свое время гранд-визиря, играя его партию дублером.  Черная перчатка, обтягивающая правую руку, сделала легкий жест в сторону кресла. – Прошу, присаживайтесь.
[indent] Теперь, когда его голова была полна подозрений на счет инквизитора, держать себя в руках было труднее. Интересно, если я пообещаю Вейгону титул Верховного, он охотно восстанет против наставника?  Это минус и плюс любой игры, не так ли, брат? Плати больше, и тебя не предадут. Я предпочел бы теперь просто перебить их всех, аннулировав наши договоренности и с ним, и с Мортом, стереть с лица Галактики как малые крохи со стола после обеда. Зачем вытанцовывать и лавировать, если я – могу! – могу раз и навсегда убрать всех, кто смеет верить, что может помешать мне?
[indent] Положение невозмутимости изменилось. Прокуратор нахмурился  и сильно, на короткое мгновение прикрыл веки. Тьма обожала искушать властью и могуществом как самым простым способом манипулировать ситхами, и постоянно толкала под руку.  Её советы могли казаться разумными, но Озай в них не верил – иначе бы Ритхилт именно так и сделал. Его брат был образцом расчетливости и здравого – насколько это возможно – смысла. И даже отчаянно желая власти и силы, Кето не хотел рискнуть, не будучи уверенным в выигрыше. Не с Тремейном этим заниматься – не тот он, с кем можно так рисковать по принципу пан или пропал.
[indent] Озай смотрел  сквозь Силу на своего собеседника и видел только плотную, почти без изъяна, завесу вокруг того, черную как татуинская ночь. Открыл глаза и увидел мудрый, проницательный взгляд мужчины, прожившего долгую и постоянно наполненную опасностью жизнь. Верховными не становятся за красивые глаза, власть не свергается нежной улыбкой красивых губ. И можно лишь пожалеть, смотря в непроницаемые темные глаза инквизитора, что они на одной стороне лишь символически. Будь Тремейн действительно предан ему, такой ум и такой опыт стали бы достойной опорой даже при отсуствии Виджила достаточной, чтобы рисковать на политической арене. Но история Линтона – на которого Кето все еще яростно злился, несмотря на все уговоры Адрии – заставляла теперь думать, что Верховный не просто выпить по чашечке кафа зашел, как добрый сосед.  Напряжение разливалось жаром по телу, ожидать Озай не любил.
- Полагаю, вы все же сделали это не для того, чтобы убедиться в моем здравии. Желаете промочить горло каким-нибудь напитком, Тремейн?  - манера разговора начала менять на более легкую и непосредственную. Озай оттолкнулся от подлокотников кресла руками и встал, чтобы подойти к отсеку в стене, по нажатию сенсора панель ушла в сторону и открыла весьма разнообразный по наполнению бар. Ритхилт обычно пил чай или травяные настои, но Инара любила прибухнуть и под её вкусы тут чего только не было, потому и Кето не стеснялся залезть в закрома.

0


Вы здесь » STAR WARS. Падение » holonews » Неверный расклад [Бастион]